Аналитический онлайн-журнал

Однополярный миропорядок уходит в прошлое

Однополярный миропорядок уходит в прошлое

Программные речи Путина, ответ США, реакция Китая и ООН.
SHARE

Петербургский международный экономический форум с 2006 года проходит с участием и под патронатом президента России. С этого времени ПМЭФ стал местом, где собираются для того, чтобы обсудить стратегические тренды мировой политики и экономики, найти общие позиции не только крупнейшие компании, инвестиционные фонды, банки, но и политики и руководители государств. Традиционно главным событием ПМЭФ становится выступление Владимира Путина на пленарном заседании, не был исключением и этот год.

В этот раз речь президента России стала не только анализом сложившейся ситуации и описанием ближайших планов России — ее нужно считать имеющей стратегическое значение не только для нашей страны, но и для всей глобальной экономики, для сложившейся на сегодня мировой расстановки сил.

От Мюнхена до Санкт-Петербурга

В выступлении Путина имеется прямой отсыл к другой его речи – той, которая была произнесена в 2007 году на Мюнхенской встрече по вопросам политики безопасности. Об этой речи многие помнят и сейчас, через 12 лет – настолько неожиданной она оказалась для всех тех, кто привык считать Россию целиком и полностью вписанной в евро-атлантический мировой порядок, безропотно соблюдающей не нами написанные «правила игры». На Западе эту речь Путина называют «исторической», ведь именно тогда стало очевидно, что Россию перестал устраивать существующий миропорядок, в котором имеется только один полюс силы, диктующий условия и примкнувшим союзникам и тем, кого эти самопровозглашенные «высшие силы» видят исполнителями потока ценных указаний.

Однако пауза между выступлениями Путина, имеющими стратегическое значение, вовсе не была столь продолжительной. Кроме Мюнхенской речи к ним относятся выступления Путина в марте 2014 года в формате послания к Федеральному собранию при воссоединении Крыма с Россией, и его выступление в октябре того же года на пленарной сессии дискуссионного клуба «Валдай». Кроме того, Россия уже получила ответ на все три речи Путина, причем ответ прозвучал не в выступлении кого-то из политиков США — он был дан в виде документа, имеющего основополагающее значение для этой страны. National Security Strategy (NSS), Стратегия национальной безопасности (СНБ) США – самый важный и значимый документ из числа определяющих всю концепцию национальной безопасности, в новой редакции и за подписью Дональда Трампа, был опубликован в декабре 2017 года. В силу этого речь президента России на ПМЭФ обоснованно можно считать не только продолжением Мюнхенской речи, но и ответом на те вызовы, которые озвучены США в СНБ.

Пленарное заседание ПМЭФ-2019, Фото: photo.roscongress.org

Больше того, выступление Путина в Санкт-Петербурге нельзя рассматривать в отрыве от того, что было сказано там же Си Цзиньпином и Антонио Гуттеришем. Рассмотрим основные положения всех трех речей Путина, новой СНБ США и выступлений товарища Си и господина Гуттериша в хронологической последовательности – Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru придерживается мнения, что только в этом случае многое из того, что кажется не до конца понятным, значительно прояснится. И, разумеется, мы совершенно уверенны, что в основе всего происходящего лежит именно геоэнергетика – только так, и никак иначе. Поскольку с 2007 года произошло огромное количество важных событий, мы, кроме того, сопоставим эти события с положениями всех трех исторических речей Путина и с предпринятыми Россией действиями.

В качестве своеобразной преамбулы – цитата Путина:

«Международная безопасность много шире вопросов военно-политической стабильности. Это устойчивость мировой экономики, преодоление бедности, экономическая безопасность и развитие межцивилизационного диалога».

Мюнхенская конференция по безопасности, 2007 год

Начнем с Мюнхенской речи.

«Предлагавшийся после «холодной войны» однополярный мир не состоялся. Один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения, мир одного хозяина, одного суверена. Это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри. Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна».

Это сказано 12 лет назад – Путин уже тогда поставил диагноз современному миропорядку и констатировал отказ России от дальнейшего следования в фарватере курса, единолично прокладываемого пресловутым «сувереном». Тем, кому кажется, что слова Путина о том, что однополярное устройство мира губительно для стран, считающих себя тем самым полюсом, кажутся отвлеченным философским размышлением, напомним – через год после той Мюнхенской конференции разразился мировой экономический кризис.

Владимир Путин, Мюнхен, 2007 год

Мюнхенская речь Путина была избавлена от излишней дипломатичности.

«Чуть ли не вся система права США перешагнула свои национальные границы во всех сферах: в экономике, в политике, в гуманитарной сфере – и навязывается другим государствам. В результате никто не может спрятаться за международным правом как за каменной стеной. Убежден: мы подошли к тому рубежному моменту, когда должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности».

Западные эксперты, комментировавшие ту речь Путина, сосредоточились на военной составляющей его выступления – но это был только, как сейчас принято говорить, «хайп». Они отлично слышали и все сказанное Путиным относительно мировой экономики.

«Суммарный ВВП Индии и Китая по паритетной способности (ППС) уже больше, чем у США, рассчитанный по ППС ВВП стран BRIK (Южная Африка еще не входила в это объединение, поэтому «S» в аббревиатуре еще отсутствовала) превосходит ВВП Евросоюза. В обозримой перспективе этот разрыв будет только возрастать. Экономический потенциал новых центров мирового роста будет неизбежно конвертироваться в политическое влияние и укреплять многополярность. Убежден: единственным механизмом принятия решений по использованию военной силы может быть только устав ООН, и не надо подменять эту организацию ни НАТО, ни Евросоюзом, нужно добиваться того, чтобы международное право имело универсальный характер».

Слова были сказаны именно в такой последовательности – сначала об экономике, и только потом – о применении военной силы. При этом Путин не испытывал иллюзий – к его словам о необходимости изменения мирового порядка НАТО во главе с США прислушаются только в том случае, если будут понимать, что Россия готова к любым вызовам военного характера. Вот его диагноз излишне сильных сторон блока НАТО, выставленный 10 февраля 2007 года:

«Нас не могут не тревожить планы по развертыванию элементов системы ПРО в Европе. … Страны НАТО открыто заявили, что не ратифицируют Договор об обычных вооруженных силах в Европе, в Болгарии и в Румынии появляются легкие американские передовые базы по 5000 штыков в каждой. Это фактор, снижающий уровень взаимного доверия».

От слов – к делам

Поскольку Геоэнергетика не занимается анализом военно-оборонительных вопросов, мы просто перечислим некоторые факты и даты. В ноябре 2007 был создан Ростех, 1 декабря 2007 основана корпорация Росатом, 15 декабря впервые в истории России появился гражданский министр обороны – Анатолий Сердюков. До появления «зеленых человечков» в Крыму оставалось семь лет, до демонстрации крайне интересного «кино» – 11 лет.

Не забыл Путин обозначить и способ, который была намерена использовать Россия для решения собственных экономических проблем и для того, чтобы начать движение к становлению многополярного мира. О том, что из себя представляет Энергетическая Хартия Европы и договор, разработанный в ЕС в качестве ее неотъемлемой части, мы рассказывали достаточно подробно.

Если же совсем коротко, то иностранные инвесторы в соответствии с Договором к Энергетической Хартии (ДЭХ) должны были получить равные права на поиск месторождений энергоресурсов и на их разработку. ДЭХ оставлял России «свободные руки» в тарифной политике на прокачку углеводородов, но доступ к магистральным трубопроводам должен был быть свободным. Было бы логично, если бы ДЭХ содержал «зеркальные» права для Газпрома на доступ к трубопроводам на территории ЕС, но ничего подобного в ДЭХ нет. ДЭХ был настолько явно «заточен» под интересы ЕС, что даже во времена Ельцина Госдума не пошла на его ратификацию. Вот еще одна цитата из Мюнхенской речи Путина:

«Мы уже многократно говорили, что мы не против того, чтобы согласовать принципы наших отношений с ЕС в сфере энергетики. Более того, те принципы, которые заложены в Хартии, в общем и целом приемлемы. Но сама Хартия нас не устраивает».

Собственно говоря, именно это мы и наблюдаем: российские государственные энергетические концерны выстраивают равноправные отношения с европейскими энергетическими компаниями на взаимовыгодных условиях, но никакого подчинения России требованиям Евросоюза нет и в помине.

Поскольку никакого понимания со стороны прочих участников Мюнхенской конференции не последовало, Россия достаточно быстро перешла к делу. 29 апреля 2008 года был принят федеральный закон 57-ФЗ, установивший ограничения для иностранных инвесторов при их участии в уставных капиталах обществ, имеющих стратегическое значение для обороны страны и безопасности государства. 23 декабря 2008 года по инициативе России была учрежден Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ). В июне 2009 года Россия официально отказалась от присоединения к Энергетической хартии Европы.

Краткое изложение Мюнхенской речи можно сформулировать следующим образом. Владимир Путин четко обозначил, что именно нашу страну не устраивает в однополярном устройстве мира с политической, военной и экономической точек зрения; выразил уверенность, что с каждым годом число стран, которых не устраивает однополярная система, будет расти; коротко и точно пояснил, какими могут быть ответные шаги России в том случае, если ее позиция не будет принята Западом во главе с США. Завершил свое выступление в Мюнхене следующими словами:

«Мы очень часто слышим призывы к России, в том числе и со стороны европейских партнеров, играть более активную роль в мировых делах. В этой связи позволю себе сделать маленькую ремарку. Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня».

Нам кажется, что только из дипломатической вежливости президент России не добавил еще одну фразу: «Если кто-то не хочет это понимать – я не виноват».

Крымская речь Путина, 2014 год

Крымская речь Путина была произнесена им 18 марта 2014 года. События, предшествовавшие ей, известны. 18 февраля 2014 года в Киеве был совершен государственный переворот, президент Украины Виктор Янукович в тот же день успел покинуть столицу, 27 февраля покинул страну, попросил и получил политическое убежище в России. 27 февраля Верховный Совет Крыма избрал Сергея Аксенова премьер-министром нового правительства Автономной Республики Крым. 6 марта ВС Крыма и Севастопольский горсовет приняли решение о проведении референдума о вхождении в состав Российской Федерации. Назначая референдум, власти Крыма и Севастополя опирались на Устав ООН: «Общее международное право не содержит какого-либо применимого запрета на провозглашение независимости» (пункт 2 статьи 1 Устава ООН). Результаты референдума: «за» вступление в состав РФ 96,77% голосов в АР Крым и 95,6% голосов в Севастополе. Разумеется, основная часть этой речи Путина была посвящена именно этим событиям, а завершалось его выступление обращением к членам Совфеда о рассмотрении Конституционного закона о принятии в состав РФ двух новых субъектов.

Владимир Путин, Москва, Кремль, 2014 год

Но нашлось в этой речи место и для оценки внешнеполитической ситуации.

«Наши западные партнеры во главе с США предпочитают руководствоваться не международным правом, а правом сильного. Они действуют так, как им заблагорассудится: применяют силу против суверенных государств, выбивают нужные резолюции из международных организаций, а если это не получается, игнорируют и Совет Безопасности, и ООН в целом. У нас есть все основания полагать, что пресловутая политика сдерживания России, которая проводилась и в XVIII, и в XIX, и в XX веке, продолжается и сегодня. Но всё имеет свои пределы. Сегодня необходимо прекратить истерику, отказаться от риторики «холодной войны» и признать очевидную вещь: Россия — самостоятельный, активный участник международной жизни, у нее есть национальные интересы, которые нужно учитывать и уважать».

Было сказано и было сделано

Эта речь Путина еще более откровенна и бескомпромиссна, чем произнесенная в Мюнхене. Для Запада она прозвучала еще более жестко и более смело, еще более вызывающе. Но это не некое «безрассудство» со стороны президента России – за прошедшие годы произошли существенные изменения во многих важнейших моментах. В феврале-начале марта 2014 года в Крыму Россия продемонстрировала, насколько иной стала наша армия. К 2014 году уже было очевидно, что принятая ЕС в апреле 2009 года Renewable Energy Directive EU, Директива по возобновляемым источникам энергии, реализована не будет ввиду отсутствия технологий мощных накопителей энергии. По целому комплексу причин провалился план ЕС по замещению российского газа сжиженным природным газом из Катара, зато к 2014 году уже был введен в эксплуатацию магистральный газопровод «Северный поток», Газпром стал совладельцем целой сети магистральных газопроводов и подземных хранилищ газа на территории ЕС. Путин прекрасно понимал, что возвращение Крыма и Севастополя в состав России и его выступление вызовут на Западе волну антироссийской истерики и резкое ужесточение политики сдерживания. Но анализ ситуации был точным: Европа в силу именно энергетических причин уже не могла себе позволить пойти на полный разрыв отношений с Россией, не могла прибегнуть к полной экономической блокаде.

Да, дискриминационные меры в отношении России явно были возможны, но они уже не могли быть сверхжесткими. Система контрактов на поставку энергоресурсов, подписанных государственными концернами России к концу 2013 года с европейскими компаниями, фактическое отсутствие альтернативных возможностей поставок газа ЕС, катализаторы европейских НПЗ, обеспечивавшие переработку нефти марки Urals были и остаются гарантией того, что ЕС не способен организовать экономическую блокаду. Теоретически ЕС мог продолжать внавалку пытаться реализовать проект Nabucco, который должен был обеспечить поставки газа в Европу из Туркмении, но его реализация требовала гигантских инвестиций и нескольких лет работы. Уже произошла «сланцевая революция» в США, но в Европе хватает специалистов-прагматиков, которые отлично видели, какими будут цены на поставку СПГ через океан, что в Штатах на строительство необходимого количества СПГ-заводов тоже требуется несколько лет.

Эта «энергетическая страховка» сработала в 2014 году, она продолжает действовать и сейчас – невозможно изменить геологию и географию планеты ради реализации чьих-то там политэкономических «хотелок». Еще раз, для запоминания: финансовые центры мировой глобальной экономики и торговли все так же находились и находятся (пока?..) под контролем США и Европы, но Россия смогла уравновесить это преимущество тем, что сумела стать для Европы центром энергетическим. Многократно ругаемые нашими либералами государственные Газпром, Роснефть, Транснефть – и есть основа, фундамент, база успешного противостояния России Западу.

Валдайская речь Путина, 2014 год

Более полный анализ ситуации в мире Путин дал в речи, которую он произнес в октябре 2014 года на заседании клуба «Валдай», в ней он четко обозначил, какие действия намерен предпринять для того, чтобы система однополярного мира ушла в прошлое.

Владимир Путин, Дискуссионный клуб «Валдай», Сочи, 2014

«Холодная война» закончилась, но она не завершилась понятными и прозрачными договоренностями о создании новых правил и стандартов. В условиях доминирования одной страны и ее союзников поиск глобальных решений превратился в стремление навязать в качестве универсальных собственные рецепты, которые стали преподноситься как мнение всего мирового сообщества. Но это не так. Подобные шаги неизбежно будут порождать противодействие, ответную реакцию. Уже сейчас все большее число государств предпринимает попытки уйти от долларовой зависимости, создать альтернативные финансовые системы. Мир кардинально изменился. В такой ситуации пора начинать договариваться по принципиальным вещам. Логичный путь – кооперация стран и поиск коллективных ответов на множащиеся вызовы, совместное управление рисками. Надо чётко определить, где пределы односторонних действий и где возникает потребность в многосторонних механизмах, в рамках совершенствования международного права разрешить дилемму между действиями международного сообщества по обеспечению безопасности и прав человека, принципом национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств. Дискуссия о критериях использования силы извне крайне сложна, её практически невозможно отделить от интересов тех или иных стран. Однако гораздо опаснее отсутствие понятных всем договорённостей, чётких условий, при которых вмешательство является необходимым и законным.

Убеждён, при наличии воли мы можем восстановить эффективность системы международных и региональных институтов. Думаю, что требуется новое «издание» взаимозависимости. Укрепление и рост отдельных регионов планеты формирует объективный запрос на институциональное оформление новых полюсов, на создание мощных региональных организаций и выработку правил их взаимодействия. Кооперация этих центров серьезно добавит устойчивости мировой безопасности, политике и экономике. При этом нужно исходить из того, чтобы все новые региональные центры имели бы одинаковые права на развитие, чтобы они дополняли друг друга и чтобы никто их искусственно не противопоставлял друг другу. Мы активно работаем с нашими коллегами по ЕАЭС, ШОС, БРИКС, другими организациями, наша повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на разъединение».

В этой речи Путина есть еще один удивительный момент. Давая анализ методам, которые будут использовать США для противодействия становлению системы многополярного мира, Владимир Владимирович сказал следующее:

«Однополярный мир оказался неподъемным и сложно управляемым для самоназначенного лидера – отсюда сегодняшние попытки воссоздать подобие квазидвуполярного мира образца времен «холодной войны. И неважно, кто в американской пропаганде займет место «центра зла», место главного оппонента: это Иран, как страна, стремящаяся к ядерным технологиям, Китай, как первая экономика мира, или Россия, как ядерная сверхдержава».

Стратегия национальной безопасности США, 2017 год или «Нас пугают, а мы этого и ждем»

Ответом на эти три выступления Путина со стороны США стала новая Стратегия национальной безопасности, принятая в декабре 2017 года. Вот цитата из раздела этого документа, названного простенько и со вкусом Peace through Strength («Мир с помощью силы»):

«Нынешние вызовы свободным обществам выглядят такими же серьезными, но более разнообразными, чем угрозы во время «холодной войны», при тоталитарной угрозе со стороны СССР. … Китай и Россия стремятся формировать мир, который противоречит американским ценностям и интересам. … Россия имеет целью ослабить влияние США в мире и отделить Америку от ее союзников и партнеров. … Китай распространяет свою власть в ущерб суверенитету других и строит самую совершенную в мире после американской военную систему. … Соединенные Штаты и Европа будут вместе противостоять российской подрывной деятельности и агрессии, а также угрозам, которые представляют собой Иран и Северная Корея».

Напомним дату Валдайской речи Владимира Путина – 24 октября 2014 года. Штаты оказались предсказуемы, или, если угодно, Кремль вмешался в разработку новой Стратегии национальной безопасности США – кому как удобнее.

При этом, впрочем, и в Америке умеют видеть очевидное. Вот еще одна цитата из СНБ-2017:

«Россия распространяет свое влияние в разных районах Европы и Центральной Азии через контроль над ключевыми энергетическими ресурсами».

Если Россия сумела выстроить энергетический редут против финансового и политического давления со стороны США – атаковать Россию Штаты решили именно на этом фланге. Если учесть текст СНБ США, то действия Трампа выглядят совершенно последовательно – введены санкции против Ирана, из «ядерной сделки» с которым США в одностороннем порядке вышли, с 2018 года идет торговая война с Китаем, не прекращаются попытки остановить реализацию «Северного потока-2». Все попытки журналистов представить Трампа как человека импульсивного, непоследовательного – это тексты от тех, кто забывает о самом факте существования СНБ-2017, в которой излагаются обобщенные цели и приоритеты власти США в обеспечении безопасности страны. Если же текст СНБ учитывать, то мы видим, что Трамп, напротив, исключительно последователен – он прилагает максимум усилий для того, чтобы «линия партии» была полностью претворена в жизнь.

Вот только, как мы видим, Владимир Путин еще за три года до публикации новой редакции СНБ США с удивительной точностью определил список стран, которые Штаты неизбежно обозначат как своих стратегических партнеров.

«Нас пугают, но мы еще на той неделе знали, как это будет сделано».

То, что в 2015 году был подписан СВПД (совместный всеобъемлющий план действий) относительно ядерной программы Ирана – не только существенный вклад в соблюдение договора о нераспространении ядерного оружия.

Подписание СВПД Россией, США, Великобританией, Китаем, Францией и Германией вывело Иран из-под действия санкций, введенных СБ ООН, ЕС и США. Как бы цинично это не прозвучало, но тем самым Россия получила куда как более «полноценного» ситуативного союзника по противостоянию с США – противостоянию, которое сами США и инициируют. Дата подписания СВПД – 15 июля 2015 года. 30 сентября 2015 года СФ России дал президенту РФ согласие на использование ВС на территории Сирии. Фразу Дмитрия Киселева про случайные совпадения мы не используем, вам послышалось. Причины, по которым Россия вмешалась в сирийские события, мы уже анализировали.

Демонстрация возможностей кардинально обновленной, модернизированной, реформированной российской армии была предназначена для многих групп зрителей. Для «западных партнеров», чтобы они могли убедиться – положения Мюнхенской речи Путина последовательно реализуются, Россия дает асимметричный ответ на развертывание в Европе ПРО и обычных вооружений. Для огромной массы наших внутренних паникеров и «всепропальщиков» в тщетной надежде на то, что они научатся объективно воспринимать реальность. Для стран Ближнего Востока, многие из которых до этого никак не могли перевести с русского два сложных слова «многополярный мир». И, кроме того – для двух тех самых ситуативных союзников, которых Штаты усиленно заталкивают в одну лодку с нами, для Ирана и для Китая.

Китай принуждают к выбору

Вот только если Ирану с его давним цивилизационным разрывом с Западом два раза ничего объяснять не требовалось, с Китаем все обстояло совершенно иначе. В 2018 году товарооборот между Россией и Китаем вырос до 108 млрд долларов, и это действительно серьезное достижение – около 20% роста за 1 год. Но при этом товарооборот Китая и США уже в 2012 году достиг знаковой отметки в 500 млрд долларов. Это – тысячи торговых и производственных связей, совместных предприятий, огромные суммы инвестиций, взаимопроникающие производственные цепочки. Китай – это еще и тысячелетняя традиция руководствоваться логикой, которая подсказывала: в сложившихся условиях Штаты не пойдут на обострение экономических отношений, ведь Штаты не готовы к этому. И даже договор о «Силе Сибири-1» , подписанный в мае 2015 года, еще не был окончательным решением Китая о стратегическом партнерстве с Россией – эта газовая магистраль будет третьей по счету для Китая (после МГП «Центральная Азия – Китай» и магистрали из Мьянмы), то есть она вписывается в схему диверсификации поставщиков энергоресурсов, которую выстраивал Китай. Пекин просто отказывался верить в то, что Трамп рискнет воплотить положения СНБ в жизнь. В 2017 году товарооборот между США и КНР составил 710,4 млрд долларов, из которых экспорт из США – 187,5 млрд, экспорт из Китая – 522,9 млрд долларов.

Си Цзиньпин, Председатель КНР, Фото: photo.roscongress.org

Однако Трамп действует аналогично анекдотичному образу Леонида Брежнева: «Сам вижу, что Маргарет Тэтчер, но ведь написано «Индира Ганди!». Да, в Штатах невозможно наладить производство тех товаров, которые идут из Китая, а повышение пошлин станет ударом по промышленности и новой нагрузкой на потребителей – но ведь в СНБ написано! Торговая война США против Китая стартовала в январе 2018 года введением повышенных пошлин на солнечные панели, с апреля 2018 года темп стал усиливаться за счет все новых групп товаров, а в мае 2018 года Владимир Путин объявил о планах реализации национальных проектов России. Не очевидна связь?

США начали разрушение экономических связей с Китаем, и именно в этот момент Россия предложила целый набор проектов, при реализации которых полным-полно места для китайских инвесторов, которым наша экономика будет только рада. Напомним о том, что в американские облигации Китай вложил больше триллиона долларов, США продолжают повышать пошлины на китайские товары, а северный сосед КНР предлагает целую россыпь проектов, которые при разумном подходе способны обеспечить прибыль, превышающую доходы от трэжерис.

Китай большой, ему видней – пусть и не сразу. Только после появления национальных проектов России Китай во главе с Си Цзиньпинем решился взять курс на стратегическое партнерство с нашей страной. В сентябре 2018 года руководитель Китая впервые посетил Восточный экономический форум, а 29 ноября в Пекине прошел первый российско-китайский энергетический бизнес-форум. Что такое «энергетическая безопасность по-китайски», Геоэнергетика уже рассказывала, но еще раз подчеркнем, что Китай и Россия стартуют в свое стратегическое партнерство с единственно возможной базы – со всех отраслей энергетики.

И вот теперь, припомнив все эти события, есть смысл проанализировать сказанное Путиным на пленарном заседании ПМЭФ-2019. Цитаты – выборочно.

Пленарное заседание ПМЭФ, 2019 год

«Мировой кризис 2008–2009 годов не только обострил, поднял на поверхность дисбалансы и диспропорции, но и показал, что механизм глобального роста начинает давать сбои. [При анализе] возобладал упрощённый подход: мол, сама по себе модель глобального развития вполне дееспособна, ничего по существу менять не нужно, достаточно устранить симптомы и отчасти скоординировать правила и институты мирового хозяйства и финансов, и всё будет нормально. Достигнутое в 2008 году отношение мировой торговли к глобальному ВВП так и не восстановилось. Глобальная торговля перестала быть безусловным двигателем мировой экономики. А новый двигатель, роль которого должны были сыграть суперсовременные технологии, пока ещё не заработал на полную мощность. Мировая экономика вошла в период торговых войн и растущего уровня прямого и скрытого протекционизма. Каким же может быть реальное решение?

Для выработки более устойчивой и справедливой модели развития потребуются новые договорённости, которые будут не только чётко прописаны, но и соблюдаться всеми. Нужно вернуть в центр дискуссии такие понятия, как суверенитет, безусловное право каждой страны на свой собственный путь развития и ответственность не только за свое, но и за всеобщее устойчивое развитие. Не навязывание всем одного, «единственно верного» канона, а гармонизация национальных экономических интересов на принципах взаимодействия, конкуренции и сотрудничества между странами с их различными моделями развития, особенностями и интересами. Необходимо адаптировать к современным реалиям систему мировой торговли, не ломать, а наполнить новыми смыслами и содержанием международные институты, при этом реально, а не на словах учесть запросы и интересы развивающихся стран. Это и есть равные условия для развития.

Требуется адаптация международно финансовых организаций, переосмысление роли доллара. Нам нужны справедливые принципы взаимодействия в таких ключевых областях, как высокотехнологичные услуги, образование, трансфер технологий, отраслей новой цифровой экономики и глобальное информационное пространство. Да, выстроить подобную гармоничную систему будет, безусловно, непросто, но это лучший рецепт восстановления взаимного доверия, другого пути у нас нет. Нужно вести эту работу вместе, понимая масштаб глобальных вызовов новой эпохи и свою ответственность за завтрашний день. Сегодня в России мы приступили к реализации действительно стратегических долгосрочных программ, многие из которых без преувеличения носят глобальный характер. Скорость и масштаб происходящих изменений в мире не имеют аналогов в истории, и в наступающей эпохе нам важно слышать друг друга, объединять усилия для решения общих задач. Россия готова к вызовам и к переменам. Мы приглашаем всех к широкому равноправному сотрудничеству».

Владимир Путин, Президент России, Фото: photo.roscongress.org

Владимир Путин задает новую международную повестку дня для реформирования нового глобального порядка, ключевой же фразой является очень коротко сформулированная им мысль:

«Нужно вести эту работу вместе».

Именно вместе, на совместно выработанных принципах вести модернизацию системы глобальной экономики, выстраивать новое, многополярное мироустройство. И в этот раз Владимир Путин не «говорил в пустоту» — выступавший сразу вслед за ним Си Цзиньпинь отреагировал без двусмысленностей и недоговоренностей.

«Важно объединёнными усилиями формировать открытую и диверсифицированную мировую экономику в духе совместной реализации и совместного пользования. Китай будет выступать твёрдым сторонником экономической глобализации, отстаивать многостороннюю торговую систему, прилагать усилия к преодолению неравномерности и несправедливости в развитии мировой экономики. Мы настроены на взаимовыгодное торговое сотрудничество по принципу равноправия и взаимоуважения. Мы готовы активизировать сотрудничество и обмен опытом со всеми партнёрами в области борьбы с бедностью и социального обеспечения. Китай будет вместе со всеми странами, руководствуясь концепцией устойчивого развития, трудиться ради общего будущего человечества, выступать за многосторонность, совершенствовать системы глобального управления, способствовать прочному миру на планете, рука об руку открывать светлое и процветающее будущее».

Не остался в стороне и генсек ООН Антонио Гуттереш.

«Я объявляю фундаментальные реформы ООН. Первое – это справедливая глобализация, которая будет работать в интересах всех. Одна из главных ролей ООН – это умение смотреть за горизонт, определять как вызовы, так и новые возможности для нашего коллективного благосостояния. Мы медленно движемся к многополярному миру. Необходимы новые формы сотрудничества с другими международными и региональными организациями. Нужна сеть многосторонних организаций и тесные связи с бизнесом, с гражданским обществом, с другими участниками процесса. Необходим инклюзивный многосторонний подход. Очень важно, чтобы многосторонние институты, многосторонняя архитектура и международные отношения основывались на международном праве. Такая международная система нужна в XXI веке. Я призываю вас объединиться с ООН и объединить свои усилия, с тем, чтобы решать те динамические проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, с тем, чтобы построить мир, который будет лучше, который мы можем построить».

Антонио Гуттереш, Генеральный секретарь ООН, Фото: photo.roscongress.org

12 лет со дня Мюнхенской речи Россия, как бы это не казалось кому-то удивительным, последовательно шла к реализации поставленных нашим президентом целей. Асимметричный военно-оборонительный ответ – полностью реформированная армия, возможности которые мы наблюдали в Крыму и в Сирии. Асимметричный военно-технический ответ – от «Калибров» до ракет средней дальности с ядерным двигателем и гиперзвуковыми ракетами. Сохранение и приумножение энергетического фундамента, который обеспечил возможность выстоять против дискриминационных мер со стороны «западных партнеров». Пошаговое и последовательное создание и усиление ЕАЭС, БРИКС и ШОС. И вот только теперь – безусловная поддержка со стороны таких стратегических партнеров, как Китай и ООН.

Ну, и напоследок – цитата из еще одного выступления Путина на ПМЭФ, которое он сделал на открытии второго российско-китайского энергетического бизнес-форума, специально для того, чтобы не было вопросов, что стало причиной написания этой статьи:

«Энергетика является одной из ключевых сфер в развитии российско-китайского взаимодействия. Мы с моим коллегой и другом, господином Си Цзиньпином, уделяем вопросам энергетического сотрудничества приоритетное внимание».

Именно через сотрудничество в энергетике кроется возможность реализации всех остальных действий, намеченных Владимиром Путиным и поддержанных Си Цзиньпинем и Антонио Гуттеришем.

Фото: photo.roscongress.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.