Аналитический онлайн-журнал

Потоки электричества
, / 6342

Потоки электричества

Управлять ими непросто.
SHARE

Одним из самых часто упоминаемых слов на всех языках мира является слово «культура», но далеко не часто мы задумываемся, что же скрывается под этим понятием. Есть определение почти философские: «Культура есть практическая реализация общечеловеческих и духовных ценностей», есть более развернутое «исторически определенный уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также создаваемых ими материальных и духовных ценностей».

Традиционно мы считаем человека культурным, если он обогатил себя познаниями в литературе, музыке, живописи, зодчестве, скульптуре, разбирается в истории и в современном уровне развития театра, кинематографа, понимает «язык балета» и так далее. Красиво, интересно, захватывающе, возвышенно – сплошные горные выси и полет духа. При этом все замечательные люди, учащие нас культуре и культуру развивающие, каждый свой день начинают приблизительно одинаково: открыв глаза в теплом жилище, щелкают выключателем, взбадриваются под душем, варят на плите или в кофеварке «глоток утренней свежести», открыв холодильник, извлекают охлажденные продукты, которые можно быстро разогреть в микроволновке. О том, что тепло в квартире обеспечивает сложнейшая система теплоцентралей и распределительная сеть центрального теплоснабжения, что электричество в розетку попадает как результат использования энергетических ресурсов в топках электростанций, что канализация работает благодаря электронасосам, творцы культурных ценностей вспоминают только изредка – когда что-то из перечисленного по тем или иным причинам отсутствует. Вот всегда было и вдруг – бац! – нету.

И вот уже наощупь по комнатам, вот уже «завяли» продукты в холодильнике, да и разогреть их не на чем, а балерины при минус пяти в помещении «Лебединое озеро» танцевать отказываются, да и театральный декоратор в темноте на ощупь работать не хочет. Два-три дня в таких условиях – и вот уже культурный человек становится похож на варвара, да и пахнет как-то так себе, творцы кинематографических шедевров и вовсе места себе не находят, поскольку при не работающем оборудовании творить не получается. И вот только тогда живописцы, пишущие в жанре реализма пейзажи, начинают смутно догадываться, что «эти вот столбы с проводами» не просто так повсюду понатыканы.

Ударим культурой по электрической неграмотности

В XXI веке нельзя считать себя культурным человеком, если ты не отличаешь ротор от статора, не знаешь отличий ТЭС от ГЭС и не знаешь, что трансформаторная будка во дворе многоэтажного дома это не только 2-3 двери, но еще и основа электрического благополучия всех квартир в нем. Важно не только знать отличия фуэте от фуа-гра, но и чем угольный карьер отличается от шахты, что нефть на месторождениях имеет разный состав, природный газ состоит из целого набора газов, а природный уран радиоактивной опасности практически не имеет. Минимальный уровень – знания об «электрической части» любой традиционной электростанции, о том, как они работают в качестве «фабрик электричества».

Если любопытство не «покусывает», можно оставить в стороне истории о том, как именно образуется пар, вращающий турбины, но вот то, как это вращение «огромной железяки» умудряется обеспечивать работу заводов с фабриками, насоса на АЗС и дает нужный ток, чтобы гаджеты заряжались, знать нужно. Хотя бы уже по той причине, что здания электростанций и котельных, подстанции и трансформаторы, опоры ЛЭП давно стали неотъемлемыми частями что городского, что сельского пейзажей. Спросит про них ребенок или внук – неловко ведь будет рассказывать в ответ что-то невнятное на тему «как космические корабли бороздят просторы Большого театра», уважаемые представители старшего поколения.

Пару лет назад Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru уже предпринимал попытку борьбы за техническую грамотность, опубликовав цикл статей «Электростанции как колыбель электричества», который легко найти в «Библиотеке» нашего издания. Однако и цикл был не достаточно полон, и время на месте не стоит. В последние пару лет в обиход плотно вошло такое понятие, как «цифровизация», его даже компьютерные текстовые редакторы перестали красным подчеркивать. Интуитивно мы понимаем, что цифровизация имеет непосредственное отношение к электросетям, а ФСК (Федеральная Сетевая Компания), достаточно регулярно сообщает о своих успехах на этом поприще, вот только подробности о том, что именно «переводят на цифру» и какую пользу этот перевод несет найти куда как сложнее.

И вот в этот не простой момент к нам на помощь пришел наш новый автор Ярослав Зыков, инженер электроснабжения – профессионал, который поможет справиться с этими задачами и расширить круг знаний об электричестве. Токи постоянные и токи переменные – это ведь не только традиционные электростанции (тепловые, атомные и ГЭС), но и электростанции, работающие за счет возобновляемых источников энергии, да и статьи, посвященные электромобилям, будут значительно понятнее и даже интереснее, если понимать, что в данном случае означает приставка «электро». Будем пробовать традиционно обходиться минимумом формул, опираться на привычные знания школьного уровня и житейскую логику – такого багажа хватает на многое.

Майкл Фарадей и некоторые подробности

Человечество за свою историю придумало массу способов добычи энергии, догадалось, что источник энергии может находиться не рядом с ее потребителем, а поближе к месторождениям энергетических ресурсов, да и просто на расстояниях, которые гарантированно обеспечивают безопасность населенных пунктов. Одним из следствий такого подхода к делу и стало создание отдельной научной и технической дисциплины в энергетической отрасли – передача электроэнергии от источника генерации к удаленным от него на значительное расстояние потребителям.

Не будем сейчас углубляться в технические подробности того, как электричество вырабатывается. Мы уверены, что читатели хотя бы смутно помнят школьный курс физики – все эти направленные движения заряженных частиц, магнитные и электрически поля, генераторы, и всё прочее. Для тех, кто совсем уж далек от этого, имеется возможность освежить память.

В этот раз лучше пошире охватим чисто технические вопросы, связанные с передачей, распределением и использованием электроэнергии. Как показывает практика, понятия граждан в части распределения электричества заканчиваются на стенных розетках и выключателях, самые продвинутые смогут вспомнить про этажные электрощитки и счётчики. Разумеется, все эти части распределительных электросетей (а даже розетки и счётчики имеют отношение именно к ним) также важны, но они – лишь крайне малая часть всей энергосистемы. Скажем больше, это даже не самая важная её часть, чего бы там граждане о себе ни думали.

Итак, благодаря Майклу Фарадею, впервые в 1831 году обнаружившему, что движущийся в постоянном магнитном поле проводник способен вырабатывать электрический ток, мы можем получать в свои розетки электроэнергию. Да, современные генераторы имеют мало общего с «диском Фарадея» — они огромны, чудовищно мощны и дьявольски сложны. Но, как мы уже условились выше, не будем углубляться в вопросы генерации. Примем, что источник электроэнергии у нас есть. Как доставить эту энергию потребителям? Любой современный человек легко ответит на этот вопрос: да по линиям электропередачи! И будет полностью прав. Любой гражданин нашей Родины совершенно уверен в том, что он чуть  ли не ежедневно видит массу проводов, натянутых «между столбами»… Нет, термин «столбы» с точки зрения энергетика не только не точен, но даже обиден. Как говорили мои коллеги, «столб – это то, на чём держится забор, а провода подвешены на опорах!». Поэтому давайте использовать правильную терминологию: линии электропередачи проложены по опорам, деревянным, бетонным или металлическим. Опоры, если присмотреться к ним внимательнее, почему-то имеют разный размер, да и проводов на них порой висит разное количество – и один, и три, и четыре, и больше! Оглянитесь вокруг попристальнее, и вы обнаружите, что и провода могут быть разными – в изоляции и без, толстыми и тонкими, на фарфоровых изоляторах и на стеклянных. И изоляторов может быть различное количество – от небольшого фарфорового в количестве одна штука до огромных гирлянд штук по 20 на каждом проводе. А почему оно так всё устроено? Давайте разбираться.

Опора ЛЭП

Для начала придется смириться с одним незыблемым фактом: генераторы любой современной тепловой, атомной или гидроэлектростанции вырабатывают электроэнергию с напряжением вовсе не в привычные нам 220 вольт, а в 6-10 киловольт (кВ). Почему сделано именно так? Разумеется, нетрудно изготовить генератор с выходным напряжением 220 В однофазного тока или 380 В трёхфазного. Маломощные генераторы, например, дизельные электростанции, на такой номинал вполне себе имеют место быть, но для крупной и мощной электростанции это экономически невыгодно по той простой причине, что электроэнергия передается через совершенно конкретные проводники электричества, которые должны соответствовать совершенно конкретным требованиям и, что огорчительно, стоят они при этом совершенно конкретных денег.

Самая сложная часть статьи – тут есть формула

Уровень напряжения в проводах весьма существенно влияет на две вещи, важные для всей системы электропередачи: на то, какое конкретно потребуется сечение проводников, и на то, какой им будет необходим класс изоляции. Сечение проводника тем меньше, чем выше напряжение в нём и ниже сила тока. Напомни ровно одну формулу – формулу электрической мощности:

Q = I x U

где Q – активная мощность, передаваемая по проводнику, I – сила тока в проводнике, U – напряжение.

Пока не будем заострять внимание на том, что мощность зачем-то названа именно активной, примем именно эту формулу. Нас, потребителей, интересуют не значения силы тока и напряжения – для нас критично важно, чтобы передаваемая мощность была достаточна для работы всех необходимых нам в быту и на работе электроприборов и устройств. Из формулы ясно, что если надо передать по проводнику конкретную мощность, можно «играть» значениями силы тока и напряжения – лишь бы их произведение друг на друга давало необходимый результат. Можно увеличить силу тока и одновременно снизить напряжение, но энергетики действуют с точностью до наоборот — уменьшают силу тока и увеличивают напряжение. Зачем уменьшать силу тока? Дело в том, что проводник, даже медь (самый лучший в смысле проводимости материал) при передаче по нему электрической мощности нагревается. И нагрев проводника зависит от двух вещей – силы тока и сечения проводника. Греть проводник нежелательно, это в лучшем случае прямые потери энергии на обогрев атмосферы, в худшем – термическая деградация материала проводника вплоть до его расплавления. Можно увеличить сечение, но тогда он станет тяжёлым и дорогим. Стало быть, экономически выгодно уменьшить силу тока. И для этого есть ровно один способ, причем простой – увеличить напряжение.

С увеличением напряжения растёт класс изоляции всех используемых проводников электричества – мы ведь не хотим, чтобы электроэнергия терялась по пути от электростанции до потребителей, да и демографическая ситуация в стране сложная, жизнь и здоровье электриков беречь требуется, а не использовать новых и новых специалистов при каждом проведении ремонтных работ. Как это ни странно, любой диэлектрик (материал, не проводящий электричество) имеет хоть и очень большое, но вполне конечное и измеримое электрическое сопротивление. Поэтому для надёжной изоляции проводника с высоким напряжением требуется хороший диэлектрик со строго определенными характеристиками. Если толщина изолятора и его материал выбраны неверно, то либо через диэлектрик будет происходить постоянная утечка напряжения, а это прямые потери энергии, либо изолятор будет пробит, и тогда случится короткое замыкание (КЗ) с самыми серьезными последствиями. Отсюда – очевидный вывод: класс изоляции выбирать нужно, имея в виду баланс между эффективностью изолятора и потребным сечением проводника. И именно поэтому напряжение в генераторах электростанций обычно принимается в 6-10 кВ: при таком напряжении изоляция получается достаточно компактной, а сечение проводников в обмотках генератора не слишком толстым, то есть и сам генератор не превращается в совсем уж колоссальное по своим размерам устройство. В общем, соблюдается конструктивный компромисс между стоимостью агрегата и его эффективностью.

Дороги и тропинки электроэнергии

Если электростанция находится рядом с потребителями, например, с небольшим городом, то напряжение 6-10 кВ можно сразу выдать для питания городских нужд, разве что для конечных потребителей его надо бы сначала понизить до привычных всем 220 или 380 В. Нет, можно, конечно, и по квартирам развести 10 кВ, но представьте себе размеры розеток, выключателей и кабелей, заложенных под штукатурку стен! Это будет дорого, глупо и опасно. Гораздо эффективнее подвести линию, скажем, 10 кВ к большому жилому дому и обустроить во дворе трансформаторную подстанцию. Эти сооружения всем известны, их обычно в народе величают «трансформаторными будками». На такой подстанции устанавливают трансформатор, который понижает напряжение с 10 кВ до 380 В, подает его в смонтированное тут же, в «будке», распределительное устройство (РУ), от которого воздушными или кабельными линиями напряжение подается в подъезды, где на распределительных щитках для каждой квартиры граждан напряжение получает привычные, «родные» 220 В.

Трансформаторная подстанция

На электростанции РУ также необходимо — ведь и линий от нее отходить может несколько, по количеству основных потребителей, и генераторов может быть несколько. Генераторы выдают напряжение на общие провода электростанции, которые называются шинами, или ошиновкой. К шинам подключаются отходящие линии, подающие питание на подстанции, окружающие по периметру каждый город – на подстанциях происходит первое снижение напряжения электричества, приходящего с РУ электростанций и здесь же электроэнергия распределяется по группам городских потребителей. Для наглядности можно представить себе, пожалуй, вот такую картинку: с электростанций в сторону потребителя несется мощный поток электроэнергии, который на входе в город встречает «плотина» подстанции, которая снижает напор и распределяет общий поток на «ручьи» отдельных направлений. Перед зданием, в котором работают или живут потребители – вторая плотина, трансформаторная подстанция, задача которой – снизить напор еще сильнее и превратить ручьи в ручейки. И только после фильтра – распределительного щита на лестничной клетке – окончательно усмиренная, ручная и дрессированная электроэнергия подается к нашим столам.

Для тех, кому хочется узнать больше подробностей о том, как выглядит путь-дорога электроэнергии от генераторов на электростанциях до розеток в наших жилищах, предлагаем к прочтению одну из наших предыдущих статей под названием «Распределение электроэнергии в городе».

Электрическая коммутация как предмет инженерного искусства

В этой схеме есть ещё два очень важных элемента, про которые в указанной статье ничего не рассказано — коммутационные аппараты и устройства защиты. Коммутационные аппараты нужны для включения и отключения линий питания и устройств, подключенных к ним. Зачем надо отключить, скажем, линию? Ну, например, для ее ремонта. Нет, существуют методы и технологии работы на линиях прямо под напряжением, но обычно так не делают – это очень опасно! Поэтому каждую линию электропередачи оборудуют на обоих ее концах — например, у электростанции и у подстанции, устройствами коммутации. В электроэнергетике используется два типа коммутационных аппаратов – обычные и силовые. Силовой аппарат (выключатель) необходим для отключения линии электропередачи прямо во время ее работы, то есть под нагрузкой. Он обязательно снабжен устройствами для гашения электрической дуги – замечательное физическое явление, с которым, как ни странно, электрики не хотят знакомиться близко, хотя оно представляет немалый интерес для каждого добросовестного научного экспериментатора.

Атмосферный воздух, к которому мы так привыкли, для профессионального энергетика – диэлектрик, поскольку при обычных условиях он не проводит электричество. Но в момент, когда происходит размыкание контактов электрической сети, воздух перестает быть диэлектриком – напряжение в проводниках электричества имеет значение выше критического, которое называют напряжением пробоя. Это явление происходит в течение очень короткого времени, порядка 0, 000 000 01 секунды, а вот последствие в виде электрической дуги может установиться на длительное время. Во время пробоя между разорванными контактами цепи возникает искровой заряд, импульсно замыкая электрическую цепь. При достаточной мощности источника напряжения в воздушном промежутке образуется устойчивое количество плазмы в объеме, которого достаточно для значительного падения сопротивления воздушного промежутка – воздух превращается в прекрасный проводник. При этом искровые разряды становятся дуговым разрядом, образуется плазменный шнур между контактами, создается плазменный тоннель. Интереснейшее явление!

Возникающая дуга является проводником электричества и замыкает электрическую цепь между контактами, которые электрик только что разомкнул. Вот что этим электрикам не нравится-то, спрашивается? Плазменный тоннель позволяет увеличиваться току еще больше, дуга может нагреваться до величин от 5’000 до 50’000 градусов. Взаимодействие контактов цепи с плазмой дуги приводит их сначала к нагреву, затем частичному расплавлению и последующему испарению, что, конечно, огорчает любого исследователя и наблюдателя этого прелестного явления. После того, как провода испарятся, промежуток между тем, что незадолго до этого было электрическими контактами, вырастет, и дуга погаснет. Брызги раскаленного металла, превращающегося в газ от бешеной температуры, световая вспышка, которая может повредить зрение – это так занимательно и интересно!

Но суровые электрики не любят электрическую дугу, и все тут. То ли потому, что жить хотят, то ли из-за того, что получившееся воспоминание об электросети придется пару недель восстанавливать, то ли по еще каким причинам. Одним словом, устойчивая антипатия электриков к образованию электрической дуги – явление загадочное, специалистами изученное явно недостаточно. Эти удивительные люди, электрики, стараются изо всех сил, чтобы не давать специалистам исследовать эту антипатию, упорно демонстрируя антинаучный подход – говорят, что так уж исстари повелось.

Если электрические дуги гасят – значит, это кому-то нужно

Нагрузки в сети бывают разные, и, к примеру, линия 10 кВ, по которой передаётся ток ампер в 600, при отключении выдаст такую суровую дугу, что если бы в выключателе не было систем ее гашения, то выключатель бы с большой вероятностью сгорел, причем сгорел бы феерически и пришёл после этого, мягко будь сказано, в полную негодность (если говорить жестко – просто перестал бы существовать). Способов гашения дуги существует много. Например, дуга отлично гасится в жидкости, желательно с хорошими диэлектрическими свойствами. Такая жидкость существует, это трансформаторное масло — то самое, которым доверху заливают корпуса мощных трансформаторов. Диэлектрическая прочность трансформаторного масла очень велика: зазор в 2,5 мм не пробивается напряжением, как минимум, 35 кВ. Кроме того, дуга, как уже сказано, очень горячая, масло в выключателе от этого жара разлагается, выделяя большое количество газа, и дуга в такой смеси газа и масла гаснет ещё быстрее. Выключатели, использующие для гашения дуги масло, так и называют — масляными.

Воздушные выключатели

Кроме масла, дугу можно гасить мощной струёй сжатого сухого воздуха, на этом принципе работают воздушные выключатели. Воздух ведь тоже хороший диэлектрик, 1 мм даже обычного воздуха вполне держит до 1 кВ, а если воздух ещё и высушить, то напряжение пробоя ещё увеличится. Еще один способ гашения – использование специального газа, шестифтористой серы или элегаза. Диэлектрическая прочность элегаза примерно в шесть раз выше прочности сухого воздуха, к тому же он совершенно не горит и не токсичен. Также для гашения дуги используется она сама: магнитное поле от дуги взаимодействует с мощными магнитами в выключателе, которые дугу растягивают и дробят в многочисленных перегородках из огнестойкого материала типа асбеста. Именно так гасят дугу в сетях постоянного тока, скажем, на электротранспорте. Дуга постоянно тока в отличие от дуги переменного тока не гаснет при переходе синусоиды через нуль, она горит устойчиво, и никакого масла или воздуха не хватит, чтобы её погасить. Поэтому используется растягивание дуги, так называемое магнитное дутьё. Кстати, магнитное дутьё для гашения дуги применяется в автоматах защиты на обычных квартирных щитках, только там дугогасящие устройства простенькие, поскольку нагрузки в щитках относительно невелики. Также важным фактором эффективности отключения дуги является то, что выключатели, как правило, срабатывают очень быстро, в доли секунды. Их основные контакты имеют мощные тугоплавкие вставки, способные выдержать многочисленные отключения, в том числе и КЗ.

Погасил? Разомкни!

На современном уровне развития электротехники силовые выключатели отлично справляются со своими функциями, отключая линию или устройство без КЗ и электрических дуг. А зачем нужны обычные коммутационные аппараты, без дугогасящих устройств? Дело в том, что любой силовой выключатель – устройство обычно закрытое, с мощным корпусом. И в каком положении его контакты, как правило, увидеть сложно. Энергетиков такое положение вещей не устраивает, им нужно, чтобы в цепи был видимый разрыв — именно тогда можно быть совершенно уверенным, что линия выключена, что напряжения на ней нет. Вот для создания такого видимого разрыва применяются разъединители – коммутационные аппараты без дугогасящих свойств. Разъединителем можно снять напряжение с линии без нагрузки или с трансформатора на холостом ходу. Нагрузку с помощью разъединителя отключить нельзя – он выйдет из строя даже от попытки такого действия. Обычно для отключения линии энергетики действуют так: отключают линию с обоих концов силовыми выключателями, и только потом ее обязательно отключают ещё и разъединителями. Для полной безопасности даже на надёжно отключенную линию ещё и временные заземления устанавливают. В этих вопросах мелочей не бывает, поскольку цена ошибок и недоработок – гибель людей и многомиллионные убытки!

Заметим, что обычный выключатель, зажигающий люстру под потолком, является чисто технически именно разъединителем – в нём нет ничего для гашения дуги, разве что контакты могут быть усиленными. Но это не так уж важно, нагрузка питания даже мощной люстры обычно небольшая. Но вот на вводе в квартиру такой выключатель уже не поставишь — пара попыток отключить всю электрику в квартире, особенно если имеется электроплита, полностью выведут его из строя.

Разумеется, управлять всей коммутацией в энергосистеме можно и вручную, усадив включать и отключать разъединители и выключатели какого-нибудь специально обученного человека. Однако это может плохо кончиться, поскольку в случае КЗ и в случае образования электрической дуги процессы идут крайне быстро, и на реакцию человека в данном вопросе полагаться нельзя. Следовательно, требуется автоматизировать процессы как обнаружения какой-нибудь неправильности в работе электросети, так и реакции на такую неправильность. То есть крайне необходимо быстро найти проблему, быстро локализовать её, а уж потом разбираться, что случилось. Для этого требуются устройства защиты.

Самый простой вид электрической защиты – максимальная токовая защита (МТЗ). Принцип её действия заключается в том, что для любого устройства, например, линии или трансформатора, есть рассчитанный заранее максимально допустимый (номинальный) ток. Скажем, трансформатор на подстанции способен выдать максимально 1’000 А. Если трансформатор вдруг начнёт выдавать 1’200 А, это, скорее всего, означает КЗ где-то за трансформатором, и вообще такой нагрев для него вреден, трансформатор перегреется. Другими словами, превышение номинального режима может быть признаком нештатной работы устройства, требующей его немедленного отключения. МТЗ как защита реализована и на обычных квартирных щитках в автоматах, имеющих номинальный ток в 16 или 25 А. Если за автоматом нагрузка вдруг выросла до 30 А, биметаллическая пластина внутри автомата хорошенько нагреется, поменяет форму и отстегнет защёлку основных контактов, разорвав сеть подачи электроэнергии. Всё, проблема ликвидирована. Жильцам останется выяснить, отчего сработал автомат – например, кто-то включил электрочайник, плиту и стиральную машину одновременно, и вернуть его в рабочее положение, подняв флажок. По точно такому же принципу действует МТЗ и на больших устройствах.

Немного более сложная защита – токовая отсечка. Как правило, МТЗ — защита довольно медленная. Если в устройстве случилось КЗ, то ток в нём вырастает резко, броском, и МТЗ может не успеть отработать такую проблему. Именно на этот случай существует отсечка. Она реагирует на большой скачок тока, причем реагирует моментально. Обычно МТЗ и отсечка дополняют друг друга.

Осталось только отметить, что любая защита действует на устройство (линию или трансформатор) не непосредственно, а выдает соответствующую команду на силовой выключатель. Защиты проектируются и настраиваются таким образом, чтобы в случае, например, КЗ на конкретной линии от защиты вырубилась не вся электростанция или подстанция, погасив всё на свете, а только данная конкретная линия, а остальные устройства продолжили работать как ни в чём не бывало. Таким образом, обеспечивается один из важнейших параметров эффективности защит – селективность. В сложных энергосистемах со многими присоединениями генерирующих мощностей и потребителей используются более сложные виды защит – дифференциальная, газовая, ВЧ-защита и т.д. Они контролируют линии, причем по конкретным участкам, состояние трансформаторов, и кучу других параметров. Пока для понимания важности использования защит, силовых выключателей и разъединителей достаточно и того, что изложено выше. Энергетики не только придумали способы генерации и использования электроэнергии, они прилагали и прилагают максимум усилий для того, чтобы линии электропередач работали исправно и не подвергали нас с вами, обычных пользователей, никаким рискам.

Подытожим. В самом простом случае электроэнергия вырабатывается на электростанции генераторами и выдается в распределительные устройства самой электростанции. Далее электроэнергия через коммутационные аппараты выдаётся в отходящие линии, по которым попадает на понижающие подстанции у потребителей. Там напряжение понижается до приемлемого уровня и выдается, опять же через коммутационные аппараты, конечным потребителям. На всех этапах, от генерации до выдачи напряжения в каждую квартиру или офис, состояние устройств и качества электроэнергии контролируется аппаратурой защиты, и, разумеется, измерительными приборами.

Обратим ваше внимание, что все изложенное — наиболее простая схема электроснабжения, в которой мы рассмотрели несколько абстрактный случай ровно одного источника генерации, одной городской подстанции, одной трансформаторной будки, обеспечивающей электроснабжение ровно одного многоквартирного дома. Но наша с вами реальность куда как сложнее – города у нас не состоят из дома в количестве одна штука, в реальных городах не только жилых домов много, но еще и производственные предприятия имеются, и электрический транспорт по дорогам бегает. Да и путь-дорога электроэнергии от электростанции до розетки, тропинки внутри городской черты не всегда удобны настолько, чтобы использовать только воздушные линии электропередач, порой без кабелей просто не обойтись. Культурный человек на то и культурный, чтобы знать обо всем этом хотя бы в общих чертах, потому эта статья последней точно не будет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.