Аналитический онлайн-журнал

Национальный «атомный» проект

Национальный «атомный» проект

В юбилейный год отрасли – новые планы.
SHARE

По результатам заседания Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, на котором было рассмотрено влияние пандемии COVID-19 и принятых поправок к Конституции на ситуацию в экономике, Владимир Путин поручил правительству провести работу по корректировке национальных проектов.

Стратегические цели, определенные в майском 2018 года указе президента №204, остаются неизменными, но складывающаяся ситуация, по мнению Путина, позволяет расширить временные рамки, отведенные на реализацию национальных проектов, на период до 2030 года. В указе №204 первичны именно стратегические цели, национальные проекты разрабатываются как алгоритм действий, обеспечивающий их достижение. Цели остаются неизменными, проекты необходимо корректировать, и это совершенно логично – слишком важным фактором оказалась пандемия, чтобы не учитывать изменения, которые она принесла экономике не только России, но и экономике стран, являющихся нашим важными внешнеэкономическими партнерами.

Национальные проекты и развитие крупных российских компаний

Напомним, что в президентском указе №204 была предусмотрена необходимость разработки 12 национальных проектов, а 30 сентября 2018 года распоряжением правительства был утвержден Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, также вошедший в список национальных проектов. Условно их подразделяют на три группы:

Человеческий капитал: здравоохранение, образование, демография, культура. Комфортная среда для жизни: безопасные и качественные автодороги, жилье и городская среда, экология. Экономический рост: наука, малое и среднее предпринимательство, цифровая экономика, производительность труда и поддержка занятости, международная кооперация и экспорт, и уже упомянутый план развития магистральной инфраструктуры.

Деление, повторим еще раз, весьма условное. Согласитесь, что систему здравоохранения можно и нужно считать необходимой составляющей комфортной среды для жизни, качественные автодороги необходимы для развития международной кооперации и одновременно делают свой вклад в здравоохранение – и так далее, то есть проекты взаимопроникают в каждую группу и связаны друг с другом. Их нельзя рассматривать изолированно друг от друга – например, развитие здравоохранения невозможно без вклада со стороны науки, без развития международной кооперации с мировой медициной. Эти взаимные связи, взаимное влияние показывают, что майский 2018 года президентский указ по сути является планом социально-экономического развития России, а предложение изменить паспорта национальных проектов так, чтобы их можно было продолжить до 2030 года – шанс для того, чтобы стратегическое развитие страны продолжалось без искусственных остановок, без перекраивания планов. Но при этом нельзя забывать о том, что этот указ кардинально отличается от того способа планирования, который был привычен в советское время – это не директивный план пятилетки, поскольку в рыночных условиях любое стратегическое планирование носит индикативный характер. Государство ставит цели и обозначает для всех участников рынка тенденции, общее направление, и рассчитывать на то, что любая из стратегий будет выполнена с «точностью до запятой» не приходится. Ситуация, сложившаяся в России и в мире из-за COVID-19 – весьма наглядное тому подтверждение: можно разрабатывать какие угодно планы, но предугадать, что могут возникнуть обстоятельства, которые их изменят самым кардинальным образом, невозможно. Но и отказываться от стратегического планирования нельзя – мы слишком хорошо помним опыт 90-х годов, слишком хорошо знаем, какие результаты принесла полная либерализация экономики.

Развитие России во многом зависит от экономики, в том числе и от того, как будет идти развитие самых крупных компаний, концернов и корпораций. Любой бизнес способен вырасти до масштаба, когда он выходит за рамки своей отрасли. Классический пример нашего времени – компания НОВАТЭК, которая занимается добычей и реализацией природного газа и нефти, как внутри России, так и на международных рынках. Однако ее проект «Ямал-СПГ» это уже не только природный газ: для того, чтобы построить завод по сжижению и обеспечить его функционирование, НОВАТЭК вынужден был построить в Арктике порт и аэропорт, необходимость транспортировки СПГ вынуждает компанию становиться драйвером роста для судостроения, обеспечение судовождения по Северному морскому пути привело НОВАТЭК к созданию совместного предприятия с Росатомом, которое будет строить портовые ледоколы. Такая же «эволюция» происходит у Роснефти, которая ведет реализацию проекта судостроительного комплекса «Звезда» на Дальнем Востоке, Газпром в 2019 году стал владельцем машиностроительного РЭП Холдинга, Газпром Энергохолдинг строит электростанцию в Сербии, Газпром Нефть для освоения Баженовской свиты создала мощнейшее научное подразделение – примеров можно привести множество, их с каждым годом становится все больше. То, что объединяет все перечисленные компании – им неизбежно приходится решать вопросы с кадровыми специалистами, что рано или поздно приведет их к необходимости налаживания тесных связей с вузами и с системой среднего специального образования. Газпром, активно ведущий строительство крупнейшего в России газоперерабатывающего завода в городе Свободном Амурской области, одновременно с предприятием возводит и благоустроенный жилой квартал для его будущих сотрудников – следовательно, впереди у него еще и появление вот такого направления, с которым ранее газовый концерн не сталкивался.

Традиции Минсредмаша – современное состояние

Однако среди перечисленных и многих других компаний имеется одна, являющаяся, пожалуй, исключением из правил. Если все остальные вырастают за пределы своей отрасли у нас на глазах, Росатом, который унаследовал и приумножает лучшие традиции Министерства среднего машиностроения, с момента рождения отечественного атомного проекта «не помещался» в узкие рамки. Атомному проекту изначально потребовались сверхчистые химические элементы, собственное машиностроение, совершенно новые сплавы металлов, никогда ранее не применявшиеся измерительные приборы. Атомный проект выставлял требования для оборудования радиохимических лабораторий и предприятий, выдвигал совершенно новые требования для строительства, для систем очистки и фильтрации, ему нужны были геологические изыскания и горнорудные предприятия, совершенно новыми были запросы к медицинским наукам – перечень можно продолжать и продолжать.

В первые годы создания и развития атомного проекта были обусловленными военными требованиями, требованиями режима повышенной секретности, и во многом именно это стало причиной того, что в тогда еще будущем Минсредмаше в организационно единой структуре год за годом сосредотачивались шахты, заводы, конструкторские бюро, опытные производства, специалисты, которых готовили далеко не все вузы, друг за другом появлялись закрытые города со всей необходимой системой их жизнеобеспечения. Но и после того, как острота военного противостояния за счет атомного и ракетного проектов была снижена в разы, организационный подход никто менять не стал – под крылом министерства все так же оставались предприятия, специализировавшиеся отнюдь не только на самом атомном проекте.

О том, как Минсредмаш прошел 90-е годы прошлого века, можно и нужно писать книги, но главное – то, что нынешний Росатом сумел сначала восстановить, а потом и расширить охват разных отраслей науки и технологий внутри государственной корпорации. Научно-исследовательские подразделения, горнодобывающий дивизион, конструкторские бюро, машиностроительные заводы – структура дивизионов Росатома позволяет ему вести проекты строительства новых электростанций самостоятельно, а комплексность его предложений обеспечила результат, которому коллеги-конкуренты пока могут только завидовать. При этом наработанный опыт, объем знаний, квалифицированные кадры позволили корпорации в новых, рыночных условиях расширить направления бизнеса за пределы атомной энергетики. Росатом уверенно идет к реализации проектов энергетических, но не атомных, проектов атомных, но не энергетических, и даже не атомных и не энергетических, да еще и комбинируя их друг с другом.

Атомный ледокольный флот не имел отношения к энергетике, однако в конце 2019 года ПАТЭС «Академик Ломоносов», энергоблоки которой работают на базе модернизированных ледокольных реакторов КЛТ-60, приступила к работе в порту города Певек. Есть примеры и противоположные – реакторы Ленинградской АЭС не только вырабатывают электроэнергию, но и обеспечивают производство изотопа кобальт-60, который чрезвычайно востребован в ядерной медицине, используется при очистке промышленных и бытовых стоков, для стерилизации и дезинфекции пищевых продуктов и так далее.

Новые направления деятельности Росатома

Список новых направлений бизнеса Росатома с каждым годом становится все обширнее: машиностроительные заводы выпускают оборудование для нефтегазохимической продукции и судостроения, оборудование для тепловых электростанций, для мусоросжигательных заводов, для заводов по сжижению природного газа. Металлургические заводы Росатома производят продукцию из циркония и титана для авиационной и космической техники, для медицины, Чепецкий механический завод создал единственный в стране промышленный участок металлического гафния, и он же выпускает низкотемпературные сверхпроводники. В этот раз, пожалуй, ограничимся перечислением только крупных новых подразделений Росатома:

  • ФЭО, Федеральный Экологический Оператор, созданный на базе РосРАО, функции которого решением правительства были расширены на обращение с отходами первого и второго класса;
  • дирекция Севморпути – с 2018 года Росатом стал куратором федерального проекта «Северный морской путь» и отвечает за реализацию государственной политики и стратегии развития СМП, за управление всеми проектами развития в акватории Северного Ледовитого океана.
  • научно-производственная компания «Химпроминжиниринг» (брэнд — UMATEX Group), в составе которой научно-исследовательский центр в Москве и уже три завода, выпускающих углеволокно, углекомпозиты, карбоволокниты и теплоизоляционные углеродные материалы;
  • «НоваВинд», который уже строит в России ветряные электростанции и организовал на «Атоммаше» новое производство по выпуску оборудования для них;
  • компания «Русатом «Инфраструктурные решения», которая развивает такие направления, как «Умный город», «Централизация систем ресурсосбережения» и «Чистая вода» — технологии создания комфортной городской среды;
  • «Русатом Хэлскеа» — компания-интегратор в области технологий для медицины и промышленности, которая совсем недавно приступила к проектированию в Обнинске первого в России завода радиофармпрепаратов, весной 2020 года успешно сдала заказчикам циклотронно-радиохимического комплекса в Таиланде, занимается организацией производства в России компьютерных, магнитно-резонансных, и однофотонных эмиссионных томографов, в ближайшей перспективе – реализация проектов ядерных медицинских центров в нескольких регионах;
  • «Русатом аддитивные технологии» (РусАТ) — еще один отраслевой интегратор, объединяющий научные и производственные предприятия Росатома в рамках развития аддитивных технологий (3D-печать), уже сумевший организовать серийное производство 3D-принтеров, а в прошлом году разработавший первую в России опытную двухпорошковую двухлазерную систему по металлической 3D-печати.

При этом корпорация и не думает об остановках-передышках – в 2020 году АРМЗ, горнорудный дивизион Росатома, отправил заказчикам первую экспортную партию горнорудного оборудования, производство которого налажено в Краснокаменске. В конце 2019 года Росатом вошел в уставной капитал компании «Дело», специализирующейся на морских контейнерных перевозках, и в настоящее время проводит технико-экономический анализ трансарктической контейнерной линии – так идет подготовка развития проекта развития Севморпути до уровня международной транзитной трассы. Есть еще ряд направлений бизнеса Росатома, выходящих на этап окончательного формирования, но уже и перечисленного, на наш взгляд, вполне достаточно для того, чтобы убедиться – ни одна крупная отечественная компания на сегодняшний день не вышла на такой уровень диверсификации бизнеса.

Росатом и стратегические цели развития России

У этой стратегии атомной госкорпорации, как выяснилось в мае 2018 года, есть и еще одна сторона. Национальные проекты подлежат корректировке, но стратегические цели развития России остаются неизменными. Их в указе президента №204 всего девять, изложим коротко:

  • обеспечение устойчивого естественного роста численности населения;
  • повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет;
  • обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан и пенсионного обеспечения;
  • снижение в два раза уровня бедности;
  • улучшение жилищных условий не менее 5 млн семей ежегодно;
  • ускорение технологического развития России, увеличение числа организаций, осуществляющих технологические инновации;
  • обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий;
  • обеспечение темпов экономического роста выше мировых;
  • создание в базовых отраслях экономики высокопроизводительного экспортно ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированных кадров.

Есть ли в этом списке целей хоть одна, в достижении которой не примет участие Росатом? Повышение продолжительности жизни задача комплексная, но решить ее без улучшения экологической обстановки, без ликвидации накопленного вредного воздействия на окружающую среду, без создания системы, которая гарантировала бы минимальное воздействие вредных факторов на здоровье человека невозможно. РосРАО, который является государственным оператором по обращению с радиоактивными отходами, ФЭО, которому предстоит обеспечить полномасштабную работу в области обращения с наиболее опасными отходами, машиностроительные предприятия, производящее оборудование для мусоросжигательных заводов. Рост продолжительности жизни — необходимое условие для роста численности населения России, но есть и такая составляющая, как повышение уровня здравоохранения, вклад в это направление, причем на самом высоком технологическом уровне, со стороны «Русатом Хэлскеа» будет значительнее с каждым годом.

Рост реальных доходов, снижение уровня жизни, улучшение жилищных условий – это еще один блок задач, стоящих перед Россией, которые нельзя решить без надежного обеспечения электроэнергией, производимой при минимальном негативном воздействии на окружающую среду, причем не только в зоне действия ЕЭС России, но и в изолированных регионах. Росатом строит новые энергоблоки на базе реакторов ВВЭР-1200 и ВВЭР-ТОИ, АЭС малой мощности уже работает на Чукотке, а так называемый «углеродный след» меньше, чем у АЭС — только у ветряных электростанций, строительством которых занимается «Новавинд». Увеличение числа организаций, осуществляющих технологические инновации и создание высокотехнологичного экспортно ориентированного сектора – тут даже комментарии не требуются, достаточно посмотреть на список АЭС, строящихся за рубежом.

Ускоренное развитие цифровых технологий? Росатом является лидером и здесь, его вклад будет значительным просто в обязательном порядке. Темпы роста экономики выше мировых? Каждый зарубежный проект Росатома – это новые и новые заказы для машиностроения, приборостроения, электронной промышленности. Обеспечение высококвалифицированными кадрами – это про 16 опорных вузов Росатома, про его корпоративные академии, про проект «Школа Росатома», про систему переподготовки для специалистов всех уровней.

Можно, конечно, проанализировать подробно и то, каким будет вклад Росатома в реализацию каждого национального проекта, но и так очевидно, что участие атомной корпорации будет весомым в каждый из них. В том числе и в тот, которого не было в майском указе – в Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, поскольку именно Росатому предстоит реализация разработанного и утвержденного плана развития инфраструктуры Севморпути до 2035 года. Работа уже идет – завершены ходовые испытания «Арктики», головного атомного ледокола проекта ЛК-60, Росатом подписал договор с Балтийским заводом на строительство четвертого и пятого серийных ледоколов этого проекта, совсем недавно на судостроительном комплексе «Звезда» состоялась резка первого металла для ледокола класса «Лидер», строятся новые суда для «Гидрографического предприятия», которое теперь тоже входит в состав Росатома.

«Атомный» национальный проект

Если рассматривать все имеющиеся у России высокотехнологичные отрасли, способные обеспечить не только на то, чтобы поднять уровень, но и бороться за то, чтобы именно в этом сегменте наша страна выходила на уровень мирового лидерства, то объективный анализ показывает – лучшим кандидатом является отечественный атомный проект. По оценкам экспертов, Росатом, сумев не только сохранить традиции Минсредмаша, но и изменить атомную отрасль в соответствии с новыми условиями, в настоящее время действительно вышел в лидеры по темпам строительства новых атомных энергоблоков, полностью соответствующих постфукусимским требованиям по уровню безопасности. Три атомных энергоблока на базе реакторов поколения III+ уже вошли в состав ЕЭС России, в 2020 году ожидается начало работы второго энергоблока Ленинградской АЭС-2 и первого энергоблока Белорусской АЭС, ПАТЭС «Академик Ломоносов» стала первым в мире реализованным проектом АЭС малой мощности. Но эти и другие успехи Росатома не могут быть поводом для того, чтобы расслабиться – в мировой атомной энергетике появились новые конкуренты, да и бывшие соседи по «большой атомной тройке» не утратили лидерские качества. Атомная отрасль не стоит на месте, появляются новые и новые проекты, и для того, чтобы обеспечить Росатому динамичное развитие в имеющихся и вновь появляющихся направлениях, требуется комплексная программа действий в ядерных, термоядерных и смежных высокотехнологичных отраслях. Если коротко – российский атомный проект не требует усилий для того, чтобы кого-то догонять, усилия нужны для того, чтобы Россия и в будущем занимала достойное место среди лидеров глобального рынка наиболее перспективных отраслях энергетики.

О том, как выглядела хронология разработки Комплексной программы развития техники, технологий и научных исследований в области атомной энергетики в Российской Федерации (далее – РТТНИ), Геоэнергетика.ru рассказывала достаточно подробно в статье «Особенности энергетической стратегии России 2020». Если совсем коротко, то юбилейный, 75-й, год со дня рождения нашего отечественного атомного проекта Россия получит новый «атомный» национальный проект, и это будет единственный национальный проект, имеющий свои «имена и фамилии». В силу особенностей действующего российского законодательства, Росатом напрямую, минуя правительство, подчиняется президенту России – Владимиру Владимировичу Путину. Росатом является одновременно заказчиком и исполнителем РТТНИ, что уже определено отдельным постановлением правительства, а по уставу государственной корпорации ее высшим исполнительным органом является персонально ее генеральный директор – Алексей Евгеньевич Лихачев. Именно на Алексее Лихачеве будет лежать ответственность за реализацию РТТНИ, причем ответственность – лично перед Владимиром Путиным. Никаких иных коллективных органов, межведомственных комиссий, еще каких бы то ни было бюрократически-чиновничьих нет – есть два человека, которые берут на себя ответственность за выполнение четырнадцатого национального проекта. Да, конечно – как и все другие стратегические планы современной России, РТТНИ будет иметь индикативный, а не директивный характер – он не будет выполняться с точностью «до запятой», он задаст только направления развития. Но, если сравнивать РТТНИ с другими национальными проектами, отличия между ними видны «невооруженным глазом», достаточно посмотреть на то, как выглядит указ президента от 16 апреля 2020 года № 270 – он удивительно конкретен для документа такого уровня:

«1б) обеспечить при разработке комплексной программы решение задач, решение которых до 2024 года необходимо для формирования элементов безопасной и эффективной энергетической системы, … конкурентоспособной на внешнем и внутреннем рынках по следующим направлениям:

  • разработка технологий двухкомпонентной атомной энергетики с замкнутым ядерным топливным циклом;
  • разработка технологий управляемого термоядерного синтеза и инновационных плазменных технологий;
  • разработка новых материалов и технологий для перспективных энергетических систем;
  • проектирование и строительство референтных энергоблоков АЭС, в том числе АЭС малой мощности»

Следовательно, уже в апреле 2020 года Путину были известны результаты предварительной проработки проекта РТТНИ, которая была выполнена специалистами не только Росатома, но и тех организаций, кого Алексей Лихачев привлек помимо корпорации – Российской Академии наук, Курчатовского института, ряда ведущих НИИ и вузов страны. Четыре направления развития, которые должны обеспечить Росатому лидирующее положение в мировой атомной отрасли, гарантировать отрыв от любых конкурентов. Если припомнить «оборонительный» характер Энергетической стратегии-2035, то РТТНИ – это комплексная программа наступления на направлениях, которые способны дать действительно рывок в научном и в научно-техническом развитии не только Росатома, но и всей России. В каждом из этих направлений Росатом уже подготовил для стремительного продвижения вперед серьезнейший потенциал — из профессиональных кадров, из предварительно проведенных НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), из уже начатых отдельных проектов, для которых имеются планы дальнейшего инвестирования и разработаны детальные планы.  Атомная энергетика – отрасль, которая не только обеспечивает высокотехнологичный экспорт, но и дает огромный мультипликативный эффект для целой «грозди» смежных отраслей, для науки, для системы образования.

Алексей Лихачев, глава Росатома

Реализация РТТНИ критически важна для России, поскольку это самый действенный, самый конкретный ответ всем тем, кто считает, что мы не можем быть лидерами в самых высокотехнологичных отраслях. Все остальные национальные проекты, по большому счету – это про «догнать», а программа РТТНИ – это про «обогнать окончательно и бесповоротно, позволяя только взаимовыгодное сотрудничество всей остальной планете». Какими бы ни были наши успехи в остальных отраслях топливно-энергетического комплекса, каких бы успехов не добивался стремительно растущий агропромышленный комплекс России, как бы успешно не работали наши космическая, военная промышленность – мы будем «одними из», нам всегда будет, с кем конкурировать. А вот то, на что нацелен Росатом – реакторы новых типов, замыкание топливного ядерного цикла, АЭС малой мощности, уникальные атомные ледоколы — это самый настоящий научно-технологический прорыв, на который не способен никто в мире.

Со стороны Геоэнергетики.ru изложенное в этой статье это не пропаганда, не агитация – это просто констатация фактов. Пропаганда и не требуется, факты говорят сами за себя и все, что мы делаем – это попытка добиться того, чтобы о них знало как можно больше людей.  Несмотря ни на какие сложности и трудности, Россия ведет проект, сравнивать с которым просто нечего: наши отечественные технологии способны обеспечить планете запасы энергии на пару тысяч лет, снабжение тем же водородом всех желающих, дать электроэнергию в регионы планеты, географически и даже исторически изолированные от всех объединенных энергетических систем и не имеющие доступа к другим энергетическим ресурсам, дать новое развитие Арктике, условия в которой не многим отличаются орт марсианских, новый импульс мировому космическому проекту.

РТТНИ разработан профессионалами отрасли

Каждое из этих направлений уже имеет конкретные «имена»: проект «Прорыв» и реактор БРЕСТ-300, реакторы БН-1200 в комплекте  реакторами ВВЭР-1200, ВВЭР-ТОИ, ВВЭР-С,  жидкосолевые реакторами, высокотемпературные газовые реакторы, наземные АЭС на базе реакторов РИТМ-200, энергетические установки атомных ледоколов на базе реакторов РИТМ-400, заводы по переработке облученного ядерного топлива нового поколения, технологии демонтажа ядерных объектов. Это уже сейчас не «абстрактные мечты», а совершенно «живые» проекты, конкретные планы работы – работы сложной, но очень нужной и интересной не только России, но и всем странам, действительно заботящихся о своем развитии.

До окончания срока, отведенного президентом правительству в апрельском указе, остается совсем немного времени, но пока нет ясности, будет ли корректироваться вместе со всеми остальными национальными проектами и проект РТТНИ. Вполне возможно, что корректировки и не потребуется, поскольку изначально предполагалось и предполагается, что на финансирование атомного проекта из государственного бюджета потребуются только 50%, остальные 50% необходимых инвестиций возьмет на себя Росатом. Конечно, сейчас сложно сказать, как будет выглядеть в окончательном виде программа РТТНИ, но есть уверенность, что в ней найдется место и для такого направления, как развитие экспериментально-стендовой базы. Росатом уже начал целый ряд проектов – МБИР («Многоцелевой Быстрый Исследовательский Реактор»), полифункциональный радиохимический исследовательский комплекс (ПРК), продолжение собственных экспериментов и экспериментов в рамках договоров с партнерами из Франции, Южной Кореи, США и другими на исследовательском реактора БОР-60 («Быстрый Опытный Реактор»). Эти проекты не выделены в апрельском указе президента в отдельное направление, это уже более детализированный план работы в одном из главных направлений российской и мировой атомной энергетики – разработки технологий двухкомпонентной атомной энергетики и замыкания ядерного топливного цикла. Эксперименты и испытания на реакторе БОР-60, на смену которому придет МБИР, необходимо продолжать, для того, чтобы точнее оценить свойства новых видов топлива для энергетических (большой мощности) реакторов на быстрых нейтронах с различными типами теплоносителя. ПКР – исследовательско-экспериментальная база для разработки технологий переработки облученного ядерного МОКС-топлива реактора БН-800 и СНУП-топлива запланированного к строительству реактора БРЕСТ-300 и жидкосолевого реактора, разработка проекта которого уже стартовала. В текст президентского указа не вошло и распоряжение генерального директора Росатома, опубликованное на официальном сайте госкорпорации 26 июня 2020 года – о предстоящем строительстве двух новых энергоблоков в составе Ленинградской АЭС на базе реакторов ВВЭР-1200 и еще двух новых энергоблоков в составе Смоленской АЭС на базе реакторов-1200. Это означает, что строительство реакторов поколения «3+»  будет не только продолжено, а пойдет с нарастающим темпом, ведь одновременно со строительством в России будет продолжаться выполнение контрактов по строительству АЭС российского дизайна за рубежом – в Турции, в Китае, в Индии, в Иране, в Венгрии, Египте, в других странах. Реакторы поколения «3+», которые для компаний других государств все так же остаются штучными, единичными, в России производятся практически в промышленном темпе – это еще одно убедительное доказательство того, что именно государственная корпорация Росатом на сегодняшний день является лидером мирового атомного проекта.

В год 75-летия наш отечественный атомный энергетический проект вошел «в отличной спортивной форме» — есть целая стратегия дальнейшего развития, реализации которой огромную помощь способен оказать наш четырнадцатый национальный проект, «Комплексная программа развития техники, технологий и научных исследований в области атомной энергии».  Ну, а Геоэнергетика.ru, со своей стороны, приложит усилия для того, чтобы все перечисленные в этой статье названия и аббревиатуры перестали быть загадкой для всех, кому интересен атомный проект.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.