Аналитический онлайн-журнал

Европейские перспективы Газпрома с 2020 года

Европейские перспективы Газпрома с 2020 года

О пресс-конференции Алексея Миллера.
SHARE

29 июня состоялось годовое собрание акционеров российской государственной энергетической корпорации Газпром, на котором председатель правления Алексей Миллер подвел итоги 2017 года. Доклад серьезный, анализировать его нужно без спешки, Газпром выполняет огромный объем работы, разрабатывает и реализует десятки больших и малых проектов как в России, так и за ее пределами.

С учетом того, что корпорация через свою дочернюю компанию «Газпром Нефть» участвует в нефтяном секторе экономики, через «Газпром энергохолдинг» – генерации теплоэнергии и электроэнергии, анализировать значение Газпрома для экономики России, для развития всей нашей страны, изучать результаты работы и новые планы предстоит самым тщательным образом.

Предваряя этот анализ, хочется обратить ваше внимание, уважаемые читатели, на ответ Алексея Миллера на один из вопросов, прозвучавших на его пресс-конференции, которая была проведена сразу после окончания общего собрания акционеров корпорации. Вопрос касался возможных объемов экспорта российского газа в Европу в 2018 году, ответ был следующим:

«В 2018 году Газпром может выйти на максимальный объем экспорта по контрактам с европейскими потребителями на уровне около 205 миллиардов кубических метров. За первое полугодие поставлено 101,2 миллиарда кубометров газа. Вопрос — сколько мы поставим на экспорт во втором полугодии. За последние три года объемы поставок газа во втором полугодии на экспорт были выше объемов первого полугодия от 1,5 миллиарда до 6,5 миллиарда кубометров. Простое арифметическое действие: 101,2 умножаем на два, и каждый по своему усмотрению может прибавить цифру от 1,5 до 6,5 миллиарда кубометров. По-видимому, мы можем получить с вами цифру 205 миллиардов и выше».

ria.ru

Ответ прозвучал коротко и по деловому, но он дает пищу для достаточно серьезных размышлений, касающихся, как ни странно, газотранспортной системы Украины и ее перспективах после 31 декабря 2019 года – даты, когда закончится срок действия договора о транзите через нее российского газа европейским потребителям. Нужно только обязательно учитывать то, что в статистике поставок газа в Европу Газпром всегда учитывает и поставки в Турцию. Не будем обсуждать, правильно это или нужно был учитывать Турцию каким-то отдельным образом, ведь, на самом деле, дело тут не в географии и даже не в геополитике. Если посмотреть на реализующийся у нас на глазах проект «Турецкого потока», то именно логика Газпрома оказывается единственно верной – одна нитка этого магистрального газопровода предназначена для турецких потребителей, вторая – для потребителей европейских.

Итоговая пресс-конференция с участием Председателя Совета директоров ПАО «Газпром» Виктора Зубкова и Председателя Правления ПАО «Газпром» Алексея Миллера (слева), Фото: gazprom.ru

Причем тут Украина? При том, что ответ Алексея Миллера позволяет провести нехитрый арифметический подсчет. 205 миллиардов кубометров – «максимальный объем экспорта по контрактам с европейскими потребителями. Остается посмотреть, какие газопроводы Газпром способен задействовать с 2020 года, чтобы удержать этот объем поставок, исходя из очевидного предположения о том, что сотрудничество с украинским «Нафтогазом» желательным для Газпрома не является. Ненадежность «Нафтогаза» как транзитера, многочисленные судебные иски – сотрудничать с такой компанией просто рискованно, вне зависимости от всех прочих обстоятельств.

Проектная мощность магистрального газопровода «Северный поток» – 55 миллиардов кубометров в год, «Северный поток-2» удвоит этот объем, общее количество газа, который пойдет в Европу по дну Балтийского моря – 110 млрд кубометров. Максимальная мощность «Голубого потока» – 16 млрд кубометров и, как отметил в своем докладе акционерам Алексей Миллер, на этот объем Газпром и турецкие компании в 2017 году уже вышли – 126 млрд кубометров. Две нитки «Турецкого потока», если европейские страны успеют подготовиться к приему голубого топлива, будут способны обеспечить еще 31 млрд кубометров. Итого – 157 млрд кубометров. Магистральный газопровод «Ямал – Европа», проходящий транзитом через Белоруссию и Польшу в Германию – это еще 33 млрд кубометров в год, и этот объем европейскими странами выбирается полностью. Общий итог – 190 млрд кубометров, но есть и еще небольшие объемы – газ поставляется для прибалтийских потребителей в Инчукалнское подземное хранилище газа и по трубопроводу Минск – Вильнюс. С учетом размеров экономик «прибалтийских тигров» поставляемый объем не превышает 3 млрд кубометров в год, с учетом литовской авантюры с СПГ-терминалом и того меньше. Финляндия ежегодно импортирует от двух до двух с половиной миллиардов кубометров российского газа, то есть условный «северозападный» регион Европы по отдельным газопроводам – это еще от 4 до 5 млрд кубометров экспорта. До максимума, обозначенного Алексеем Миллером, таким образом, Газпром с 2020 года «не дотягивает» от 10 до 15 млрд кубометров. Это и есть «объем заинтересованности» России в существовании, функционировании и использовании ГТС Украины, и именно такие числа называли руководители Газпрома до начала очередной очередного этапа судебной эпопеи с «Нафтогазом».

Как видно, во всей этой арифметике – минимум политического подтекста, речь идет только о бизнесе. Есть платежеспособные европейские потребители, заинтересованные в поставках российского газа, есть возможность удовлетворить этот спрос, сведя к минимуму все возможные риски и необходимость оплачивать транзитные услуги, тем самым максимально увеличив надежность поставок.

Газотранспортные системы СНГ и Европы, Фото: gazpromquestions.ru

Что еще примечательного в ответе Алексея Миллера? Становится значительно понятнее упорство Польши, всеми мыслимыми и немыслимыми способами пытающейся остановить проект «Северного потока-2». За 2017 год через ГТС Украины транзитом прошло 93,5 млрд кубометров российского газа, этот объем позволял Польше заниматься пресловутыми «реверсными поставками» обратно на Украину, зарабатывая вполне приличные деньги, не делая вообще ничего – физически газ хранился в ПХГ (подземных хранилищах газа), находящихся на территории самой Украины, и, никуда не перемещаясь, просто менял собственника. Но вот перспективы Европы после 2020 года столь же четко обрисованы Миллером в его докладе акционерам корпорации:

«Ресурсная база европейской газовой отрасли сужается. В Голландии снижаются лимиты добычи на крупнейшем месторождении Гронинген. Власти Норвегии ограничивают морское бурение в высоких широтах».

При таких тенденциях «лишнего российского газа», позволяющего заниматься играми с «реверсом», просто не останется, Польша будет лишена ее простого приработка. Польше, конечно, досадно, но никаких иллюзий по поводу возможности продолжения использования ГТС Украины ни у кого не осталось.

«В конце прошлого года Киев заказал международной аудиторской компании Mott MacDonald всестороннее обследование украинских газопроводов. В марте аудиторы опубликовали свои выводы: ГТС Украины страдает от “критического износа”, который выражается “в сквозной коррозии металлических труб” и настолько устаревших газокомпрессорных станциях, что для них сегодня даже не выпускаются запчасти. По оценке экспертов Mott MacDonald, только неотложные расходы не поддержание работы газопроводов требуют инвестиций в размере 4,8 миллиарда долларов. А для полной реконструкции необходимо потратить около девяти миллиардов. Для сравнения: строительство “Северного потока — 2” обойдется Газпрому в восемь миллиардов долларов».

ria.ru

Остается напомнить слова заместителя председателя правления Газпрома Александра Медведева, сказанные им в апреле этого года в интервью телеканалу Россия 24:

«Мы всегда говорили, что поставим Европе столько газа, сколько будет необходимо, — отметил он. — У нас есть запасы подтвержденные, у нас есть транспорт, мы строим новые транспортные маршруты. Если Европа заявит свои потребности, готова будет подписать необходимые контракты, то я не исключаю, что понадобятся еще новые газотранспортные проекты — “Северный поток — 3”, например».

В апреле многими слушателями и даже экспертами эти слова не были до конца поняты, но данные, приведенные Алексеем Миллером, на наш взгляд, убедительно доказывают, что нет ничего неожиданного, фантастического в возможном появлении проекта «Северный поток-3». Такова объективная реальность – собственная добыча газа в Европе неуклонно снижается, спрос растет, возможности дальнейшего использования ГТС Украины не просматриваются. Единственный гипотетический вариант – приватизация этой ГТС серьезными европейскими инвесторами, но это совершенно другая история.

Фото: gazprom.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.