Аналитический онлайн-журнал

Реальная нефть многообразнее биржевой

Реальная нефть многообразнее биржевой

Геополитические последствия химического состава нефти.
SHARE

После 6 марта 2020 года, когда министры стран, участвовавших в соглашении ОПЕК+, не смогли договориться о продолжении действия сделки, появились уже тысячи комментариев по этому поводу. Но, как ни удивительно, в многочисленных попытках анализа не принимаются во внимание несколько факторов. Нельзя при рассмотрении ситуации на мировом рынке нефти не учитывать такой «фактор», как Китай, который вот уже несколько лет не только является мировым лидером по объемам импортов нефти, но еще и уверенно демонстрирует самую высокую динамику роста этого импорта.

Еще одна странность уже прозвучавших комментариев: многие совершенно справедливо называют главу крупнейшей в России нефтяной компании Роснефть Игоря Ивановича Сечина главным противником участия России в соглашении ОПЕК+, но даже не пытаются изучить причины, по которым ему эта сделка так не нравилась. Теоретические рассуждения на тему того, что Сечин такую острую личную неприязнь испытывает к сланцевому сектору добычи в Штатах, что даже кушать не может, выглядят совершенно несерьезно. Еще более беспомощно звучит версия о том, что «этот коварный человек изощрился ввести в соблазн президента России Владимира Путина и тот, исходя исключительно из дружеского расположения к Сечину, ни о чем не думая, не имея никакой информации, не умея анализировать даже те ее крохи, которые совершенно случайно подсмотрел на экране очередного гаджета в руках Медведева, взял, да и запретил министру энергетики России Александру Новаку ставить подпись под новыми условиями соглашения ОПЕК+». Уровень аналитики – космос.

Нефть бывает разная

Для того, чтобы разобраться в причинах и возможных следствиях происходящего на мировом рынке нефти, следует не эмоции демонстрировать, а спокойно, без суеты вспоминать факты, происходившие не так уж и давно. 99% текстов, посвященных ценовой войне в треугольнике Королевство Саудовская Аравия (КСА) – США – Россия, касаются только ситуации, возникшей с нефтью сортов WTI, Urals и Arab Light, однако это далеко не так. Но прежде, чем напомнить, как выглядит реальный список сортов нефти, имеющих прямое отношение к этой теме – несколько слов о том, что такое сорта нефти и об их основных характеристиках.

 

Сорта нефти – это разделение нефти, добываемой на разных месторождениях по ее качественным характеристикам и по ее химическому составу: по плотности, по наличию тех или иных примесей, по содержанию серы и по группам содержащихся алканов. Алканы – это молекулы, состоящие только из атомов углерода и водорода, в которых атомы углерода соединены только простыми химическими связями. Углерод в таблице Менделеева обозначают буквой С, водород – буквой Н.

СН4 – это метан, С2Н4 – этан, С3Н8 – пропан, С4Н10 – бутан, и так далее. Количество молекул углерода и водорода в алканах выводится по простой формуле: СnH2n+2. Чтобы как-то упростить процедуру изобретения названий алканов, химики договорились между собой обращать внимание только на количество атомов углерода, и наступило для химиков просто счастье какое-то. На латыни «пять» — пента, потому алкан с формулой С5Н12 – пентан. Шесть на латыни – «гекса», потому алкан С6Н14 – гексан и далее по той же схеме: гептан, октан, нонан, декан, ундекан, додекан, тридекан, тетрадекан…

Почему важно знать, какие именно алканы содержатся в том или ином сорте нефти? Хотя химические элементы в них одни и те же, разное количество этих элементов обусловливает разные температуры плавления и кипения, а от этого зависит технология переработки нефти. Разные технологии – разное оборудование – разная стоимость технологических линий на нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводах (далее – НПЗ и НХЗ соответственно), в нашем насквозь капиталистическом мире это чрезвычайно важно. «Просто нефть» – это для биржевых маклеров, а для компаний, владеющих НПЗ и НПХ, «просто нефти» не бывает, они оперируют с нефтью сортов Urals, Dubai Crude, Arab Light, ANS и так далее. Для многих названия сортов мало что говорят, а для профессионалов мира нефти за ними сортов – бездна важной информации.

Плотность в градусах или «Настоящая Америка»

Однако важнейшей характеристикой нефти является ее плотность, что связано с капитализмом и золотым тельцом: чем меньше плотность сырой нефти, тем легче и дешевле процесс ее переработки, тем выше качество получаемых нефтепродуктов, тем больше денег извлекают буржуи из кубометра «черного золота». В те замечательные времена, когда мировой рынок нефти с его валютой в виде доллара США интересовал нас «постольку поскольку», по плотности нефть делили без особых сложностей:

  • плотность до 780 кг на 1 кубометр – суперлегкая, super light (она же – газовый конденсат)
  • плотность от 780 кг до 820 кг на 1 кубометр – сверхлегкая, extra light
  • плотность от 820 кг до 870 кг на 1 кубометр – легкая, light
  • плотность от 870 кг до 920 кг на 1 кубометр – средняя, medium
  • плотность от 920 кг до 1’000 кг на 1 кубометр – тяжелая, heavy
  • плотность свыше 1’000 кг на 1 кубометр – сверхтяжелая, extra heavy (она же – битум)

Все измерения – при температуре 4 градуса Цельсия, поскольку при этой температуре 1 кубометр воды весит ровно одну тонну. Никаких изощрений, все логично и понятно.

Но после нефтяного кризиса 1973 года арабы, которые некогда изобрели числа имени себя, связались с американцами, будь они не к ночи помянуты. Нет, это мы не о долларе США, это мы о том, что США – это галлоны, кубические футы, фунты и прочие единицы измерения, не имеющие отношения к десятичной системе счисления. Но тут уж ничего не поделаешь: с кем поведешься – так тебе и надо. Существует в США Американский институт нефти, American Petroleum Institute, API, который с 1924 года занимается, в числе прочего, разработкой стандартов. Сто лет разрабатывать стандарты – представляете такое занятие? Сергей Лавров не зря сказал вслух свою знаменитую фразу, она и к API относится самым что ни на есть прямым образом. Стараниями сотрудников этого института плотность нефти измеряют в … градусах. Сколько градусов было внутри организмов тех, кто это придумывал, науке неизвестно, но факт есть факт – на мировом рынке нефти градусы API используются для разделения нефти по плотности. Отношение Геоэнергетики к градусам API, которые рассчитываются при базовой температуре в 60 фаренгейтов с учетом количества баррелей в метрической тонне нефти, думаем всем понятно. К нашему огорчению, использование градусов API стало общепринятым, вот так выглядит разделение сортов нефти по плотности от этого института:

  • Super light – плотность выше 50° API
  • Extra light – плотность от 41,1° до 50,0° API
  • Light – плотность от 31,1° до 41,1° API
  • Medium – плотность от 22,3° до 31,1° API
  • Heavy – плотность от 10° до 22,3° API
  • Extra heavy – плотность до 10° API

Это невозможно понять, это нужно просто запомнить.

Вторая важнейшая характеристика нефти – содержание в ней такого химического элемента, как сера. Экологические нормы постепенно становятся все жестче по минимальному содержанию серы во всех видах моторного топлива. Последствия – НПЗ и НПХ приходится оснащать дополнительным оборудованием для извлечения серы, а она в нефти находится не только как отдельный химический элемент, но и в составе различных химических соединений. В этот раз не будем вдаваться в подробности, зафиксируем главное: чем больше содержание серы в нефти, тем дороже ее переработка. Нам сложно сказать, кто и когда проверял нефть на вкус, но и сейчас на специализированных сайтах встречаются такие названия, как сладкая и кислая нефть. Нельзя исключать, что эта терминология разработана в том же API – если люди способны измерять плотность в градусах, отчего бы им не пробовать нефть на вкус? Сладкая нефть содержит серы в количестве значительно менее 1%, кислая нефть содержит 1-2% серы.

У нефти всего два основных параметра, но и этого вполне достаточно, чтобы с ценами на ее отдельные сорта царила полнейшая путаница. Легкая нефть с большим содержанием серы может стоить дешевле тяжелой, но малосернистой, классический случай – нефть Arab Light, добываемая на территории Саудовской Аравии и российская нефть сорта Urals. По плотности выигрывает саудовская нефть – 34,00 API у нее против 31,70 у Urals, но в Urals содержание серы 1,25%, а в Arab Light – 1,78%. В результате эти два сорта нефти конкурируют между собой, а НПЗ, технологические линии которых выстроены под переработку Urals, не очень охотно покупают Arab Light – именно из-за повышенного содержания серы в последней. Когда мы читаем заявления руководства Saudi Aramco о их намерении «выдавить русскую нефть из Европы», между строк должны видеть: мы предложим такие скидки, которые сделают переработку Arab Light экономически выгоднее, чем переработка Urals. Другого способа конкурировать с российскими нефтяными компаниями, поставляющими на европейский рынок Urals, у Saudi Aramco нет, хотя речь идет о тяжелом и легком сортах нефти. Физические и химические свойства разных сортов нефти весьма серьезно влияют на многое, в том числе и на ценовые войны на мировом рынке нефти.

Эталонные сорта нефти

В мире добывают более сотни сортов нефти и очевидно, что все существующие сорта не могут торговаться на биржах – идеи гуманизма распространяются даже на дилеров и брокеров. Для того, чтобы сохранить их душевное здоровье, в мировой торговле были введены маркерные сорта нефти, они же – эталонные сорта, они же — benchmark crude. Таких в настоящее время всего три – WTI, Brent и Dubai Crude.

Сорт Brent добывается в Северном море, получил название по одноименному месторождению. По мере выработки месторождения Brent сорт превратился в смесь нефти, добываемой на четырех группах месторождений – Brent, Forties, Oseberg и Ekofisk, расположенных в британском и норвежском секторах Северного моря. Добыча нефтей, входящих в сорт Brent, в настоящее время составляет всего 1% от мировой, поэтому разговоры о том, что пребывание Brent в списке эталонных сортов прекратится, становится все больше. Такое уже бывало – ранее ОПЕК использовала собственный эталонный показатель из 12 различных сортов нефти, добываемых странами, входящими в картель, но сейчас о «нефтяной корзине ОПЕК», Reference Basket of crudes вспоминают нечасто. Brent стала эталонным сортом благодаря надежности поставок, наличию нескольких независимых поставщиков и готовности ее покупки со стороны множества потребителей. Brent котируется на Лондонской бирже ICE Futures и служит ориентиром для всех сортов нефти, торгуемых в Европе. Плотность нефти сорта Brent – 825-828 кг на кубометр или 38,60-39,00 API, содержание серы около 0,37%.

Сорт WTI, West Texas Intermediate, (предыдущее название – Texas light sweet), Западно-Техасская Средняя – стандарт для США, причем не только для нефти, здесь добываемой, но и для нефти, поставляемой сюда из других регионов. «Сладкая легкая нефть из Техаса» полностью соответствует этому названию: плотность 827 кг на кубометр или 39,60 API, содержание серы около 0,24%. Котируется как на Нью-Йоркской бирже NYMEX и на Сингапурской бирже SYMEX. Объем добычи нефти WTI в мировом объеме – около 1%, но это не мешает этому сорту оставаться маркерным. Впрочем, объяснением этому может служить то, что на территории США традиционным способом добывается несколько десятков сортов нефти, а потому для организации биржевой торговли WTI действительно востребован.

Dubai Crude стала эталонным сортом для установления цены на все сорта нефти, добываемые в регионе Персидского залива и экспортируемые в Юго-Восточную Азию (ЮВА). Плотность Dubai Crude – 310 API, содержание серы порядка 2%, котируется на бирже ОАЭ Dubai Mercantile Exchange, с 2015 года – на Чикагской бирже СМЕ. Как ни странно, эталон Dubai Crude известен далеко не всем, хотя по нему ежедневно продается свыше 30 млн баррелей нефти, 30% мировой добычи.

До 2007 года ведущим для бирж был WTI, затем пальма первенства перешла к Brent, и теперь все остальные сорта нефти торгуются либо с дисконтом, либо с премией по отношению к этому сорту. Считается, что это «исключительно рыночный механизм», но в реальности цены сортов нефти зависят не только от качества, но и от того, что к свободному рынку отношения не имеет – от дискриминационных мер со стороны держателя доллара как валюты мирового рынка нефти по отношению к некоторым странам. Еще один немаловажный момент – основной процент всех сделок на биржах идет по фьючерсным контрактам, ориентированным на будущие поставки, в обычных случаях с отсрочкой на месяц с момента заключения. Изучая биржевые сводки, нужно помнить, что 95% биржевой торговли – это торговля именно фьючерсами, на торговлю по текущим (спотовым) ценам приходится не более 5%. В обычных случаях дисконт текущей цены на нефть Brent к ближайшим по сроку фьючерсам составляет от 0,4 до 0,6 долларов США за баррель.

Еще один технический и одновременно финансово-политический момент – на планете нет ни одного НПЗ, который в качестве сырья использовал бы только один сорт нефти. Для того, чтобы получить максимальную прибыль, владельцы НПЗ стремятся добиться максимально возможного ассортимента выпускаемой продукции, от бензинов с большим октановым числом до гудронов как строительного материала для дорожных работ. Классический пример – США, которые нефть не только экспортируют, но одновременно и импортируют: на экспорт идут легкие сорта, импортировать приходится тяжелые сорта. Китай импортирует и легкие, и тяжелые сорта нефти: с учетом огромного объема дорожного строительства в этой стране, импорт тяжелых сортов нефти строго обязателен. Россия этому правилу не подчиняется по той самой причине, которую мы уже упомянули в начале статьи – не Urals-ом единым богаты наши недра. Но и такая ситуация тоже не уникальна – к примеру, в Иране добываются сорта нефти Iran Light и Iran Heavy, которых вполне достаточно для полного обеспечения действующих здесь НПЗ.

Загадки «нефтяного четырехугольника»

Вот только теперь, после небольшой «экскурсии» в мир физической, а не биржевой «просто нефти», можно попробовать проанализировать, что происходит внутри загадочного четырехугольника КСА – США – Россия – Китай. На китайский рынок нефти, который с каждым годом становится объемнее и привлекательнее, три страны-поставщика идут с поставками не некой абстрактной «просто нефти», а с совершенно определенными сортами, подбирая их таким образом, чтобы наиболее полно удовлетворить спрос НПЗ и НПХ Китая. Еще одно удивительное обстоятельство – то, что при сравнении нефтяного сектора КСА, США и России в подавляющем большинстве случаев во внимание принимается только и исключительно объемы добычи нефти в этих странах, причем «просто нефти», без детализации по сортам. Штаты добывают нефти больше всех в мире, но на экспорт они в 2019 году смогли поставлять только 2,2 млн баррелей в сутки или около 800 млн баррелей за год. КСА по объемам добычи занимает третье место в мире, уступая США и России, но объемы экспортных поставок совершенно иные: 347 млн тонн или 2 млрд 560 млн баррелей в 2017 году, 367 млн тонн или 2 млрд 700 млн баррелей в 2018 году. Россия занимает второе место по объемам добычи, но значительно уступает КСА по объему экспорта, опережая по экспорту Штаты, которые добывают больше, чем Россия. Объем экспорта нефти из России в 2017 году составил 257 млн тонн (около 19, млрд баррелей), в 2018 году — 257,7 млн тонн, то есть практически не изменился.

Но и это не все – найти данные о том, сколько американские, саудовские и российские компании добывают нефти за пределами территорий своих стран можно только в результате сложных «следственных мероприятий». Роснефть работает в Венесуэле, Лукойл – в Узбекистане, Газпром Нефть – в Ираке, а баррели, добытые там, в статистику российской добычи и экспорта не попадают. Те же рассуждения относятся и к Saudi Aramco, и к ExxonMobil с Chevron. Но это традиция мирового сектора нефти – никакие призывы к «гласности и демократии» тут не в ходу, серьезным джентльменам и без того хватает, чем заниматься.

Любители критиковать Россию за постоянное расхождение наших данных по экспорту нефти с данными стран-импортеров, лукаво «забывают» рассказать, что такова всеобщая практика, сложившаяся далеко не сегодня – даже в советское время никто вне СССР не мог назвать точные данные по добыче и экспорту нефти нашей страной. А в настоящее время, когда регистрация дочерних и «внучатых» компаний за рубежом стала значительно более простой процедурой, когда каждый год создаются и разбегаются в разные стороны многосложные консорциумы, работающие в разных регионах планеты на основании соглашений о разделе продукции на тех или иных месторождениях, это невозможно в принципе не только для России, но и для любой другой страны. Эти данные при рассмотрении того, как, какими методами США, КСА и Россия «сражаются» за китайский нефтяной рынок, учесть не представляется возможным, в силу чего анализ не может быть точным по определению, можно «поймать» только общие тенденции.

«Вооружение» ценовой войны на мировом рынке нефти

Начнем с очевидного – попробуем опираться не на биржевую статистику, а на более конкретные данные о том, какие именно основные сорта нефти добываются на территориях США, КСА и России. Раз уж ценовая война между тремя странами имеет место быть, нужно знать, каково «вооружение» каждой участницы. Вот так выглядит добыча нефти в России на сегодняшний день:

Если исходить из стандартов AРI, то ARCO (Arctic Oil) и Urals относятся к medium сортам нефти, а ESPO, Siberian Light, Sokol и Vityaz – однозначно light, легкие сорта, так что далеко не все так пессимистично, как нам порой пытаются доказать. Но, разумеется, на сегодняшний день основными сортами российской нефти нужно считать Urals и ESPO: в общем объеме добычи нефти в России на долю Urals приходится порядка 83,5%, на долю ESPO – около 12,5%. Оба проекта на Сахалине разрабатывают консорциумы компаний, а объемы Siberian Light и Urals взаимозависимы. Сорт Urals является смесью легких нефтей Западной Сибири с тяжелыми и сернистыми сортами Татарстана и Поволжья, вот без этих тяжелых добавок мы и получаем Siberian Light. Так что «философия» достаточно проста: если есть желание поставлять на экспорт больше легкой нефти, необходимо наращивать усилия по переработке нефти тяжелых сортов, и именно этим год за годом успешно занимается компания «Татнефть».

Список сортов нефти, добываемых на территории КСА выглядит следующим образом:

СМИ чаще всего сообщают про сорт Arab Light, что объясняется объемами добычи такой нефти, который идет на месторождениях Ghawar (годовой объем – 250 млн тонн или около 1,85 млрд баррелей), Khurais (60 млн тонн или 440 млн баррелей) и Khursaniya (20 млн тонн или около 150 млн баррелей). С добычей экстралегкого сорта нефти картина, нарисованная Саудовской Аравией, выглядит лукаво – AXL, не смотря на название, до статуса Extra Light по стандартам API не дотягивает (требуется плотность выше 41,10). Обратим внимание на то, что плотности сортов Arab Light и ESPO (34,00 и 34,80 соответственно) практически идентичны, но при этом в саудовской нефти в 2,8 раза больше содержание серы (1,78% в AL против 0,62% в ESPO) . Это очень важный момент, поскольку это еще один случай, когда химические свойства нефти приводят к серьезным геополитическим следствиям.

68,8% экспорта нефти Саудовской Аравии приходится на Юго-Восточную Азию, в число крупнейших импортеров входят Китай, Япония, Индия, Южная Корея. Если отталкиваться от данных 2018 года, то в ЮВА из Саудовской Аравии было поставлено 252,5 млн тонн нефти (1,86 млрд баррелей), то есть почти столько же, сколько в 2018 году составил весь объем экспорта нефти из России (257,7 млн тонн). Однако ESPO – то «оружие», защититься от которого Saudi Aramco за счет сорта AL не может, из-за такой «мелочи», как какие-то 1,16% серы. Но дело не только в качестве, есть и более железный аргумент в пользу ESPO, «железный» в буквальном смысле этого слова.

Крупнейшая нефтемагистраль современной России

ESPO расшифровывается как Eastern Siberia Pacific Ocean, в русском варианте – ВСТО, Восточная Сибирь – Тихий океан. Именно так называется магистральный нефтепровод (МНП), который имеет две очереди — ВСТО-1 и ВСТО-2. ВСТО-1 проложен по маршруту Тайшет – Сковородино, от Иркутской области до границы с Китаем в Амурской области, ВСТО-2 соединяет Сковородино и спеморнефтепорт Козьмино в Приморском крае близ Находки. Общая протяженность ВСТО — 4’740 км – такой вот «незаметный слон» российской системы трубопроводных углеводородных магистралей.

27 ноября 2019 года Транснефть вывела ВСТО на полную мощность, теперь ВСТО — это возможность прокачки 80 млн тонн (590 млн баррелей) нефти сорта ESPO в год ежегодно, из которых 66 млн тонн (480 млн баррелей) будут уходить на экспорт – четверть объемов, поставляемых в ЮВА Saudi Aramco. Фраза про «незаметность слона» — это напоминание о том, какой минимум внимания был уделен ВСТО нашими СМИ. На протяжении 2019 года в тренде были новые российские газопроводы, прежде всего – Северный поток-2. Однако протяженность СП-2 – около 2’100 км, протяженность ВСТО – в 2,25 раз больше. Цитата с официального сайта Транснефти:

«Согласно первоначальным планам проект должен был быть полностью реализован к 2030 году, однако в связи с высокой востребованностью у нефтяных компаний данного направления поставок ПАО «Транснефть» приняло решение завершить работы в рекордные сроки — с опережением более чем на 10 лет».

Проект такого масштаба, завершенный на десять лет раньше срока, в советские времена был бы всесоюзной сенсацией, вызвал бы шквал публикаций, проектировщики и строители магистрали красовались бы на всех телеканалах во время церемоний вручения государственных наград. Сейчас – скупые строки коротких новостных сводок, и не более того. Даже если подходить к оценке СП-2 и ВСТО с точки зрения «чистого капитализма», то и здесь сравнение будет в пользу «детища» Транснефти. Представим, что цены газа на европейском рынке вырастут до 150 долларов за 1’000 кубометров, что СП-2 будет завершен и весь следующий год будет работать с максимальной мощностью 55 млрд кубометров. В таком гипотетическом случае СП-2 обеспечил бы российский экспорт на общую сумму в 8,25 млрд долларов — солидная сумма. Теперь сделаем более пессимистичное предположение относительно цены нефти – экспортные возможности ВСТО будут использованы полностью, но Brent не поднимется выше 25 долларов за баррель. Обычная премия ESPO по отношению к Brent составляет порядка 5 долларов за баррель, в таком случае продажа 480 млн баррелей ВСТО обеспечил бы российский экспорт на общую сумму 14,4 млрд долларов, при этом будет одновременно обеспечена полная загрузка НПЗ в Хабаровске и в Комсомольске-на-Амуре. Если коротко, то значение ВСТО для экономики России кратно выше, чем значение СП-2, как с точки зрения экспорта, так и с точки зрения обеспечения нефтепродуктами Дальнего Востока.

Схемы магистральных трубопроводов ПАО «Транснефть»
(нажать на карту, чтобы увеличить)

Нам известны названия кораблей-трубоукладчиков и компаний, работавших и финансирующих СП-2, мы следим за маршрутом, который вычерчивает в океанах «Академик Черский», мы знакомы с заявлениями всевозможных политиков и политиканов об этом проекте. А в это время спокойно, поэтапно по Сибири «шагал» ВСТО – по вечной мерзлоте, по скальным и песчаным грунтам, по болотам, по тайге, через десятки рек и речушек, в летнюю жару и в зимние морозы. Больше трех десятков нефтеперекачивающих станций (НПС), «вырезанный в скалах» порт Козьмино, который в 2009 году сумели построить всего за полтора года, трубоотвод Сковородино – Мохэ «внутрь» Китая, где его «похватывает» тысячекилометровый МНП Мохэ – Дацин, поставки не только в Китай, но и в Японию, в Южную Корею, в Малайзию, в Сингапур, в Штаты, в Новую Зеландию, на Филиппины… Вот краткое описание линейной части ВСТО-1: маршрут Тайшет – Усть-Кут – Талаканское месторождение – Ленск – Олекминск – Алдан – Тында – Сковородино, 2’694 км. 550 км вечной мерзлоты, 300 км заболоченной местности, 740 км скальных и оползневых участков, перепады температуры от -50 до +50, районы повышенной сейсмической активности (до 9 баллов), полное отсутствие инфраструктуры на большей части трассы, на участок Талаканское месторождение – Алдан технику и грузы можно было доставлять только речным транспортом в период навигации длительностью 2,5 месяца в год. Проходы под течениями Лены, Ангары, Алдана, Усть-Илимского водохранилища, под десятками по-сибирски «небольших» рек, которые в какой-нибудь Европе считались бы мощнейшими водными артериями. Время строительства – с декабря 2009 года по декабрь 2012, три года.

ВСТО-2 начали строить практически без остановок, 13 января 2010 года, 2 047 км линейной части трассы были проложены 9 сентября 2011 года, на два года раньше проектной даты, при этом «между прочим» построив и 300 км трассы до Комсомольского НПЗ. Что делали все остальное время? Полностью электрифицировали трассу, провели вдоль нее широкополосный интернет, построили дополнительные НПС, проложили еще одну часть нефтепровода – от Тайшета до Куюмбы в Красноярском крае длиной более 700 км, построили новые НПС вдоль 1 300 км нефтепроводов Омск – Иркутск и Красноярск – Иркутск, возвели 35 мостов через реки Иркутской области и Якутии, 4 моста вдоль трассы до НПЗ в Комсомольске-на-Амуре, проложили 1’800 км вдольтрассовых проездов, построили 28 жилых домов для сотрудников, которые работают на НПС и так далее. Грандиозная стройка, в которой в общей сложности было задействовано более 40 тысяч человек, результатом которой стало создание почти 10 тысяч рабочих мест в тех регионах, где с ними и в советские-то времена все было далеко не просто. И при всем этом — минимальный объем информации в федеральных СМИ, хотя единственное, с чем можно сравнить ВСТО – это только магистральный нефтепровод «Дружба», сооружение которого было Всесоюзной ударной стройкой, о которой в подробностях знала вся страна.

Надеемся, что мы сможем продолжить этот сверхкраткий рассказ о ВСТО в дальнейшем, но вернемся к основной теме этой статьи и зафиксируем несколько основных фактов. С вводом на полную мощность ВСТО Россия получила возможность экспортировать в Китай и в ЮВА до 480 млн баррелей нефти ESPO в год, до четверти объема ежегодных поставок в этот же регион нефти из Саудовской Аравии. При этом ESPO по качеству выше Arab Light, ESPO поставляется при помощи трубопровода, а Arab Light – только танкерами, конкурентные преимущества российской нефти очевидны. ВСТО дает возможность России удвоить экспортные поставки легкой нефти, в общем объеме экспорта доля ESPO может увеличиться с 12,5% до более 25%. Конечно, это совершенно не похоже на глубокую переработку нефти, но, тем не менее, способно привести к увеличению поступлений в государственный бюджет. Напомним, что Urals торгуется с дисконтом в 5 долларов за баррель по сравнению с котировками Brent, в то время как ESPO – сорт премиальный к Brent на те же 5 долларов за баррель. При этом в ЮВА имеется спрос и на Urals, и в том случае, если нефтяные компании России смогут нарастить объем ее добычи и решить вопросы логистики, то появится возможность наращивания экспорта и тяжелых сортов. Нет, это не опечатка, слово «сорта» именно во множественном числе — как повод в последующем вспомнить о том, как идут дела у ЛУКОЙЛа и у Газпром Нефти в Ираке.

Итак, два участника ценовой войны, КСА и Россия, «вооружены» как легкими, так и тяжелыми сортами нефти, остается посмотреть, как обстоят дела в США, причем исходить будем из гипотезы о том, что сланцевая добыча здесь уменьшаться не будет. И вот тут мы натыкаемся на удивительный парадокс – на территории США нефть тяжелых сортов отсутствует. Нефть, добываемая на Аляске – это сорт ANS с плотностью 31,90 и с содержанием серы 0,93%, традиционная нефть, добываемая на основной территории США – это WTI с его плотностью в 38,70 и с содержанием серы 0,24%, а для всей сланцевой нефти введен сорт Bakken, плотность которого составляет 390, содержание серы — 0,18%. Получается удивительное следствие – на свободных конкурентных мировых рынках Штаты не могут противопоставить ничего ни Arab Heavy, ни Urals, конкуренция с КСА и Россией возможна только в секторе нефти сортов Light.

Тот случай, когда вспоминается не только старая шутка «Слишком хорошо – это не хорошо», но и то, что в каждой шутке только доля шутки. Правящие круги к шуткам не расположены – раз нет возможности конкурировать на рыночной основе, они просто отменяют рыночную основу мирового нефтяного сектора. Многие называют это «санкциями США», но такая терминология – это от лукавого. Применять санкции к тому или иному государству имеет право только Совет Безопасности ООН, а то, что используют Штаты по отношению к России, к Китаю, к Ирану, к Венесуэле – это односторонние незаконные дискриминационные меры. Вот о том, какое отношение эти меры имели к мировому рынку нефти, какой результат принесло их использование – в следующей статье.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.