Аналитический онлайн-журнал

«Радиоактивный» ликбез спасёт от радиофобии

«Радиоактивный» ликбез спасёт от радиофобии

Отсутствие знаний - настоящая причина радиофобии.
SHARE

Совсем недавно группа «экологов» — активистов российского отделения «Гринпис» приложила максимум усилий, чтобы вызвать очередной всплеск радиофобии по совершенно надуманному поводу. Из Европы на предприятия Росатома происходила поставка для дальнейшей переработки партия обедненного урана – вещества, радиоактивность которого в 2-3 раза ниже, чем у природной урановой руды. В этот раз попытка не удалась – оперативно сработал Росатом и информационное агенство ria.ru, разместивший на своих страницах опровержение фейк-новости, но, что называется, «осадочек остался».

Хорошо, что «утку» псевдоэкологов удалось подстрелить на взлете, однако вот то, что она вообще оказалась способна от земли оторваться – плохо. То, что нашлись те, кто успел поверить фантасмагорической информации, это признак сразу двух проблем – и того, что далеко не все понимают, что такое радиоактивные отходы, кто и как в России решает проблемы, с ними связанные, так и то, что очень уж мало внимания уделяется необходимости сделать такую информацию как можно более общедоступной. Сказывается еще и постоянная путаница в терминологии – сотрудники СМИ, а вслед за ними и все остальные, путают ядерные материалы и материалы радиоактивные, а уж про рентгены, кюри, беккерели и прочие зиверты вообще говорить не приходится. Радиоактивные вещества твердые, жидкие, газообразные, высоко-, низко- и среднеактивные, радиоактивные отходы, содержащие и не содержащие ядерные материалы, пункты хранения временные, долговременные и постоянные, пункты захоронения – все смешалось в сообщениях экологических и как бы экологических организаций, а так же в сообщениях новостных агентств, которые далеко не всегда стараются разобраться в том, что публикуют.

Досадно, ведь тема радиоактивных отходов важна не только с точки зрения вреда окружающей обстановке, не только потому что сейчас многие и многие подвержены радиофобии, но и с медицинской точки зрения – в конце концов, здоровье для всех и каждого важнее всего. Нельзя допускать, чтобы мы оказывались даже не в состоянии ясно понимать, о чем именно, о какой потенциальной опасности нас предупреждают государственные организации, которые созданы как раз для того, чтобы надежно охранять всех нас от любых видов радиационной опасности. Впрочем, даже о том, какие именно организации за какую часть этой работы отвечают, тоже известно далеко не всем. Результат получается прямо противоположный ветхозаветному: многие незнания потенциально способны породить многие печали, а уж в этом точно ничего хорошего нет.

Поскольку желающих разбираться и рассказывать об этом невооруженным глазом не наблюдается, попробуем навести порядок мы сами, поскольку порядок, как известно, прежде всего, и к тому же он всему голова. Будем надеяться, что кто-нибудь со временем, да подтянется. Терминологии будет достаточно много, но тут уж ничего не поделать, без понимания точного значения слов мы оказываемся не способны оценить, о чем, о какой потенциальной опасности нас предупреждают соответствующие государственные контролирующие и надзирающие органы, а какие показания каких приборов, наоборот, сообщают о том, что все в полном порядке. Да, собственно, и с этими государственными органами тоже порядок в головах навести стоит – кто из них и за что именно отвечает. Но все вполне традиционно – огромных познаний в атомной физике не потребуется, формул не будет, вполне достаточно обычного здравого смысла и самых азов знаний на уровне нескольких фактов из школьного курса. Поскольку получается, что информации достаточно много, статей получается две: о том, что именно и по каким причинам является источником реальной, а не надуманной радиационной опасности и о том, кто и как делает все, чтобы эта опасность всегда оставалась только потенциальной, чтобы надежно уберечь нас от вредоносных радиоактивных отходов (РАО).

Сырье для атомной промышленности отходами быть не может

«Факт №0», базовый – к отходам, вне зависимости от того, радиоактивные они или нет, не относятся материалы, которые можно перерабатывать с целью получения из них других полезных материалов. Пример мы только что видели – недобросовестная попытка российского отделения «Гринписа» и ему сочувствующих объявить радиоактивными отходами обедненный уран, поставляемый из Германии в Россию для его дальнейшего обогащения. На входе производственного процесса на Уральском Электрохимическом комбинате (УЭХК, предприятие, входящее в состав ТВЭЛ, топливного дивизиона Росатома) – обедненный уран, на выходе – уран, обогащенный по содержанию урана-235 до уровня, необходимого для производства ядерного топлива для нужд атомной энергетики. Вывод очевиден: обедненный уран европейского происхождения для российской атомной промышленности – сырье для переработки, «отходом» его назвали с очевидной провокационной целью.

Стоит обратить внимание, что провокация «Гринписа» была направлена не только против России, но еще и против Европейского Союза. Грузоотправитель, немецкое подразделение компании Urenco, отправляло в Россию свое сырье для того, чтобы из него был произведен обогащенный уран. По классификации Евратома (в состав которого входит Urenco) это – топливный контракт, а потому Urenco обязана была согласовывать его с Евратомом как с европейским надзирающим и контролирующим органом. Стало быть, если согласиться с версией «Гринписа», на нарушение российского законодательства пошли сразу три организации – Евратом, Urenco и Росатом. Законодательство России в этом отношении исключительно строго – ввоз РАО на территорию нашей страны запрещен в любом виде, такое запрещение присутствует и в законодательствах любого другого государства, что весьма строго контролируется еще и такой организацией, как МАГАТЭ. Эдакий вот «пролетарский размах» получился у наших псевдоэкологов и всех тех СМИ, которые с охотой подхватили эту «сенсацию».

Зарубежным радиоактивным отходам в России места нет

Следующий вывод чуть менее очевиден: поскольку у России на производственном объединении «Маяк» и в составе Горно-Химического Комбината (ГХК, предприятие, входящее в состав дивизиона по управлению заключительной стадией жизненного цикла) имеются заводы по переработке облученного ядерного топлива (ОЯТ), ОЯТ не является «отходом». Это тоже сырье для нашей атомной энергетики, хотя, конечно, куда как более специфическое, чем обедненный уран. Именно по этой причине Росатом имеет право на ввоз ОЯТ, образующегося на АЭС советского и российского дизайна, работающих за пределами России, что наши атомщики и делают. Специфика же ОЯТ, поступающего в Россию из-за границы как сырья для атомной энергетики заключается в следующем моменте, о котором почему-то не часто говорят вслух.

Вот определение РАО, данное в Законе «Об использовании атомной энергии» (№ 170-ФЗ от 21 ноября 1995 года, статья 3):

«Радиоактивные отходы – не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества, а также оборудование, изделия (в том числе отработавшие источники ионизирующего излучения), содержание радионуклидов в которых превышает уровни, установленные в соответствии с критериями, установленными правительством РФ».

Правда, тут появляется не сильно очевидный термин «радионуклиды», но с ним мы сумеем разобраться чуть ниже. Технология переработки ОЯТ, существующая на сегодняшний момент такова, что в результате ее применения производится не только материал для атомной энергетики, но и те самые РАО, которые дальнейшей переработке уже не подлежат, а содержание радионуклидов превышает предельно допустимое. Вот исходя из упомянутого закона Росатом и действует – РАО, образующиеся в результате переработки ОЯТ прибывшего из-за границы, в России не остаются, не захораниваются, это РАО возвращается в страну происхождения. Соответствующий пункт в обязательном порядке содержится во всех топливных контрактах Росатома, с какой бы страной они не подписывались – РАО «из-под ОЯТ» возвращалось, возвращается и будет возвращаться в ту страну, откуда поступает ОЯТ. Такие РАО – не наши проблемы, у Росатома хватает забот и хлопот с ОЯТ, которое образуется на российских АЭС, но об этом чуть позже. Важно запомнить главное: ОЯТ не является РАО, к РАО относится только часть материалов и веществ, возникающих в результате переработки ОЯТ.

Транспортно-упаковочные контейнеры для перевозки ядерного топлива

Еще один тонкий момент – то, что ядерные материалы тоже не являются РАО, что бы по этому поводу не пытались заявлять всевозможные псевдоэкологи. Ядерные материалы – это материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся ядерные вещества. Свежее ядерное топливо для ВВЭР имеет очень малый уровень радиации, но оно содержит делящееся ядерное вещество – уран-235. Делящееся вещества – те, в которых может идти ядерная реакция деления, то есть изотопы урана, плутония и тория, причем изотопы строго определенные.

«Золотой теленок» о ядерной физике

Для того, чтобы разобраться, что такое радионуклиды, о которых идет речь в Законе «Об использовании атомной энергии», придется припомнить школьную физику, но не очень сильно – хватит всего нескольких фактов. Атом любого вещества состоит из ядра и электронов, вращающихся вокруг него. В состав атомного ядра входят протоны и нейтроны – элементарные частицы, вес которых многократно превосходит вес электронов. Впрочем, электроны нас мало интересуют – они отвечают только за химические свойства атомов, нам пока не до этого. Протон, он же proton – элементарная частица, имеющая положительный электрический заряд. Нейтрон, как и следует из его названия, электрически нейтрален – нет у него заряда, ему и так хорошо.

Но, что уж точно общеизвестно, одноименно заряженные заряды взаимно отталкиваются, а ядра атомов многие годы демонстрируют свою стабильность. Протоны в его составе существуют друг с рядом другом и не желают разлетаться в разные стороны, и поиск причин, по которым это именно так, отнял у физиков немало нервов и времени, делая им нервы. Но, в конце концов, ответ нашелся: оказывается, на сверхмалом расстоянии электрическое отталкивание «забивает» куда как более мощное взаимодействие, которое физики-атомщики, не мудрствуя, так и назвали – сильное. Грубо говоря, именно оно «склеивает» между собой протоны и нейтроны, позволяя не обращать внимания на какое-то там ничтожное электромагнитное отталкивание. Сильное взаимодействие действительно очень сильное, вот только действует оно на расстояниях, характерных для размеров атомного ядра, то есть порядка 10-15 метра. Ноль, запятая, четырнадцать нулей и единичка. Словами это одна миллиардная одной миллионной метра или, если кому больше нравится, одна миллионная одной миллиардной. Если представить себе некие фантастические «тиски», при помощи которых мы можем сдвигать друг к другу два протона, то сможем наблюдать интересную сцену – ядерный флэшмоб первой встречи Остапа Бендера и Шуры Балаганова. Запамятовали?

«- Здоров, председатель, — гаркнул новоприбывший, протягивая лопатообразную ладонь. — Будем знакомы. Сын лейтенанта Шмидта.
— Кто? — спросил глава города, тараща глаза.
— Сын великого, незабвенного героя лейтенанта Шмидта, — повторил пришелец.
— А вот же товарищ сидит — сын товарища Шмидта, Николай Шмидт.
И председатель в полном расстройстве указал на первого посетителя. В жизни двух жуликов наступило щекотливое мгновение. Судьба давала только одну секунду времени для создания спасительной комбинации.
— Вася! — закричал первый сын лейтенанта Шмидта, вскакивая. — Родной братик! Узнаешь брата Колю? И первый сын заключил второго сына в объятия.
— Узнаю! — воскликнул прозревший Вася. — Узнаю брата Колю!!!»

Ровно так же два протона отталкиваются друг от друга, желая «аккуратно разделить территорию», но, когда дистанция уменьшается вот до той самой одной миллионной одной миллиардной, у них возникает только одна спасительная комбинация и они бросаются в объятия друг друга. Физики комментируют это без единой улыбки: «На таком расстоянии сильное взаимодействие многократно превышает силу электромагнитного отталкивания». Скучные люди! Хотя они лучше всех умеют фиксировать вспышку радости, охватывающую протоны – они стискивают друг друга с такой силой, что умудряются … потерять вес.

Мы тут случайно описали реакцию ядерного синтеза, пока все еще недостижимую ученых и технологов, которые вот уже более полувека пытаются создать те самые фантастические «тиски», но подробнее об этом – как-нибудь в следующий раз. Что касается нейтронов, то их поведение не сильно отличается от поведения протонов, разве что первоначально вместо жесткой антипатии они демонстрируют полное равнодушие друг к другу. Но заканчивается все ровно так же – жаркими и радостными «объятиями, поскольку» в масштабах атомного ядра свойства протонов и нейтронов одинаковы. Вот для того, чтобы подчеркнуть это удивительное единство, физики и придумали для них общее название – нуклоны.

Нуклоны, нуклиды и радионуклиды

Соответственно «нуклидом» для краткости называют атомные ядра в тех случаях, когда речь идет только о физике атомного ядра, когда нет необходимости вникать в то, что вытворяют на своих орбиталях электроны, когда нас не интересуют химические свойства. Для тех, кто не погружен глубоко в тему, никакого удобства, чувства комфорта дополнительный термин не предоставляет, да и мы вынуждены разбираться с этим исключительно по той причине, что эта терминология является общеупотребительной для текстов законов, подзаконных актов и медицинской литературы, посвященной радиации. Но половину термина мы уже одолели, теперь осталось разобраться с тем, что такое «радионуклид». Нет, это не ядра атома, которые общаются друг с другом при помощи радио, тут все чуточку сложнее и проще одновременно. В данном случае речь идет не о средстве связи, а о явлении, название которого некоторым господам и товарищам лениво писать полностью – о радиоактивности.

Радионуклиды – это атомные ядра, подверженные спонтанному явлению радиоактивности. Опять сложно звучит? На самом деле – ничего страшного, если припомнить, как выглядит таблица Менделеева и использовать обычную житейскую логику. Порядковые номера химических элементов в таблице Менделеева – это количества протонов в ядрах их атомов. Водород имеет номер 1, поскольку ядро его атома имеет 1 протон, второй элемент таблицы – это гелий, в ядре которого находятся уже два протона, и так далее. Чем больше порядковый номер химического элемента – тем больше протонов в ядре. Но, чем больше протонов – тем больше размер ядра. Если представить, что атомное ядро имеет форму шара, то получается что, чем больше протонов – тем все больше и больше становится расстояние между протонами, которые находятся во внешних слоях этого шара. Чем ближе этот радиус подходит к заветной цифре 10-15, одной миллионной одной миллиардной, тем больше становится шанс на то, что сильное взаимодействие «выключится» и в дело вступит электромагнитное отталкивание.

Другими словами – чем тяжелее ядро химического элемента, тем больше становится вероятность того, что на волю в пампасы из него вырвется пара протонов, находящихся на противоположных концах диаметра условного шара. Вот только вылетать протоны норовят не просто парой – они прихватывают с собой за компанию еще и парочку нейтронов. Группка из двух протонов и двух нейтронов, покидающая ядро тяжелого химического элемента носит название альфа-частиц, процесс вот такого расставания группы отщепенцев с большим и дружным коллективом нуклонов – альфа излучением. Атомные ядра химических элементов, имеющие склонность к альфа излучению на языке физиков – альфа радиоактивные нуклиды. Звучит несколько устрашающе, зато пишется и проговаривается коротко. Нам – напряжение извилин, физикам – удобство и комфорт, так и живем.

Неспокойная жизнь нейтронов

Поскольку атомные физики народ весьма дотошный, то после того, как было выяснено, что ядра атомов состоят из нейтронов и протонов, они стали прикладывать максимум усилий для того, чтобы как можно тщательнее выяснить присущие этим частицам характеристики и свойства. В числе прочего удалось установить, что вес протона составляет 1,6726 * 10-27 килограмма («десять в минус двадцать седьмой» словами описывать еще сложнее, но можно и такое упражнение выполнить: это одна миллиардная одной миллиардной одной миллиардной), а вес нейтрона – 1,6743 *10-27. Разница ничтожна, но она есть. Опять головоломка, над разгадкой которой бились лучшие умы человечества, окончательно ответ в 1934 году сформулировал Энрико Ферми: свободный нейтрон не является стабильной частицей, в течение 15 минут он превращается в … протон. Для того, чтобы «оправдать» появление дополнительного положительного заряда во время этого процесса появляется еще и электрон с его отрицательным зарядом, а изменения энергии уравниваются за счет рождения еще и антинейтрино. Таким же образом нейтроны ведут себя и в составе атомных ядер, в результате атом превращается в положительно заряженный ион. Свежеиспеченный протон остается все там же, внутри ядра, а вот родившийся электрон вынужден уноситься прочь, поскольку в облачке электронов, вращающихся вокруг ядра, свободных мест нет. Вот этот «из ниоткуда» берущийся электрон и называют бета-частицей, а этот удивительный процесс перерождения нейтрона в протон – бета-распадом или бета-излучением.

Альфа, бета и гамма-излучение

Если присмотреться в альфа и бета-излучениям, то легко можно увидеть схожую черту – в составе ядер в обоих случаях меняется количество протонов. Снова смотрим на таблицу Менделеева – если у атомов в ядрах разное число протонов, то мы имеем дело и с разными химическими элементами. Но в данном случае речь не об этих удивительных перемещениях по таблице Менделеева самих по себе. Самопроизвольно один химический элемент превращается в другой, который вовсе не обязан оказаться стабильным – в результате альфа и бета-распадов в ядрах атомов меняется и количество нейтронов, то есть изначально нестабильное ядро (оно же – радионуклид) может оказаться нестабильным, и в некоторых случаях эта нестабильность может оказаться даже выше, чем она была у материнского ядра. После первичного альфа-распада может произойти второе и третье, альфа-распад может спровоцировать последующий бета-распад, первичный бета-распад способен спровоцировать вторичный такой же, а может стать причиной вторичного альфа-распада. Физики фиксируют целые цепочки радиоактивных распадов, но нам это интересно не с академической, а с сугубо практической точки зрения.

Радиоактивный материал может продолжать свой распад достаточно долго, и каждое новое звено в цепочке распадов будет увеличивать альфа или бета-излучение. Как пример можно привести поведение америция – 241-го элемента таблицы Менделеева. Америций подвержен альфа-распадам, при этом он превращается в нептуний-237. Нептуний-237 тоже радиоактивен, он способен излучать альфа-частицы, превращаясь уже в один из изотопов протактиния-231, который еще более радиоактивен, причем распад может идти как за счет альфа, так и за счет бета распадов. Каждый этап таких цепочек, которые физики называют радиоактивными рядами – это дополнительные дозы радиации, вероятность появления таких цепочек – дополнительная головная боль для организаций и специалистов, отвечающих за нашу с вами радиационную безопасность. Им приходится выстраивать барьеры не только для тех РАО, которые получили от промышленности изначально, необходимо продумывать эти барьеры так, чтобы они гарантированно сдерживали вторичные и последующие виды излучений.

Средневековые алхимики, помнится, хотели научиться всего лишь превращать свинец в золото – и то ничего не получилось, а современные специалисты по радиоактивности наблюдают и изучают десятки, если не сотни опасных превращений одних химических элементов. Конечно, цепочки радиоактивных распадов не продолжаются бесконечно – рано или поздно ядра атомов добираются до стабильных элементов и «успокаиваются». Но очень важно понимать, когда, на каком этапе цепочки радиоактивных распадов действительно прекратятся, какой вред потенциально способно принести каждое звено в этой цепочке. При этом приходится очень внимательно относиться и к третьему типу радиоактивного излучения – гамма.

И для атомов главное – не нервничать!

В отличие от двух уже описанных случаев радиоактивности, гамма изучение не связано с изменениями числа протонов и нейтронов в ядрах атомов. Строго говоря, гамма-излучение радиоактивностью вообще нельзя назвать – ведь в нем участвуют такие привычные нам фотоны, частицы света. От видимого света кванты гамма-излучения отличаются только количеством энергии, которое они переносят – оно на порядки больше. Фотоны не имеют электрического заряда, потому и обладают большим проникающим эффектом, чем частицы альфа и бета-излучения, гамма-излучение считается наиболее опасным. Воздействие на живой организм происходит за счет того, что способно «срывать» с орбиталей электроны, входящих в состав атомов, из которых состоят живые клетки. После того, как электрон покидает атом, атом приобретает положительный заряд, становится ионом. Сорвавшийся со своего места электрон, получивший изрядный импульс энергии от гамма-квантов, получает способность ионизировать другие атомы. Ионизированный атом и свободный электрон не могут долго пребывать в таком состоянии, уже в течение одной стомиллионной доли секунды они запускают цепь сложных реакций, в результате которых в живом организме образуются новые молекулы, в том числе и такие чрезвычайно реакционно способные, как свободные радикалы.

Еще несколько миллионных долей секунды – и вот уже свободные радикалы начинают взаимодействовать друг с другом и с другими молекулами, что может вызвать химическую модификацию важных в биологическом отношении молекул, необходимых для нормального функционирования живых клеток организма. Процессы эти изучены далеко не до конца – биологические последствия могут возникнуть как через несколько секунд, так и спустя годы. Рекомендация тут может быть только одна: если у вас нет желания, чтобы такие исследования проводились непосредственно на вас – сделайте все возможное, чтобы никогда не получать дозы гамма-излучения, превышающие фоновые значения. Нет, тут никакой ошибки нет – все живое на планете находится под постоянным гамма-излучением, приходящим на Землю из космоса. К этому постоянному, фоновому гамма-облучению все живые организмы на планете давно привыкли и приспособились, вред способна причинить только дополнительная, «сверхфоновая» доза.

Откуда она может взяться и почему гамма-излучение принято связывать с радиоактивностью? Представьте себе, что вы много лет работаете в сплоченном дружном коллективе, уверенно справляющемся со всеми заданиями, из которого совершенно внезапно, без всяких видимых причин, без обсуждений и предупреждений посреди рабочего дня уходят несколько человек. Вот покидают свои рабочие места и молча, не оглядываясь, стремительно улепетывают в неведомом направлении через входную дверь, а то и через окно, предварительно отключив мобильные телефоны и ликвидировав все аккаунты в соцсетях вместе с электронными адресами. Отнесетесь вы к такому событию спокойно-равнодушно? Вряд ли – наверняка будете весьма эмоционально обсуждать с коллегами, что могло произойти этими странными бегунами, что может означать их странное поведение. Их уже нет в поле зрения, а эмоции по поводу их исчезновения – на месте. Пересуды, попытки понять столь внезапную интригу, дым коромыслом, куча домыслов – на неделю-другую точно, а потом этом случай начинает постепенно забываться. Ровно так же ведут себя ядра атомов после альфа и бета излучения: «Куда унеслись наши две пары протонов и нейтронов? Почему взбеленился хорошо знакомый электрон, куда его нелегкая понесла?! Что за дела, я вам спрашиваю?!». Ну, и так далее. Мы с вами друг с другом пообщались, эмоции сбросили – да и успокоились. А возбужденные атомы сбрасывают не эмоции, а вот то самое гамма-излучение, после чего возвращаются в стабильное состояние. Аналогия достаточно грубая, но факт остается фактом – гамма-излучение чаще всего провоцируется предыдущим альфа или бета-излучением, которые приводят атом в возбужденное состояние.

Облучение внешнее и облучение внутреннее

Вот теперь мы более-менее понимаем, как «живут» радиоактивные элементы, каким является потенциальный вред их воздействия на живые организмы. Альфа и бета-излучения, складывающиеся порой в достаточно длинные цепочки, каждое звено которых способно добавить в этот компот еще и гамма-излучение. Вести себя каждый из видов этих излучений может достаточно коварно. Известно, что проще всего защититься от альфа-излучения – оно «застрянет» в листе бумаги, оно не «пробьет» даже самую обычную одежду, оно стремительно убывает по мере нашего с вами удаления от источника такого излучения. Однако радиоактивные частицы вполне способны накапливаться в клетчатке растений, которыми мы с вами питаемся, которыми питаются животные, мясо которых тоже входит в наш рацион. Результатом может стать попадание источников альфа-излучения внутрь нашего организма, а это меняет ситуацию в корне. Протоны и нейтроны альфа-излучения несут энергию, многократно превышающую энергию гамма-излучения, они способны срывать со своих мест не только электроны, но даже выбивать целые атомы, входящие в состав молекул. Поэтому причиненные альфа-излучением «разрушения» значительно больше – считается, что, передав телу 1 Джоуль энергии, альфа-излучение нанесет такой же ущерб, как 20 Джоулей в случае гамма или бета-излучения.

Помните, несколько лет назад была чрезвычайно популярна байка про отравление агента всех разведок мира Александра Литвиненко полонием? Устойчивость этой байки была основана на том, что полоний-210 именно альфа-радиоактивен и его крупная доза действительно может нанести летальный вред человеку, если человек эту дозу поместит в собственный желудок. Чайная ложечка полония-210 в стеклянной сахарнице вреда не причиняет, употребленная вовнутрь чашечка чая вот с такой «приправой» способна стать причиной гибели, хотя в обоих случаях мы имеем дело с альфа-излучением. Но защита от внешнего альфа-излучения – ткань нашей с вами одежды, а от внешнего гамма-излучения нас способен защитить только слой металла толщиной в несколько сантиметров.

И еще несколько мифов

Прежде, чем рассказывать о том, кто и как спасает-бережет нас с вами от контакта с РАО – еще несколько слов о радиации в нашем с вами быту. Прежде всего, следует различать радиацию и радиоактивность. Источники радиации – радиоактивные вещества или ядерно-технические установки (реакторы, ускорители, рентгеновская и другая медицинская аппаратура и т.д.) – могут существовать немалое количество времени. Радиация существует ровно до того момента, пока не будет поглощена каким-либо веществом (желательно, конечно, не нашими организмами). Воздействие радиации на человека называют облучением, физическую суть этого воздействия мы и описывали в этой статье. Результаты облучения известны – нарушения обмена веществ, инфекционные осложнения, лейкоз и злокачественные опухоли, лучевое бесплодие, лучевая катаракта, лучевой ожог и, как вершина пирамиды, лучевая болезнь той или иной степени.

Последствия облучения значительно сильнее сказываются на активно делящихся клетках, потому облучение для детей гораздо опаснее, чем для взрослых. Да, еще частенько СМИ пугают нас тем, что облучение способно вызвать передающиеся по наследству генетические мутации – наверняка доводилось подобное читать или слышать. Докладываем: ничего подобного медикам пока ни разу выявить не удалось, даже у детей 78 тысяч японцев, переживших атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки. Радиация, воздействуя на организм, не превращает его в новый источник радиоизлучения, не образует в организме радиоактивных веществ – мы с вами не становимся источниками радиации, сделав рентгеновский снимок.

Исключение появилось только в последние годы, с развитием ядерной медицины, одним из методов которой служит введение радиоактивных препаратов внутрь человеческого организма. Тогда да, тогда мы какое-то время действительно являемся источниками радиации, однако медицинские препараты такого рода специально подбираются так, чтобы они быстро теряли свою радиоактивность за счет распада, и интенсивность радиации спадает очень быстро. Организм человека реагирует не на источник, а на саму радиацию, внутреннее облучение значительно опаснее внешнего. Радиация не передается от человека к человеку сама по себе. Конечно, можно испачкать тело или одежду радиоактивной грязью, пылью или жидкостью, тогда некоторая часть радиоактивной «грязи» вместе с грязью обычной может быть при контакте передана другому человеку. Но радиоактивность – это не вирусное заболевание, которое, передаваясь от человека к человеку, воспроизводит свою вредоносность, передача радиоактивной «грязи» приводит к ее быстрому разбавлению до безопасных пределов. Вас облили радиоактивной жидкостью, а поблизости нет специалистов, способных прийти на помощь? Немедленно ищите кучу грязи и постарайтесь как можно основательнее в ней вымазаться.

Какие вещества являются радиоактивными? В таблице Менделеева около сотни химических веществ, число их изотопов – около двух тысяч, из которых только триста являются стабильными, все остальные – радиоактивны, причем, как было сказано выше, вполне могут обладать одновременно альфа, бета и гамма радиоактивностью. Одна из характеристик радиоактивного вещества – период полураспада, то есть время, за которое число радиоактивных ядер определенного типа уменьшается в два раза. Самая большая ошибка, говорящая о постоянных прогулах уроков математики в школе и об использовании мозгового аппарата крайне облегченного образца – трактовка периода полураспада по типу «Если у этого вещества период полураспада 1 час, то через час распадется половина этого вещества, еще через час – вторая половина, на том все и закончится». Проза жизни несколько суровее: через час радиоактивность источника станет меньше в два раза, через два часа она уменьшится в четыре раза, еще через час в восемь раз и так далее, а полностью она исчезнет … никогда. Благополучная обстановка возникнет только тогда, когда радиация, излучаемая этим веществом, упадет до фоновых значений, не способных причинять вред живым клеткам.

Вот об этих фоновых значениях – какими они бывают в разных регионах планеты, почему в закрытых помещениях он выше, чем на свежем воздухе, в горах выше, чем в низинах и о том, как знание природы естественной радиоактивности помогает предсказывать землетрясения и извержения вулканов – в следующей статье.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.