Аналитический онлайн-журнал

Австрия предлагает Европе очнуться

Австрия предлагает Европе очнуться

Энергетические ресурсы России обеспечат суверенитет ЕС.
SHARE

5 июня 2018 года, состоялся первый после инаугурации визит президента России в страну Евросоюза – в Австрию. Всего за один день – несколько встреч, важнейших переговоров, подписание контрактов, выступление перед прессой и крупнейшими австрийскими предпринимателями и представителями деловых кругов. Многие подробности еще просто не успели попасть на страницы и в передачи новостных агентств, но определенные выводы уже вполне можно сделать.

«В ходе переговоров была затронута и тема транзита газа. Путин назвал Австрию одним из главных узлов транспортировки голубого топлива из России в Европу и отметил, что Вена поддержала планы по увеличению поставок газа через “Северный поток — 2”. После переговоров с Ван дер Белленом российский президент провел переговоры с австрийским канцлером Себастьяном Курцем. По итогам встречи “Газпром” получил согласие австрийских властей на продление контракта по поставкам газа до 2040 года.

Документ скрепили подписями председатель правления российской компании Алексей Миллер и глава австрийского энергетического концерна OMV Райнер Зеле»

РИА Новости

Политики и бизнесмены

Вот так выглядит общий тон сообщений о том, что касается газового вопроса. Владимир Путин побеседовал с президентом Австрии Ван дер Белленом, с канцлером Себастьяном Курцем, Россия получила согласие, Алексей Миллер и Райнер Зеле подписали документ. Беседы беседуют политики, потом откуда-то из-за их спин появляются руководители газовых компаний и «что-то там подписывают». «Что-то» длительностью в 22 года. Не Владимир Путин с Ван дер Белленом, а Алексей Миллер и Райнер Зеле. Визит – государственный, контракт – между двумя, как когда-то говорили, «хозяйствующими субъектами». Контракт – между газовыми компаниями, но только после того, как прошли переговоры высших должностных лиц двух государств. Как и что понимать в этом хитросплетении геополитики и энергетики? Только с использованием методов геоэнергетики, вариантов нет.

Начнем по порядку – со срока договора, который в наше нестабильное время вызывает здоровое удивление. Не так давно Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru писал о так называемой «Гроннингенской модели долгосрочного экспортного газового контракта» и упоминали о том, что первый контракт на поставку тогда еще советского природного газа по трубопроводу был составлен в строгом соответствии с этой моделью. В 1968 году контракт был подписан именно с компанией OMV и наш газ отправился не в абстрактную «Европу вообще», а в принадлежащее OMV подземное хранилище газа «Баумгартен» – по этому маршруту теперь уже российскому газу предстоит перемещаться еще 22 года. Является ли срок договора чем-то «из ряда вон»? Нет – срок большой, но вполне традиционный для такой серьезной компании, как наш Газпром. Вот коротенько список и сроки прочих контрактов:

Долгосрочные и пролонгированные контракты европейских потребителей с Газпромом:

  • ENGIE (Франция) до 2030 года,
  • RWE Supply &Trading CZ a.s. до 2035 года
  • E.ON (Германия) до 2035 года,
  • Wintershall (Германия) до 2030 года,
  • WIEH (Германия) сроком до 2027 года,
  • Gasum (Финляндия) до 2026 года,
  • ENI (Италия) до 2035 года. ,
  • Premium Gas (Италия) на период до 2024 года,
  • Sinergie Italiane (Италия) до 2022 года.
  • EconGas, GWH, Centrex (Австрия) до 2027 года
  • Conef Energy (Румыния) на период 2010 – 2030 годов,
  • WIEE (Швейцария) на период 2013 – 2030 годов,
  • Vemex (Чехия) на срок до 2018 года

Ничего удивительного, а список подсказывает, с какой компанией Газпром будет активно вести переговоры на протяжении всего этого года – с чешской Vemex.

На переднем плане — Алексей Миллер и Райнер Зеле во время подписания, на заднем плане — Владимир Путин и Себастьян Курц. Фото: OMV

Двигаемся дальше – зачем Миллеру и Зеле понадобились переговоры высших должностных лиц обоих наших государств, если у руководителей Газпрома и OMV есть все права подписывать контракты самостоятельно? С Газпромом понятно – его контролирует именно государство, а что там с OMV? Доля государства Австрия в акционерном капитале имеется, но это всего 31,5% – вовсе не контрольный пакет. Тогда зачем господину Зеле понадобились Курц и Ван дер Беллен? Да потому, что все остальные акции OMV вращаются на бирже, Австрия контролирует эту компанию и при такой доле в акциях.

Бизнес-традиции Райнера Зеле

Следующий логичный вопрос – а откуда, собственно говоря, у Райнера Зеле такая активность, почему он вот в этой обстановке, когда между Россией и ЕС полным-полно жестких противоречий, бушуют санкции, пошел на такую пролонгацию контракта, не дожидаясь срока окончания действующего, который заканчивался аж в 2027 году? Странно? Тоже нет – предыдущий контракт подписывал не Зеле, Зеле занял свой пост руководителя OMV только в 2015 году. А где трудился господин Зеле до 2015 года? Шесть лет до этого он был председателем правления компании Wintershall, а до того, с 1996 по 2000 он был руководителем управления стратегического планирования Winteshall, а с 2006 по 2009 командовал управлением сбыта в компании Wingas, а Wingas – это совместное предприятие Wintershall и Газпрома. И что еще известно про Wintershall? В 2010 году ее стали называть главным европейским партнером Газпрома. Известно и настроение, с которым Райнер Зеле пришел на свой новый пост, которое сформулировано им же в интервью, данном в том же 2015-м году – хорошо сформулировано, можно в бронзе отливать:

«Мне не нужны посредники в работе с Газпромом. Мы хотим развивать сотрудничество. OMV знает свои сильные стороны и в условиях тесного партнерства будет вносить вклад в общее дело. Газпром ценит это сотрудничество и может положиться на мое деятельное участие»

Во время встречи с Владимиром Путиным президент Австрии позволил себе вслух сказать очевидное, но из уст европейского политика звучащее просто дерзновенно:

«Американский газ, который Вашингтон позиционирует в качестве “альтернативного” решения, стоит в два-три раза дороже. При таких обстоятельствах мало смысла в том чисто с экономической точки зрения, чтобы замещать российский газ американским сжиженным газом»

На фоне бесконечных рассуждений чиновников Евросоюза, многочисленных американских политиков и политиков из европейских стран-сателлитов слова Ван дер Беллена прозвучали, как звонкая пощечина всем тем, кто желает туманом слов скрыть здравый смысл. Разумеется, возникает вопрос – а по каким причинам президент Австрии вдруг позволяет себе такой текст вслух? Судя по всему – из-за немецкой практичности (да простят нас все те, кто видит принципиальные отличия между менталитетом австрийцев и немцев!) и потому, что есть ему, к кому прислушиваться. OMV как компания производящая – это, конечно, нефть, которую она самостоятельно разведывает, добывает, перевозит, перерабатывает и продает по всей Европе, в том числе и через огромную сеть АЗС.

«Баумгартен» (Австрия) – один из крупнейших газовых хабов ЕС, Рис.: gasconnect.at

Но OMV – это еще и владелец подземного хранилища газа «Баумгартен» и газораспределительной системы общей протяженностью почти 25’000 км. Объемы природного газа, которые OMV закупает у Газпрома, относительно не велик, но значительно важнее именно «Баумгартен» и ГРС. «Баумгартен» – это один из крупнейших газовых хабов ЕС, через это ПХГ проходит до трети от общего объема российского газа для Европы. По этим причинам настроение, действия Райнера Зеле важны и для всей Европы, и для Газпрома. Зеле – не теоретик, а практик, от его деятельности зависит благополучие его огромной компании и то, что происходит в реальном, а не придуманном политиками газовом хозяйстве Европы. Потому предлагаем вашему вниманию еще несколько высказываний Райнера Зеле, которыми он руководствуется как глава OMV.

Если политика мешает энергетике – политику придется менять

«Политика слишком сильно фокусируется на возобновляемых источниках энергии и слишком мало говорит об экологически устойчивом и взвешенном энергетическом балансе. Вы можете наблюдать это в Германии – здесь, несмотря на увеличение ВИЭ, сжигают все больше угля, в то время как газовые электростанции выводят из эксплуатации. В итоге выбросы СО2 не уменьшаются, а растут. Мы, представители газовой отрасли, должны более активно выступать за использование природного газа, объяснять политикам преимущества для борьбы с изменениями климата»

Вот тут возразить не получится: электростанция, работающая на газе, дает на 12% меньше выбросов СО2, чем равная ей по мощности электростанция, работающая на угле или требует установки такой системы фильтрации, которая из-за своей стоимости заставляет «угольщиков» поднимать цены на поставляемую электроэнергию. Ну, и последняя цитата от Райнера Зеле:

«Мы исходим из стагнации потребления природного газа в Европе, но и в то же время из сокращения объемов собственной добычи в Европе. Даже в том случае, если потребление газа не увеличится, Европе в самое ближайшее время придется импортировать больше газа. Я последовательно выступаю за свободную рыночную экономику. А это значит, что компании сами, без участия политиков, договариваются об условиях поставок газа и действуют автономно»

Не менее трезвое, без комплиментарности, отношение Зеле и к СПГ – «Мировая торговля СПГ пока недостаточна, чтобы связать континентальные рынки». И он снова прав, позволим себе напомнить ситуацию с СПГ, имевшую место в конце зимы начале марта этого года в Европе. Аномальные холода подняли спотовые цены на газ на 40-50% выше цен долгосрочных газовых контрактов, СПГ в Европе на протяжении двух недель стоил выше, чем в Европе. И ни один из прогнозов о том, что СПГ способен продемонстрировать более гибкий характер поставок, не сбылся – за эти две недели из США в Европу не было поставлено ни капли СПГ, а вот «неповоротливый Газпром» за 14 дней установил 10 рекордов по объемам суточных поставок газа в европейские ПХГ. Спорить с профессионалами особого смысла нет никогда, и, как бы ни выглядели отношения политиков Европы к России, слова Зеле не потеряют ни их точности, ни актуальности.

Президент России Владимир Путин и глава OMV Райнер Зеле, Фото: rbc.ru

Может ли компания с таким руководителем не участвовать в проектах новых магистральных газопроводов? Не торопитесь объявлять такой вопрос риторическим – может. В бытность Зеле руководителем Wintershell он был одним из самых активных сторонников реализации проекта Южного потока, но результат известен – проект не состоялся по причине его блокировки со стороны обезумевшей Болгарии. В проекте было несколько транзитных стран – проект был убит.

– Разделяете ли вы, господин Зеле, мнение, что транзит газа через Украину необходимо убрать?

– Это вопрос переговоров между Украиной и Газпромом. У нас на данный момент нет собственного опыта взаимодействия с компаниями из Украины. С европейской точки зрения, надежность означает отсутствие перебоев с поставками и выполнение условий заключенных договоров. Мы приняли решение в пользу «Северного потока-2, теперь мы сконцентрируемся только на этом проекте. Как руководитель компании, я не могу позволить себе действия, которые могут нанести урон интересам наших акционеров. С компаниями, нарушающими принцип надежности, OMV работать не будет.

Нет ни слова о политике, нет никаких сантиментов – компания, позволившая себе нарушение надежности, на «карте OMV» просто отсутствует, и совершенно не важно, в какой стране такие компании зарегистрированы. Не были надежными компании Болгарии и Украины? Вычеркиваем. За 50 лет работы с Газпромом, несмотря на все, что происходило в СССР и в России нарушений условий заключенных договоров не было – вот с Газпромом и будем работать. Уровень доверия продемонстрирован – контракт только что заключен сразу на 22 года вперед. Станет ли OMV крупнейшим европейским партнером Газпрома? Время покажет.

Доля российского газа на австрийском рынке в 2014 году была 73%, по итогам 2017-го года – 97%. Да, в абсолютных числах для Газпрома это не стало существенной прибавкой, но ведь и OMV основную прибыль зарабатывает не на австрийском, а на европейском рынке – через «Баумгартен» идет снабжение шести европейских государств. «Идеология», если так можно выразиться, у крупнейшей австрийской газовой компании – прямая и ровная, как линия построения строя немецкой военной части. Объем импорта природного газа в Европу будет расти, ВИЭ не избавит от необходимости поставок, СПГ ситуацию не исправит, Газпром предлагает разумные цены и не нарушает условия договора – все, больше никакие аргументы не принимаются. Любой политик, выступающий против проекта «Северный поток-2» нарушает интересы Европы – Райнер Зеле был одним из тех руководителей европейских газовых концернов, кто подписал открытое письмо Еврокомиссии по этому поводу.

Именно этот человек был участником встречи с президентом России 5 июня 2018 года, именно он скрепил своей подписью контракт с Газпромом. То, что его слова, пусть и смягченные в силу политических нюансов, повторил президент Австрии – наглядное доказательство того, что далеко не все в Европе согласны смириться с диктатом политиков, поставивших себе целью подчинить свои страны антироссийским настроениям. И это – обнадеживает, Европа вполне способна избавиться от этого морока, вернувшись к отношениям с Россией не дружеским, но прагматичным, приносящим пользу всем участниками совместных энергетических проектов. Есть подозрение, что Австрия и ее OMV – первая, но далеко не последняя «ласточка», символизирующая начало новых отношений Европейского Союза и России.

Фото: web.de

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.