Аналитический онлайн-журнал

Россия возвращается в Бангладеш

Россия возвращается в Бангладеш

Росатом расширяет плацдарм в тропиках.
SHARE

Одним из основных событий июля для российской атомной отрасли стало начало строительства второго блока первой АЭС в Бангладеш.

14 июля этого года в Бангладеш, в округе Пабна состоялась торжественная церемония заливки первого бетона на площадке второго энергоблока АЭС «Руппур». Всего за восемь месяцев до этого такая же церемония прошла на площадке строительства первого блока. По контракту с Народной Республикой Бангладеш здесь, в 160 км от Дакки, столицы страны, будут построены два реактора ВВЭР-1200 поколения III+, которые для российской корпорации стали уже серийными. Но слово «серийность» можно применить только к оборудованию «ядерного острова», строительство энергоблоков всегда индивидуально – для обеспечения полной безопасности АЭС специалисты Росатома учитывают геологические особенности строительной площадки, климатические условия и многое другое.

АЭС будет обеспечивать 10% потребностей Бангладеш в электроэнергии – весьма весомый вклад. Рост потребления электроэнергии в стране составляет в последнее время 9-10% ежегодно, поэтому рост новой для Бангладеш отрасли энергетики обязательно продолжится.

Пионерный цикл

Церемония заливки первого бетона – событие знаковое, однако подготовительные работы на площадке «Руппур» были начаты еще в 2015 году. Так называемый «пионерный цикл» – это, как минимум, стоянки для грузовой и специальной техники, бытовые и складские помещения, временные автодороги, внутриплощадочные сети и коммуникации. В Пабне, неподалеку от площадки АЭС, российскими специалистами с нуля был построен бетонный завод – его продукция должна соответствовать не только стандартам качества, но и дополнительным требованиям, которые необходимы в атомной энергетике. Идет и строительство будущего атомного города, без которого соблюдение сроков проведения основных работ невозможно.

Строительная площадка АЭС «Руппур» (Бангладеш), Фото: Rosatom

В городе Ишварди, который ещё недавно сами жители называли деревней, развивается мелкий и средний бизнес от ресторанов до больниц: многие открывают собственное дело. Одно только количество велосипедов увеличилось более чем в 10 раз. Появился «русский рынок»: сюда начали приходить сотрудники станции из России. За ними подтянулись и сами бангладешцы.

Есть и еще одна его часть, которую на площадке не увидишь – в российских вузах началась подготовка будущих специалистов бангладешской АЭС, за время строительства образование получат 1’600 человек, включая студентов и инженеров; еще 1 400 человек пройдут обучение на месте. Российская сторона построит и оборудует всеми необходимыми тренажерами учебно-тренировочный центр – это тоже неотъемлемая часть интегрированного предложения Росатома для зарубежных заказчиков. 3’000 человек – таким будет «мирный десант», который расширит научное, технологическое, инженерное влияние России в этом регионе. Российская атомная школа с каждым годом расширяется, наши «физики» заодно выполняют и работу «лириков» – в Бангладеш появятся несколько тысяч человек, которые принесут в эту страну русский язык. Можно улыбаться по этому поводу, но когда русский язык становится связан с престижной, высокооплачиваемой работой по уникальным для страны специальностям, – это дорогого стоит. Для Бангладеш вхождение в престижный «атомный клуб» – огромное событие, резкий рывок в развитии. Население этой республики составляет уже более 160 миллионов человек, но электроэнергией сегодня здесь могут пользоваться только 62% из них. Так что российский мирный атом для Бангладеш – в самом буквальном смысле «свет в окошке», переход к совершенно другому уровню жизни, и такой вклад в развитие страны навсегда будет связан с Россией. Наша атомная энергетика – это не только наука и технология, но еще и вот такая «ядерная дипломатия», вовлекающая в сферу своего влияния все новые страны.

Бангладеш ждал возвращения России

Да, есть еще один удивительный момент – когда речь заходит о строительстве АЭС в Бангладеш, первая реакция у многих выглядит как «А где это?! А что мы там забыли?» Если говорить о церемонии первого бетона на втором энергоблоке, то стоит обратить внимание на то, что сторону заказчика представляла первое лицо Народной Республики Бангладеш – премьер-министр Шейх Хасина. Вроде бы не первый блок, а второй, уже не такое эпохальное событие, но премьер-министр посчитала своим долгом присутствовать лично. С ее стороны это – знак почтения перед Россией, перед той помощью, которую Бангладеш получила от СССР более 40 лет назад, когда здесь только-только закончилась война за освобождение, когда Бангладеш только-только стала самостоятельным государством. Война за освобождение, война гражданская дали понятные последствия – разруха, голод, вспышка болезней из-за тропического климата. И – единственный глубоководный порт страны, Читтагонг, наглухо заблокированный морскими минными полями и утонувшими кораблями. Сразу после провозглашения независимости Бангладеш первый президент республики Шейх Маджибур Рахман, обратился к нескольким странам за экстренной помощью, но откликнулся только Советский Союз – наши военные тральщики в течение двух месяцев обеспечили фарватер для судов, на которых в Бангладеш стало прибывать продовольствие и медикаменты. Россия не приходит в Бангладеш, а возвращается, и дочь первого президента, госпожа Шейх Хасина понимает и принимает это возвращение с благодарностью.

В церемонии приняли участие премьер-министр Народной Республики Бангладеш Шейх Хасина, заместитель председателя Правительства Российской Федерации по вопросам оборонно-промышленного комплекса Юрий Борисов и первый заместитель генерального директора по операционному управлению Госкорпорации «Росатом» Александр Локшин, Фото: Rosatom

Бангладеш сегодня – это территория размером меньше Прибалтики и с населением на 10 миллионов человек больше российского. Это страна, входящая в десятку самых быстро развивающихся экономик (от пяти до шести процентов роста ВВП в год последние 10 лет), а международные экономические эксперты предсказывают уверенный рост и дальше. Вернуться сюда на старте, обеспечить базу для роста – решение своевременное.

АЭС «Руппур» для республики – это не просто новые рабочие места, это совершенно новые специальности, это совершенно другая культура производства. Лить бетон и вязать арматуру для жилых домов – это один уровень требований, а армирование плиты основания здания реактора – совершенно другой, он ближе куда-то к космосу для местных строителей. Конечно, Росатом обеспечил строительную площадку техническими руководителями, специалистами, но локализация предполагает значительное для Бангладеш участие местных компаний. Им в помощь Росатом пригласил к участию в работе индийские компании, которые уже приобрели опыт при строительстве АЭС «Куданкулам» – и это тоже наша «ядерная дипломатия» в чистом виде. Впрочем, работать индийским и бенгальским компаниям предстоит не только на стройплощадке АЭС – правительство Бангладеш подписало с ними контракты на строительство железной дороги от города Ишварди до АЭС, по которой будет прибывать самое тяжелое оборудования. АЭС «Руппур» для Бангладеш – это новый город, новая железная дорога, это расширение порта в Ишварди, это тысячи студентов, осваивающих совершенно новые специальности. Что примечательно, точно так же ситуация складывается в Египте, в Турции, в Иране.

Атомная отрасль России продолжит свое развитие

30% локализации работы по АЭС в Бангладеш – это, как вы понимаете, 70% работы для российских предприятий, это заказы для них с гарантированной оплатой. Общая сумма контракта на возведение АЭС составляет около 13 млрд долларов, из которых 11,4 млрд – государственный кредит России. Специально для тех, кто любит говорить о том, что Россия своими деньгами помогает зарубежным странам, в который уже раз, объясняем. Из этих 11,4 млрд предприятия Росатома получат 9,2 млрд, причем не в виде банковских кредитов, а в виде прямых платежей. Ряд экономистов предлагал руководству России заставить Центральный Банк перейти к прямому кредитованию российской промышленности, об этих планах много дискутировали, спорили. Можно спорить и дальше – мы ведь не сможем этим помешать Росатому вливать миллиарды долларов в нашу промышленность с отрицательной процентной ставкой. Деньги придут на предприятия Росатома, на смежные предприятия,– так это выглядит на самом деле, а не так, как это кажется представителям левых партий. Но и правые партии, ратующие за либеральную экономику, тоже не могут ничего возразить – деньги в промышленность «вкачивает» не государство, Центральный Банк не занимается тем, что идет вразрез с либеральными ценностями.

По подсчетам самого Росатома, контракт с Бангладеш даст на все время строительства работу 12 тысячам человек только в самой корпорации. К примеру, в обучении будет занят преподавательский состав наших вузов, работу получат компании, осуществляющие перевозку оборудования из России в Бангладеш. Корпуса реакторов, другое оборудование будет изготовлено из металлических сплавов – значит, работой будут обеспечены металлурги и угольщики, благодаря чему они смогут заказать изготовление нового оборудования для своих предприятий, и такая производственная цепочка далеко не одна. Десятки тысяч человек в России будут работать, государственный бюджет будет получать соответствующие налоги, а где-то там, далеко на юге, Бангладеш будет платить положенные проценты.

«Бангладеш начнет выплачивать проценты только с 2027 года, ужас!» – этот лозунг уже тоже появился в социальных сетях. Да, именно так. Только к этому времени предприятия Росатома выработают все 9,2 млрд долларов, из которых 2,5 – 3,0 млрд вернутся в бюджет в виде налогов. Уже сейчас, когда вы читаете эту статью, производство оборудования для «Руппур» идет на «ЗиО-Подольск», на ЦКБМ, на «Атомтрубопроводмонтаже», на Ижорских заводах, на «Атоммаше», на «Петрозаводскмаше», на «Силовых машинах». Экономисты ведут напряженные дискуссии, в соцсетях споры спорят, а на заводах работу работают – это уже становится традицией.

«Руппур» может стать только стартом

В мае этого года знакомиться с системой обеспечения и контроля качества в Волгодонск на «Атоммаш» приезжал заместитель директора бангладешской комиссии по атомной энергетике Захедул Хассан. Приехал, изучил стенды для контрольной сборки оборудования, для гидравлических испытаний, договорился о продолжении инспекционных визитов. Был ли он доволен тем, что увидел? Трудно сказать, никаких комментариев господин Хассан не дал, но в июле Бангладеш дала понять, что одной АЭС для их страны, судя по всему, маловато будет. Министр науки и технологий высказался с изяществом профессионального дипломата:

«Выбор страны-партнера для строительства новой АЭС – вопрос будущего, однако сотрудничество по проекту «Руппур» определенно обеспечивает России дополнительное преимущество».

Конечно, специалисты национального государственного надзорного органа Бангладеш еще неоднократно побывают на всех предприятиях, которые производят и будут производить оборудование для «Руппур», но вряд ли «определенные преимущества» станут меньше – скорее, наоборот. Росатом не только сохранил традиционные тщательность изготовления и жесткость контрольных проверок, но еще и усилил их, что уже неоднократно подтверждали представители международных организаций атомной энергетики.

У побережья Бангладеш имеется целый ряд населенных островов, где с электроэнергией совсем не благополучно, есть проблемы и на островах, и на континенте еще и с питьевой водой. Удивительно – Бангладеш расположена на берегах могучих Ганга и Брахмапутры, а с водой действительно проблема. Нет, не из-за того, что «промышленность отравила реки» – дело в грунте русел и берегов, в них содержится аномальное количество мышьяка. Причуда природы, про которую мы вспомнили, увидев на карте России Мурманск – именно там сейчас идет загрузка ядерного топлива в реакторы плавучей АЭС «Ломоносов», которая способна обеспечивать не только теплом и электроэнергией, но еще и пресной водой. Если внимательно отследить прессу, то бенгальцы сейчас размышляют над двумя вариантами развития событий. Подождать, как пойдет строительство и монтаж оборудования на «Руппур», как пройдет ее пуск – и тогда уже принимать решение о строительстве второй АЭС, чтобы реализовать собственные планы, по которым атомные энергоблоки должны обеспечивать 20% общей генерации. Или не ждать так долго, а внимательнее присмотреться, как реализуется проект ПАТЭС (плавучая атомная теплоэнергетическая станция) и оценить, подходит ли она для решения проблем с энергообеспечением и с обеспечением пресной водой островов. Да и с большой АЭС так долго ждать не так уж обязательно, работу энергоблоков с ВВЭР-1200 бенгальцы могут рассматривать хоть под микроскопом уже сейчас – в Нововоронеже, на Ленинградской АЭС, могут вот в Минск съездить, чтобы оценить еще и монтаж вывода мощности. Безусловно, муссонный тропический климат предъявляет специфические требования, но основные принципы работы реактора и многоуровневых систем безопасности одинаковы в любом географическом месте. Сотрудники предприятий Росатома, наверное, уже вовсю осваивают английский язык – с каждым годом количество иностранных специалистов, приезжающих знакомиться с их опытом, становится все больше.

Закончится строительство АЭС – на 60 лет вперед заказами будут обеспечены предприятия топливного дивизиона Росатома и предприятия, отвечающие за радиационную безопасность. Контракты получат и предприятия, отвечающие за проведение планово-предупредительных ремонтов и те, которые отвечают за обращение с ОЯТ, облученным ядерным топливом. Через 60 лет (а, может, 80) – к тому времени, нет сомнения, будет разработана технология продления срока эксплуатации ВВЭР-1200 – АЭС остановят, а это значит, что тут же получат работу предприятия завершающей стадии жизненного цикла ядерных и радиационных объектов. Демонтаж оборудования, зданий, обеспечение отсутствия радиационных рисков – это 20 лет работы, неспешной, аккуратной, тщательной. Такая вот специфика у атомной энергетики – работа на площадке АЭС «Руппур» началась в ноябре 2017 года, а закончится она не ранее, чем в 2097-м. При этом специалисты научного и инжинирингового дивизионов уже сейчас приступили к разработке технологий, которые позволят энергоблокам работать не проектные 60 лет, а все 80. Тогда, с учетом строительства и завершающей стадии получится, что длительность договоров, которые Росатом подписывает с иностранными заказчиками АЭС, будет составлять ровно один век, 100 лет. Такая длительность контрактов – уникальная особенность атомной энергетики. И пока нет в России других отраслей промышленности, которые так надежно обеспечивают расширение влияния нашей научной, технологической, инженерной школы.

Росатом пришел в регион, где экономика растет самыми быстрыми темпами – в Китай, в Индию, теперь и в Бангладеш, а это внушает надежду на то, что будут и новые заказы, которые обеспечат развитие нашей атомной промышленности.

Фото: Rosatom

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN