Борьба с “Северным потоком–2” завела Европу в ценовой тупик

Борьба с “Северным потоком–2” завела Европу в ценовой тупик

Страны Европы, препятствуя строительству “Северного потока–2”, добились лишь дефицита газа и высоких на него цен, тем самым подставив под удар свою экономику.

Утром 10 сентября в ПАО “Газпром” сообщили о полном завершении строительства газопровода “Северный поток–2”. С технической точки зрения для начала эксплуатации нитки “А” остается 2–3 месяца, в течение которых будут проведены все работы по ее сертификации, после чего начнется заполнение ее техническим газом для проверки на герметичность всех сварных швов. Если на этом этапе никаких недочетов выявлено не будет, то до конца текущего года обе линии СП-2 можно будет использовать по назначению – для прокачки российского газа европейским потребителям. По оценке специалистов “Газпрома”, до конца 2021 года по СП-2 технически можно успеть прокачать 5,6 млрд кубометров “голубого топлива”.

Рост цен на европейском газовом рынке – причины объективные…

Однако как европейские, так и российские СМИ обсуждают отнюдь не технические подробности того, что происходит с газовой магистралью. В центре внимания – ценовое ралли на европейском газовом рынке, проигранный Nord Stream 2 AG (компания-оператор СП-2) иск к Федеральному сетевому агентству Германии и оценка перспектив, ожидающих Европу в наступающем отопительном сезоне. Напомним, что в 2020 году отопление в Европе началось 12 октября, но новая точная дата будет зависеть, как и всегда, от погодных условий.

На нынешний момент объем газа в подземных хранилищах Европы почти на 20% отстает от среднегодовых нормативов, и уже очевидно, что ликвидировать такую недостачу возможности нет. Конечно, компаний, поставляющих газ на европейский рынок из-за пределов ЕС, не мало, однако ситуация сложилась таким образом, что никто из них либо не способен нарастить объемы экспорта, либо не делает этого из-за экономических соображений. Норвежский Equinor уже не первый год находится на “плато” объемов добычи: снижение объемов газа, добываемых на старых месторождениях, не перекрывается вновь открытыми. Несмотря на серьезные усилия норвежской геологоразведки, новых крупных месторождений в Северном море не удается обнаружить с 2014 года. Единственным перспективным районом остался свод Федынского.

Однако этот район находится на границе с российскими территориальными водами, а межгосударственные соглашения между двумя странами в таких случаях предусматривают возможность только совместной работы. Односторонние дискриминационные меры против России, применяемые как США, так и Евросоюзом, к которым присоединилась и Норвегия, привели к тому, что даже при таких благоприятных для Equinor ценах, которые мы видим на европейском спотовом рынке, эта компания оказалась неспособна воспользоваться этим выгодным моментом.

Не увеличивает поставки трубопроводного газа и алжирская компания Sonatrach, но у нее другие соображения – у компании имеются производственные мощности по сжижению газа, поставки которого в Юго-Восточную Азию более маржинальны. Постепенно выходящий на проектную мощность магистральный газопровод TAP-TANAP, по которому через территорию Турции в Южную Европу идет газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз, существенного влияния на уровень цен не оказывает. До конца года по этому маршруту Европа получит от 5 до 6 млрд кубометров газа, что составляет не более 1% годовой емкости ее рынка. Из-за аномально жаркого лета резко выросли спрос и уровень цен во всех странах Юго-Восточной Азии, куда газ поставляется, в основном, в виде СПГ – это стало причиной того, что СПГ, производимый в Катаре, в США и в Алжире, уходит именно в этот регион. По показателю год к году объем поставок СПГ на европейский газовый рынок снизился на 20 млрд кубометров – именно таким и является объем дефицита, и именно этот фактор и оказывает “бычье” влияние на уровень европейских спотовых цен.

… и субъективные

При этом европейские СМИ полны критики в адрес “Газпрома” – именно российский концерн в Европе пытаются обвинить в сложившейся ситуации, при которой уровень спотовых цен стал бить исторические рекорды в ежедневном ритме. Однако все эти эмоции не имеют никакого отношения к реальному положению дел: “Газпром” выполняет все свои контрактные обязательства перед европейскими компаниями, от которых никаких претензий не поступает. Да, эмоций полным-полно, но они имеют достаточно занимательный характер: европейская пресса умудряется в один и тот же день публиковать материалы о том, насколько вредна зависимость Евросоюза от российского газа, и о том, как не прав “Газпром”, отказываясь удовлетворять заявки о дополнительных поставках. Раздвоение сознания вызвано нежеланием признать вполне очевидные факты – Европа расплачивается с “Газпромом” за действия своего заокеанского старшего союзника и партнера.

Это ведь именно односторонние дискриминационные меры США в отношении проекта “Северный поток–2” в конце 2019 года привели к тому, что суда-трубоукладчики швейцарской компании Allseas ушли прочь из акватории Балтийского моря. Если бы работы шли в соответствии с графиком, предусмотренным в контракте с Nord Stream 2 AG, еще в 2020 году СП-2 уже был бы принят в эксплуатацию, и “Газпром” получил бы возможность планировать объемы добычи газа в соответствии с новыми транспортными возможностями.

В 2019 году, однако, никто в ЕС не возмущался тем, что действия государства, не имеющего никакого отношения к российско-европейским газовым проектам, сорвали сроки строительства СП-2. Напротив, все тогда были довольны тем, как ловко президент Дональд Трамп сорвал “коварные планы Владимира Путина” – пролистайте архивы, и вы обнаружите, как радостно был воспринят этот факт всеми борцами с пресловутой “газовой зависимостью от России”.

В первом квартале 2021 года в Юго-Восточной Азии уровень цен на СПГ стал устойчиво выше цен на европейском рынке, и теперь СПГ, производимый на территории США, отправляется либо в этот регион, либо на газовый рынок Латинской Америки (напомню, что американские СПГ-мощности географически сосредоточены на побережье южных штатов – крайне удобно с точки зрения логистики).

Если коротко: сорвав сроки строительства новой газовой магистрали из России в Европу, Штаты в этом году поставлять свой СПГ в Европу просто отказались. Ничего личного, только бизнес – в Юго-Восточной Азии больше платят.

Такая ситуация вполне устраивает “Газпром”: выполняя контрактные обязательства, российский концерн в 2021 году получит самую большую прибыль за все время своего существования. В настоящее время “Газпром”, как и положено, сосредоточен на выполнении главной для него задачи – идет закачка газа в ПХГ на территории России, чтобы страна была целиком и полностью готова к прохождению отопительного сезона. Эмоции всех недовольных тем, что “Газпром” не удовлетворяет дополнительные заявки, не бронирует транзитные мощности газотранспортной системы Украины и МГП “Ямал – Европа” – не более, чем эмоции, они не станут штрафными санкциями за невыполнение концерном его обязательств.

Больше того – “Газпром” в этом году решил, что настала пора выполнять настойчивые требования Еврокомиссии в обязательном порядке учитывать в долгосрочных контрактах цены спотового рынка. Их учли, результат известен: если в январе “Газпром” рассчитывал, что средняя цена по его долгосрочным контрактам в 2021 году составит 170 долларов за тысячу кубометров, то теперь этот прогноз скорректирован до 269,6 долларов за тот же объем. Обратите внимание – эта корректировка появилась в августе, то есть до наступления отопительного сезона, потому есть все основания полагать, что переоценка ценностей не была последней.

“Целевая модель газового рынка ЕС” и полученные результаты

Есть и еще один занимательный момент во всем том, что происходит сейчас на спотовом газовом рынке Европы. Именно на спотовом – поскольку на нем торговля газом практически ничем не отличается от биржевой торговли любым другим товаром. Именно такой результат и желала получить Еврокомиссия, когда вслед за Третьим энергопакетом с его Газовой директивой опубликовала еще и “Целевую модель газового рынка ЕС” – на единицу проданного физического объема газа должно приходиться не менее десяти сделок “бумажных”, чтобы на газовом рынке появились обычные дерривативы – фьючерсы, форварды и так далее.

Именно это необходимо для того, чтобы цены на природный газ окончательно и бесповоротно расстались с привязкой к ценам нефтяной корзины, чтобы газ стал классическим биржевым товаром. Это и происходит у нас на глазах, вот только “оторвавшись”, газовые цены пошли не вниз, как об этом мечтали евробюрократы, а вверх. Если пересчитать тепловой эквивалент в денежном выражении (“для получения единицы тепла требуется сжечь столько-то грамм нефти или столько-то кубометров газа, теперь высчитаем, сколько денег требуется на приобретение этих граммов и этих кубометров)”, то выясняется, что сейчас европейские потребители переплачивают за газ уже 50%.

“Газпром” как поставщика такое положение дел вполне устраивает, а вот выдержит ли экономика Европы и ее население такую ценовую нагрузку – покажет отопительный сезон 2021/2022 года.