Аналитический онлайн-журнал

«Оборонительная» стратегия от Министерства энергетики
, / 4016

«Оборонительная» стратегия от Министерства энергетики

Цели и основные направления развития энергетики России.
SHARE

Не так давно утвержденная правительством России «Энергетическая стратегия на период до 2035 года», в соответствии с классификацией, данной в Законе о стратегическом планировании, относится к отраслевым стратегиям уровня целеполагания. Если менее официально, то ЭС-2035 – это своеобразный «инструмент», без которого невозможна реализация стратегических планов федерального уровня, но этот «инструмент» и создан для того, чтобы обеспечить реализацию таких планов.

Условно говоря, перед Министерством энергетики стратегическими планами федерального уровня была выставлена задача: для стабильного, устойчивого развития России будут предприняты следующие действия, а вам, как профессионалам, нужно самим определить, каким образом вы будете обеспечивать возможность этих действий. Если более наглядно, то выглядит это приблизительно следующим образом:

«Вот здесь появится новая железнодорожная трасса федерального значения, эксплуатация которой требует электрификации, вот тут будет строиться новый морской порт вот с такими мощностями по перевалке генеральных и сыпучих грузов – рассчитайте сами, хватит ли в этом районе имеющихся электростанций и ЛЭП или нужно строить новые».

Вот только никто энергетиков «на ковер» не вызывает, чтобы детально расписывать такие задания – эксперты Министерства энергетики обязаны были сами изучить стратегические планы федерального значения, сами определить, как и чем энергетическая отрасль будет обеспечивать их реализацию, а заодно и «дать запросы» своим «смежникам»:

«Да, мы готовы строить электростанцию, но для доставки газа нам потребуются трубы от сталелитейных заводов, вот такой комплект оборудования от машиностроителей, вот такое количество квалифицированных специалистов для эксплуатации станции и вот столько жилья для них».

Обоснование ЭС-2035 – стратегические планы федерального значения уровня целеполагания

В «Общих положениях», с которых начинается текст ЭС-2035 совершенно четко указано, что она разработана для обеспечения реализации:

  • Указа президента России № 204 от 7 мая 2018 года «О национальных целях и задачах на период до 2024 года;
  • Стратегии национальной безопасности России (утверждена указом президента № 683 31 декабря 2015 года);
  • Стратегии научно-технологического развития (утверждена указом президента № 642 1 декабря 2016 года);
  • Стратегии пространственного развития на период до 2025 года (утверждена распоряжением правительства № 207-р 1 февраля 2019 года);
  • Доктрины энергетической безопасности (утверждена указом президента № 216 13 мая 2019 года).

Как и в любом другом документе, «Общие положения» хочется просмотреть, что называется, наискосок – ну, что тут может быть интересного – однако в данном случае глаз непроизвольно «цепляется» за особенность вот этого списка стратегических документов, которым подчинена ЭС-2035. Четыре документа утверждены указами президента, что, как мы уже выясняли, следует читать как «Документ разработан Советом Безопасности России и его экспертами, утвержден лично президентом, правительство обязано исполнять, не обсуждая».

А вот Стратегия пространственного развития утверждена правительством – следовательно, она разработана именно в правительстве, вероятнее всего – одним из министерств. Утверждение состоялось зимой 2019 года, то есть при предыдущем составе правительства под руководством Дмитрия Медведева. Текст постановления звучит, прямо скажем, несколько зловеще:

«Внесено на рассмотрение министерством экономического развития…»

Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru однажды уже подробно рассказывал, как выглядел один из стратегических прогнозов в исполнении ведомства под руководством Максима Орешкина – «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2036 года». Возможно, кто-то из вас, уважаемые читатели, припомнит эту статью, кто-то – найдет время, чтобы ознакомиться с ней, а кому-то, нельзя исключать, будет достаточно ее названия: «Прогноз долгосрочного застоя от Министерства экономического развития».

Наличие в списке «вышестоящих стратегий» ЭС-2035 документа, разработанного под руководством господина Орешкина, автоматически вызывает нехорошие предчувствия, подтвердить или развеять которые можно только одним способом – внимательнее присмотреться ко всему первому разделу ЭС-2035, озаглавленному «Цель, приоритеты и направления развития энергетики».

Приоритеты ЭС-2035 – указы президента или постановления правительства?

Авторы ЭС-2035 сами предлагают рассматривать планы развития на два этапа – до 2024 года и на период с 2025 по 2035. Иначе и быть не могло – указ президента №204 о стратегических целях и национальных проектах разработан именно до 2024 года, тем самым задав «двухсерийность» всем отраслевым и региональным стратегическим планам. При этом в качестве базового года принимается 2018 год – ЭС-2035 разрабатывали в 2019 году, на тот момент в распоряжении экспертов Минэнерго были статистические данные только предыдущего года. Вот до этого момента все вполне логично, но дальше, к сожалению, с логикой становится куда как сложнее, но удивления это не вызывает – любая попытка опираться на документы, разработанные МЭР, неизбежно приводит именно к этому результату. «Родимое пятно» найти не сложно – нужно просто знать, где искать.

В разделе «2.3. Сценарные условия развития энергетики» авторы ЭС-2035 от текста переходят к цифрам:

«113. В основу прогнозных оценок возможностей и рисков развития российской энергетики положены два сценария, условно именуемые «нижним» и «верхним», сформированных с учетом основных параметров долгосрочного прогноза социально-экономического развития».

Прочитали? «В основу прогнозных оценок … с учетом параметров прогноза». Это уже классика жанра: составить текст так, чтобы каждое слово в отдельности было понятно, а общий смысл предложений просто исчезал. Но в данном случае фокус не удается: в этом пункте авторы ЭС-2035 в качестве основы для ее разработки берут уже не требования, содержащиеся в майском 2018 года указе президента, не требования перечисленных в «Общих положениях» стратегических документов, а тот самый стратегический прогноз от МЭР. Это именно в прогнозе загадочными методами «вычислены» темпы развития экономики России до 2036 года, которые теперь уже Минэнерго уверенно втаскивает в ЭС-2035.

«В число ключевых предпосылок сценариев входят следующие допущения: а) рост ВВП Российской Федерации с 2019 по 2035 год в среднем на 2,3% ежегодно — в нижнем сценарии, и на 3% — в верхнем».

Кому-то может показаться, что эти проценты – мелочь, на которой не строит заострять внимание, но это далеко не так. Давайте аккуратно рассмотрим, что означают проценты. Вот цитата из указа президента №204 «О национальных целях», пункт 1з):

«Правительству Российской Федерации обеспечить достижение следующих национальных целей развития РФ на период до 2024 года: з) вхождение РФ в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности».

Пункт 9 Энергетической стратегии-2035:

«9. В качестве года для установления базового уровня показателей и параметров выбран 2018-й (далее – базовый год). В 2018 году по данным Всемирного банка (World Bank GDP grouth) рост мировой экономики составил 3,0%. Следовательно, указ президента требует от правительства обеспечить рост экономики России выше 3% в год, но Министерство энергетики в разработанной им ЭС-2035 это требование попросту не принимает во внимание, считая прогноз МЭР более значимым документом, чем указ президента. При этом правительство, которое утвердило ЭС-2035 именно вот в такой редакции, это вполне устраивает. Дальнейших комментариев с нашей стороны не последует – предлагаем делать выводы самостоятельно.

Оборона вместо наступления

Собственно говоря, уже само наличие в ЭС-2035 двух сценариев развития российской энергетики – доказательство того, что авторы ЭС-2035 уверенны в том, что сама Россия не сможет стать ведущим игроком, задающим тренды развития мировой энергетики. Будет успешно развиваться мировая экономика – будет и уверенный рост у энергетической отрасли России, а не получится выполнить «верхний» сценарий – энергетическая отрасль не сможет развиваться активнее, чем экономика России и мира. Слово «стратегия» используют не только при разработке программ развития, к нему с огромным уважением относятся профессиональные военные, которые аккуратно разделяют стратегию наступательную и стратегию оборонительную. Предлагаем еще одну цитату из ЭС-2035:

«12. Целью развития российской энергетики является, с одной стороны, максимальное содействие социально-экономическому развитию России, а с другой — укрепление и сохранение позиций в мировой энергетике, как минимум, на период до 2035 года».

Укрепление и сохранение, слово «расширение» отсутствует – раз уж «верхним» сценарием для министерства энергетики является тот же темп развития, что и у мировой энергетики, то речи о «наступлении» не идет, целью является «оборона». Окопы углубить, стены дзотов усилить, противотанковых заграждений пару линий добавить и – ждать наступления противника, изучая его позиции в бинокль. Это не поиск филологических тонкостей, речь ведь идет о целеполагании для российской энергетической отрасли на следующие 15 лет.

Укрепление и сохранение – это консервация сегодняшней специализации российских отраслей энергетики, то есть поставка энергетических ресурсов с максимально возможной диверсификацией потребителей, отдельные проекты предприятий энергетического машиностроения, ведущих сервисные проекты и проекты модернизации энергетических объектов, построенных в различных странах в советские времена и активность Росатома, который имеет возможность проявлять ее на мировых рынках без тщательного согласования с Министерством энергетики. Новые инициативы, если они и имеются в тексте ЭС-2035, не будут определяющими для развития российской энергетики. Не интересны Министерству энергетики и согласившемуся с его мнением правительству новые инициативы – появление комплексных предложений от Газпрома и Газпром Энергохолдинга (не только газ как ресурс, но и энергетические блоки, обеспечивающие выработку электрической и тепловой энергии), появление проектов угольных электростанций новых поколений, нет интереса к восстановлению отечественной школы проектирования и возведения ГЭС в России и за ее пределами. Сохранить и укрепить имеющиеся позиции российской энергетики в энергетике мировой как стратегическая цель – это «глухая» оборона при отказе от любых новых инициатив. Как видите, тревога и опасения по поводу того, что Минэнерго опирается на стратегии, разрабатываемые МЭР, к сожалению, оказались отнюдь не напрасными.

«Модернизационный рывок» от министерства энергетики

Без логической увязки с предыдущим пунктом, в ЭС-2035 имеется пункт 13:

«Для достижения поставленной цели в условиях прогнозируемых изменений мировой и российской экономики потребуется ускоренный переход (модернизационный рывок) к более эффективной, гибкой и устойчивой энергетике, способной адекватно ответить на вызовы и угрозы в своей сфере и преодолеть имеющиеся проблемы».

Наступления с нашей стороны не запланировано, но даже для уверенной обороны требуется модернизационный рывок, характеристики которого тут же и описаны. Первая из них:

«Характеристики указанного рывка включают: структурную диверсификацию, в рамках которой углеродная энергетика дополнится неуглеродной, централизованное энергоснабжение — децентрализованным, экспорт энергоресурсов — экспортом российских технологий, оборудования и услуг в сфере энергетики, расширится спектр применений электрической энергии, сжиженного природного газа и газомоторного топлива».

Текст, напомним, написан экспертами Министерства энергетики Российской Федерации – страны, в энергетическом балансе которой около 20% общей выработки энергии приходится на ГЭС и столько же – на АЭС. Правительство не предлагает изменить этот баланс: нам, оказывается, предстоит нашу углеродную энергетику дополнять неуглеродной – похоже, о наличии в России неуглеродной энергетики в правительстве неизвестно. В год столетия плана ГОЭЛРО мы просто вынуждены напомнить, каким именно образом ЕЭС СССР обеспечила самое северное государство мира самой дешевой в мире электроэнергией – за счет использования восьми часовых поясов и централизации управления производством и распределением электроэнергии. ЭС-2035 не расшифровывает, в каких именно направлениях будет развиваться нецентрализованное энергоснабжение, что не может не вызывать удивления и очевидных вопросов. Идет ли речь о развитии энергоснабжения, допустим, труднодоступных районов Арктической зоны и Дальнего Востока, или о том, что за счет децентрализации будет обеспечиваться энергоснабжение новых автомобильных, железнодорожных и трубопроводных магистралей? Или о том и другом одновременно? С равным успехом можно считать, что ЭС-2035 предусматривает полный демонтаж ЕЭС России или что модернизационный рывок предусматривает отказ от централизованного теплоснабжения – никакой расшифровки использованного термина «децентрализованное энергоснабжение» в тексте документа, повторяем, нет.

Перечень характеристик модернизационного рывка на этом не заканчивается, следующая:

«Характеристики указанного рывка включают: цифровую трансформацию и интеллектуализацию отраслей ТЭК, в результате которой новое качество приобретут все процессы в сфере энергетики, новые права и возможности получат потребители продукции и услуг отраслей ТЭК».

Не очень понятно, будет ли, к примеру, цифрово трансформирована Чаунская ТЭЦ, работающая в Певеке с 1944 года? Помогут ли интеллектуальные датчики потребителям тепла Тамбовской ТЭЦ, которая предоставляет свои услуги с 1954 года? Достаточно ли интеллектуален турбогенератор №1 производства шведской «Юнгстрем», который с 1942 года дает электроэнергию Воркуте в составе Воркутинской ТЭЦ №1, или он уже окончательно и бесповоротно впал в старческий маразм? Относится ли к «услугам ТЭК» производство тепловой энергии, подлежат ли цифровой трансформации пиковые водогрейные котлы Магадана? Загадочно.

Модернизационный рывок и теплоснабжение

В разделе «Цели и приоритеты» ЭС-2035 слово «теплоснабжение» отсутствует, именно по этой причине мы и вынуждены предполагать, что «услуги ТЭК» — это не только про электроэнергию и газификацию, не только про обеспечение России всеми видами моторных топлив, но и про тепло и горячую воду в наших жилищах и на промышленных объектах. Конечно, ЭС-2035 – отраслевая стратегия уровня целеполагания, она не обязана содержать детальные планы предстоящей работы, однако то, что все вопросы, связанные с теплоснабжением, отнесены на второй, если не третий план – крайне странное решение. Напомним, что именно Россия обладает самой большой на планете сетью централизованного теплоснабжения: общая протяженность этих сетей по трассе составляет около 172 тысяч километров.

Поскольку в «Целях и приоритетах» ЭС-2035 нет ни слова про теплоснабжение, позволим себе процитировать один крайне любопытный документ:

«Исключительная социальная и экономическая значимость теплоснабжения заключается в том, что большая часть административных территорий страны находится в климатических зонах низкого температурного фона: среднегодовая температура в зонах ЕЭС России составляет +4,4 градуса Цельсия, средняя температура в осенне-зимний период составляет -5,5 градусов Цельсия. Среднее время отопительного периода на большинстве территорий продолжается половину года, а на севере Европейской части, в Сибири и на Дальнем Востоке – до 9 месяцев в году. Тепловая энергетика чрезвычайно энергоемка и прочно занимает ведущее место в совокупном потреблении топливно-энергетических ресурсов, усиливая топливно-сырьевую зависимость экономического хозяйства России.

В теплоснабжении к концу 2016 года действовало около 21 тысячи предприятий. Из всех предприятий теплоснабжения 67% находятся в государственной и муниципальной собственности. Основой систем централизованного теплоснабжения городов и поселений служат водогрейные котельные, которые сжигают углеводородное топливо только для того, чтобы нагреть воду до 120 градусов Цельсия и подать ее с помощью электрических насосов в тепловую сеть. К концу 2016 года в РФ действовали 512 тепловых электростанций, общее количество отопительных котельных к концу 2016 года составило около 73,8 тысяч. На них установлено более 186 тысяч котлов, из которых 61,3 работают на газе. Кроме котельных, работающих в системе централизованного теплоснабжения, для отопления и горячего водоснабжения используется около 155 тысяч индивидуальных, малых газовых котлов мощностью от 0,001 Гкал/час и менее, которые установлены в школах, детских садах, лечебно-оздоровительных учреждениях, детских домах, домах-интернатах, учреждениях культуры, коммунальных учреждениях, студенческих общежитиях и т.д. В статистике отсутствуют данные о том, сколько газа сжигается в подобных установках. В больших индустриальных городах после развала промышленности СССР остались крупные ТЭЦ, которые ранее были высоко рентабельны. В конце прошлого века промышленность страны значительно сократилась, современные здания стали строить всё более утепленными. В результате потребность в тепле и паре, отпускаемых крупными ТЭЦ, резко снизилась. Тепловые электростанции стали отпускать электрической энергии больше, чем тепла, то есть крупные ТЭЦ сократили долю выработки электроэнергии в эффективном теплофикационном режиме. Остаточная теплота пара ушла в «конденсационные хвосты» паровых турбин, бесполезно согревая атмосферный воздух, водоемы и реки и нанося ущерб природе.

Закон о теплоснабжении 2010 года установил обязательность разработки, утверждения и ежегодной актуализации схем теплоснабжения поселений и городских округов. Идея массовой разработки схем теплоснабжения только тогда принесет результаты, когда подобные схемы станут частью целостной системы регионального и муниципального энергетического планирования. В связи со сроками обработки первичной статистической информации данные за предыдущий год могут быть получены, обработаны и проанализированы только начиная со второй половины следующего года [в конце 2020 года мы сможем обработать и проанализировать информацию 2019 года].

В сфере теплоснабжения механизмы рынка до сих пор в полной мере не действуют, отрасль остается убыточной. Экономические отношения в значительной степени зарегулированы. Правила неустойчивы. Во многих случаях решения основываются на социально-политическом значении вопросов. Сохраняются межведомственные противоречия в распределении функций регулирования деятельности в сфере теплоснабжения между федеральными органами власти и между уровнями государственного управления. Техническое регулирование отрасли имеет много пробелов. В официальной энергостатистике сохраняется устаревшая и несистемная отчетность. Анализ положения дел во многих случаях невозможен в силу отсутствия или противоречивости данных, что часто позволяет руководствоваться лишь оценками экспертов».

Отрасль убыточна, рынок не действует, отрасль зарегулирована, межведомственные противоречия, отчетность «кривая», статистика собирается со скрипом – впечатляет список-то. И кто же составил этот документ, столь уничижительный по отношению к Минэнерго – не иначе как оппозиционные эксперты? Ничего подобного! Документ называется «Теплоэнергетика и централизованное теплоснабжение России в 2015-2016 годы. Информационно-аналитический доклад», год публикации – 2018, составлен Российским Энергетическим Агентством при министерстве энергетики Российской Федерации (ФГБУ «РЭА» Минэнерго России). То есть Минэнерго не просто знает проблемы, сложившиеся в системе теплоснабжения – оно и было заказчиком этого информационно-аналитического доклада.

Министр энергетики РФ Александр Новак

Эксперты РЭА, как видите, к делу подошли совершенно профессионально – анализ объективен, никаких признаков комплиментарности по отношению к заказчику и работодателю. Доклад лег на стол руководства Минэнерго в 2018 году, то есть как раз тогда, когда вовсю шла разработка проекта ЭС-2035. Разумеется, в докладе имеется и обзор того, какие усилия успело приложить наше правительство для того, чтобы выполнить Закон о теплоснабжении 2010 года, то есть начиная с 2010 года и по 2017. Мы не можем не поделиться этой информацией – только в этом случае вы, уважаемые читатели, сможете по достоинству оценить этот титанический труд:

«Сведения о количестве нормативных документов, выпущенных в 2010-2017 годы в развитие закона № 190-ФЗ «О теплоснабжении». 1. Поправки в закон № 190-ФЗ – 21 документ. 2. Постановления и распоряжения правительства РФ – 22 документа. 3. Ведомственные приказы федеральных органов власти – 47 документов. 4. Информационные и разъясняющие письма – 26 документов».

К одному закону за семь лет – 116 изменений, постановлений, приказов и разъяснений. Гиганты умственного труда! Мы надеемся, что этот факт – достаточное объяснение того, по каким причинам деятельностью ТСО, Теплоснабжающих организаций, недовольны во всех городах и поселках России. В Законе – семь глав и 30 статей, поверх которых – 116 дополнений, изменений и разъяснений. ТСО не ругать надо, а восхищаться тем, что они вообще способны хоть как-то работать.

Теория и практика

Мы бы и дальше анализировали этот доклад РЭА, но в таком случае мы бы совсем ушли в сторону от основной темы – анализа ЭС-2035. Поэтому в этот раз мы вынуждены просто констатировать: ЭС-2035 уделяет проблеме теплоснабжения 2 страницы из 86, объявляя задачами развития теплоснабжения:

«а) формирование эффективных рынков теплоснабжения с приоритетом когенерации при соблюдении баланса интересов хозяйствующих субъектов и потребителей и б) повышение надежности и эффективности теплосетевого комплекса».

Рыночное теплоснабжение для страны, в которой отопительный сезон составляет не менее полугода, в которой 67% предприятий теплоснабжения находятся в государственной и муниципальной собственности.  Мы будем крайне признательны всем, кто окажет содействие в поиски логики в данном подходе к обеспечению жителей России тем, без чего никто из нас обойтись не может – в наших жилищах и на наших рабочих местах отсутствие теплоснабжения по «уважительной причине» при каких-нибудь «ухудшившихся рыночных условиях» в зимнее время автоматически превратится в социальную катастрофу, локальную или глобальную. Чтобы закончить эту тему, мы просто приведем пример, как решают проблемы устаревшего оборудования, амортизированных на 100% тепловых сетях те, кто хочет решить проблему, а не рассказать о том, насколько именно проблема проблематична.

«22 января 2020 года. Специалисты РусГидро из филиала ПАО «Камчатскэнерго» Коммунальная энергетика завершили строительство электрокотельной «Октябрьская» в Петропавловск-Камчатском. Реализация проекта началась в конце октября минувшего года. К моменту прибытия модуля на полуостров специалистами Камчатскэнерго была возведена комплектная трансформаторная подстанция наружной установки (КТПН), проложена новая тепловая сеть к многоквартирному дому. Модульная электрокотельная заменила котельную №13 «Октябрьская», которая располагалась в цокольном помещении многоквартирного дома и работала на угле. Электрокотельная представляет собой утепленный контейнер со всем необходимым оборудованием, автоматической системой управления, которая сама задает параметры отопления в зависимости от температуры наружного воздуха. Работы по реконструкции системы теплоснабжения окупятся в кратчайшие сроки – всего за два года. Ожидаемая экономия затрат на производство тепловой энергии с применением электрокотлов составит более 13,5 млн. руб. в год, что сопоставимо с затратами на реализацию проекта. Помимо существенного сокращения затрат на производство тепловой энергии, дополнительными эффектами от реализации проекта является улучшение экологической обстановки и повышение эффективности теплоснабжения потребителей Петропавловск-Камчатского городского округа».

Что там говорится в характеристике модернизационного рывка под литерой «б»? «Характеристики указанного рывка включают: б) цифровую трансформацию и интеллектуализацию отраслей ТЭК, в результате которой новые права и возможности получат потребители продукции и услуг отраслей ТЭК». То, что ЭС-2035 предполагает теоретически, государственная компания РусГидро просто берет и делает, закрывая старенькую угольную котельную и заменяя ее на новейшую автоматизированную электрическую, характеристики которой таковы, что за пару лет окупают инвестиции. Как сказано в докладе РЭА, в конце 2021 года Министерство энергетики уже сможет узнать об опыте РусГидро в Петропавловск-Камчатском и учесть его в очередном докладе или в прогнозе с отчетом – возможно, даже стратегическом.

Коэффициент использования установленной мощности Министерства энергетики

Мы приносим извинения за столь объемную вкладку, но имеется причина, которая уменьшает нашу вину – еще одна характеристика модернизационного рывка, которую Минэнерго дает в ЭС-2035 :

«Оптимизация пространственного размещения энергетической инфраструктуры, в рамках которой в Восточной Сибири, в ДВФО и в АЗ (Арктической зоне) сформируются нефтегазовые минерально-сырьевые центры, нефтегазохимические комплексы, расширится инфраструктура транспортировки энергоресурсов, Россия станет ведущим игроком на рынках АТР».

Названия регионов имеются, хотя бы одно слово о том, каким образом в них будет обеспечено тепловое и электрическое снабжение для всех центров, комплексов и инфраструктуры – отсутствует. Но, как ни странно, можно обходиться и без этого, пример имеется, причем большой и стратегически важный – Амурский газоперерабатывающий завод, строительство которого в городе Свободном уже прошло отметку в 65% готовности. Две государственные корпорации, Газпром и РусГидро, спокойно, по-деловому, решают все проблемы: электроэнергия – с ГЭС на Зее и Бурее, тепловая – с газовой электростанции мощностью 150 МВт, которую спроектировал и строит «Газпром Энергохолдинг». Еще один аналогичный пример – ситуация, складывающаяся на Чукотке. Росатом построил, доставил и подключил к энергосетям изолированного Чаун-Билибинского узла плавучую атомную теплоэлектростанцию «Академик Ломоносов», РусГидро разработала проект этого подсоединения в городе Певек и готовится строить 500-километровые линии электропередач от Певека до Билибино, где в ближайшие годы предстоит полная остановка Билибинской АЭС. Как в Амурской области, так и на Чукотке – по две государственных компании, которые решают проблемы энергоснабжения на двусторонней основе. Внимание, вопрос: насколько сильно в данных случаях коэффициент использования установленной мощности Минэнерго отличается от нуля?..

Министерство энергетики о низкоуглеродном развитии

И последняя характеристика модернизационного рывка от Министерства энергетики:

«Характеристики указанного рывка включают: уменьшение негативного воздействия отраслей ТЭК на окружающую среду и адаптацию их к изменениям климата, в результате чего Россия внесет существенный вклад в переход к низкоуглеродному развитию мировой экономики, в международные усилия по сохранению окружающей среды и противодействию изменениям климата».

Что понимается под уменьшением негативного воздействия отраслей ТЭК? Почему только ТЭК? Электроэнергию в России и в мире производят не только ТЭЦ и ТЭС, работающие на ископаемом топливе, но еще и ГЭС, АЭС, не говоря уже про электростанции солнечные и ветряные. Нам бы очень хотелось, что кто-нибудь в Минэнерго узнал, наконец, что и электростанции таких типов тоже имеют негативное влияние на окружающую среду, а проблема утилизации выводимых из эксплуатации АЭС, СЭС и ВЭС остро стоит во всех странах, где они работают. Для утилизации ветроустановок, солнечных панелей, АЭС требуются новые технологии, гарантирующие экологическую нейтральность продуктов переработки, а объем инвестиций на ликвидацию нефтяных и газовых скважин на выработанных месторождениях, что тоже является вкладом в уменьшение воздействия отраслей ТЭК на окружающую среду,  МЭА (Международное энергетическое агентство) оценивает и вовсе в сотни миллиардов долларов.

Мы совершенно уверенны, что совмещение понятий «модернизационного рывка» и «уменьшение негативного воздействия отраслей ТЭК на окружающую среду», вполне возможно, при этом именно Россия действительно может внести существенный вклад в переход к низкоуглеродному развитию мировой экономики. Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru подробно описывал предложенную WNA (World Nuclear Association), Всемирной ядерной ассоциацией программу Harmony, «Гармония». Со времени написания этой статьи прошло почти два года, за это время WNA сумело добиться поддержки профильной комиссии ООН, Росатом реализовал первый в мире проект плавучей атомной тепловой электростанции «Академик Ломоносов», которая введена в эксплуатацию в порту Певека. Усилиями Министерства энергетики России наши предприятия уверенно осваивают локализацию производства оборудования для солнечных и ветряных электростанций – уже освоено производство гондол и ступиц ветроэнергоустановок, состоялась первая экспортная поставка произведенных в России лопастей для ВЭС, компания «Хэвел» освоила технологии производства солнечных панелей последнего поколения. На сегодняшний день программа «Гармония» самым гармоничным образом вписывается во все перечисленное – в необходимость содействия целям устойчивого развития ООН, в переход к низкоуглеродной энергетики, в лидерство Росатома в мировом реакторостроении, в растущий новый сектор энергетического приборостроения. Умение не видеть всех этих предпосылок, благодаря которым Россия может не только присоединиться к инициативе WNA, но и стать основным драйвером программы Harmony, которое продемонстрировали эксперты, разработавшие ЭС-2035, крайне огорчительно. Активное подключение к инициативе WNA могло бы стать «стержнем» для модернизационного рывка энергетики России на мировом уровне, изменить «оборонительный» характер ЭС-2035 на «наступательный» — но этого не происходит.

Если исходить из того, что и как сформулировано в ЭС-2035 в разделе «Цели и приоритеты развития», то мы вынуждены констатировать далеко не оптимистичные результаты. Сценарии развития российской энергетики исходят из показателей развития экономики страны, не отвечающих требованиям, изложенным в майском 2018 года указе президента. Министерство энергетики вслед за министерством экономического развития исходят из того, что темпы развития экономики России в лучшем случае будут такими же, как и темпы развития мировой экономики. Основная цель ЭС-2035 – сохранение и укрепление позиций России в мировой энергетике, но не расширение этих позиций. Теплоснабжение, самая проблемная составляющая энергетической отрасли России не находится в центре внимания, в «фокусе» ЭС-2035. Характеристики предлагаемого в ЭС-2035 «модернизационного рывка» размывают само понятие «рывка» — за общими словами не просматриваются новые направления развития, не очевидно, какие новые проекты предлагает Минэнерго. На наш взгляд, продолжение анализа «Целей и приоритетов развития» не имеет смысла: ЭС-2035 предлагает энергетической отрасли быстро бежать, чтобы оставаться на месте, но не более того. Нам остается поискать повод для оптимизма в других разделах ЭС-2035 – в тех, в которых ее авторы рассматривают возможные сценарии развития для отдельных отраслей энергетики: угольной, газовой, нефтяной, тепловой и атомной.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

WordPress Appliance - Powered by TurnKey Linux