Аналитический онлайн-журнал

Британия уходит не по-английски

Британия уходит не по-английски

SHARE

Слово «брекзит» уже давно пополнило словарный запас не только британцев, но и россиян. Выход Великобритании из Евросоюза вполне логично сопровождается выходом из Евратома. В связи с началом обсуждения в британском парламенте законопроекта «О гарантиях ядерной безопасности» главный редактор Аналитического онлайн-журнала Geoenergetiсs.ru по просьбе «Страна Росатом» вспоминает историю Евратома и оценивает последствия выхода Соединенного Королевства из сообщества.

Создание Европейского сообщества по атомной энергии было одним из первых шагов к интеграции послевоенной Западной Европы. Толчком для появления организации стала перестройка энергобаланса в 1950-е: с развитием промышленных и транспортных технологий резко упал спрос на уголь и выросло потребление нефти и газа. Но в Европе на тот момент еще не были открыты основные месторождения углеводородов, она импортировала топливо. Это грозило вылиться в значительные убытки, остро встал вопрос об альтернативном источнике энергии — атоме. На старте членство в Евратоме было не обязательным, ситуация изменилась во время второго этапа расширения Евросоюза: страны, входившие в Совет экономической взаимопомощи, и Прибалтийские страны подписывали договор о вступлении в Евратом вместе с договором о вступлении в ЕС.

Евратом был создан для того, чтобы страны-участники объединили усилия в развитии совершенно нового направления энергетики, требовавшего координации исследований, решений, надзора, контроля режима нераспространения. Для этого право собственности на расщепляющиеся материалы страны-участники передали Евратому, осуществление прав собственника и функцию обеспечения ядерными материалами возложили на специальное учреждение — Агентство по снабжению Евратома.

Деятельность Евратома охватывает только мирное использование атомной энергии, национальные военные атомные программы Франции и Великобритании полностью остались в их ведении. Также Евратом решает задачу подготовки кадров для атомной энергетики. В 1967 году вступил в силу так называемый договор слияния, по которому Комиссия ЕЭС и Совет ЕЭС заменили Комиссию и Совет Евратома. Комиссию ЕЭС наделили правом выбора руд, сырья и расщепляющихся материалов, произведенных на территории государств — членов Евратома, и правом заключать контракты на поставку перечисленного в страны, не входящие в ЕЭС. У инспекторов Евратома появилось право контролировать, проводить проверки на атомных объектах государств-членов. В случае нарушения отдельными лицами или предприятиями обязательств, налагаемых учредительным договором Евратома, были предусмотрены жесткие санкции: лишение финансовой и технической помощи, полное или частичное изъятие сырья или расщепляющихся материалов и даже передача предприятий под управление коллегии Евратома.

Сообщество оказывает влияние на национальные ядерные программы за счет того, что содействует финансированию строительства АЭС и предприятий по переработке ОЯТ, поставок ядерного сырья и оборудования, координирует национальные НИОКР, организует и проводит международные исследования, обмен технической и научной информацией и т.д. Для каждой страны установлена квота финансирования Евратома. От размера выплат зависит количество голосов в руководстве. Евратом имеет несколько исследовательских центров — в Петтене (Нидерланды), Испре (Италия), Карлсруэ (Германия), Моле (Бельгия) и др.

Последствия брекзита

Столь жесткие ограничения самостоятельности в области атомной энергетики после принятия решения о брекзите вряд ли могли устроить британское руководство. Весной этого года премьер-министр Великобритании Тереза Мэй письменно уведомила главу Европейского совета Дональда Туска о том, что вместе с выходом из ЕС страна намерена выйти из Евратома.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй и глава Европейского совета Дональд Туск, Фото: amazonaws.com

Ведущие эксперты британского атомного сообщества быстро пришли к консенсусу. Глава Ассоциации атомной промышленности (NIA) Том Грейтрекс сообщил, что создается рабочая группа для обсуждения последствий выхода. Время есть: Великобритания должна оставаться в ЕС до заключения всех необходимых двусторонних соглашений.

«Мы стоим на пороге реализации программы строительства замещающих атомных мощностей, нам важно понимать, как скажется на ней выход из Евратома,— сказал Том Грейтрекс.— Нельзя забывать и о других проектах — участии в строительстве ИТЭР, работе на JET. Ситуация с JET, крупнейшим на данный момент термоядерным реактором в мире, может оказаться самой проблематичной, поскольку он располагается на нашей территории, но финансируется за счет Евросоюза»

Подход представителей британской атомной промышленности отличается взвешенностью, они намерены без спешки решить все проблемы в связи с выходом из состава и ЕС, и Евратома. Юристы, с которыми в январе этого года побеседовало издание World Nuclear News, отмечали, что в случае сохранения членства в Евратоме Великобритании пришлось бы оставить свою атомную отрасль под юрисдикцией Европейского суда, а это недопустимо с политической точки зрения. С правовой точки зрения выход из ЕС и выход из Евратома — две независимые процедуры, и вовсе не обязательно начинать их одновременно.

Крупнейший в мире действующий экспериментальный термоядерный реактор JET (Великобритания, Европа), Рис.: slideplayer.com

Отложенный выход из Евратома дал бы Великобритании время на подготовку двусторонних соглашений о сотрудничестве. Как отмечают эксперты, в атомной отрасли Великобритании консенсус более-менее сложился: начать выход из Евратома нужно спустя три-пять лет после начала выхода из Евросоюза. Но многое здесь зависит от политиков. В начале мая два комитета британского парламента независимо друг от друга сделали доклады: один — о состоянии дел в перспективных научных разработках, второй — о рисках, связанных с выходом Великобритании из Евратома. Первый доклад был посвящен в основном проектам модульных атомных станций малой мощности. Председатель парламентского комитета Джон Палмер отметил:

«Финансирование инновационных проектов ядерных реакторов в Великобритании значительно ниже, чем в других развитых странах, например в Соединенных Штатах, Франции или Японии. Если правительство не сделает значительные инвестиции в новые технологии, мы рискуем отстать. Мировой рынок малых модульных реакторов оценивается в 300–500 млрд долларов, правительство должно определиться со стратегией развития, чтобы наша ядерная промышленность нашла свое место на этом рынке»

Авторы второго доклада предупредили, что «Великобритания рискует потерять лидерство в области термоядерных исследований, а также доступ к технологиям». Парламентарии призвали правительство создать рабочую группу для подготовки плана сохранения преимуществ, которые дает сотрудничество с Евратомом.

Новый формат

Практически одновременно с этими докладами в Financial Times вышла статья Ника Батлера, председателя правления Института политики при Королевском колледже Лондона, в которой он оценил ситуацию в европейском бэкенде. Батлер обращает внимание на то, что Франция в следующие 10 лет должна потратить на вывод из эксплуатации своих АЭС не менее 54 млрд евро; Германия на такую же работу выделяет 38 млрд евро; согласно оценкам национального Управления по выводу из эксплуатации ядерных объектов, в самой Великобритании расходы на это могут быть намного больше — 117 млрд фунтов стерлингов. Батлер указал на то, что в ЕС нет окончательно согласованных стандартов вывода реакторов из эксплуатации и по факту суммы, вероятнее всего, будут еще выше. При этом опыт Европы в этой области минимален, а технологических инноваций раз-два и обчелся. Если ничего не изменится, большую часть работ придется выполнять не европейским компаниям.

Не лучше выглядит и ситуация с проектами малых и средних АЭС. Автор резюмирует:

«В отсутствие четких решений касательно этих двух вопросов у нас Россия, Китай и Корея укрепят господствующие позиции в глобальной атомной энергетике»

Батлер предложил правительству одновременно с переговорами о выходе из Евратома вести переговоры с Францией и Германией о разработке программы, нацеленной на кардинальное изменение ситуации как на рынке бэкенда, так и в создании инновационных малых и средних реакторов. Батлер говорит об учреждении совместных предприятий, которые будут заниматься и выводом из эксплуатации, и реакторами нового поколения для интеграции в энергосистему с большой долей возобновляемых источников.

«Предстоящий выход из Евратома никак не влияет на масштаб накопившихся проблем, нужно налаживать новый уровень сотрудничества европейских стран»,— уверен эксперт.

Проблем хватает Средний возраст действующих АЭС Великобритании — 40 лет, для поддержания баланса базовой и пиковой генерации необходимы замещающие мощности. А масштабное строительство станций, объявленное в конце 2013 года, тормозится по разным причинам. Проект АЭС «Мурсайд» подвис из-за инвесторов Toshiba и Engie: первому не до того — его Westinghouse обанкротилась, второй без партнера не потянет. Сооружение АЭС «Хинкли-Пойнт» началось позже запланированного срока. Сhina General Nuclear, соинвестор проекта и потенциальный участник другого — «Брэдуэлла», в этом году подала заявку на лицензирование британской версии китайского реактора HPR-1000. Лицензирование занимает четыре года — обязывающий контракт на сооружение АЭС по этой технологии можно заключить только в среднесрочной перспективе. Таким образом, строительство основных замещающих мощностей начнется позже, чем возникнет необходимость вывести из эксплуатации выработавшие ресурс реакторы, — есть риск дисбаланса энергосистемы. Как будет развиваться атомная отрасль Великобритании после того, как решение о выходе из состава ЕС перейдет в практическую плоскость, определится, вероятнее всего, в ближайший год. В связи с выходом из Евратома можно ожидать создания в Великобритании структуры, которая возьмет на себя процедуру согласования ведения совместных европейских проектов. Контроль за нераспространением, как предполагается, возложат на национальное Офис ядерного регулирования (ONR).

Совместно нажитые проекты

В программе ИТЭР Великобритания принимает участие в составе ЕС. Расположенный на территории страны токамак JET ежегодно получает финансирование из бюджета Евратома в размере 55 млн евро. Великобритания участвует в двух проектах Евратома: первый — термоядерная энергия, ядерное деление и защита от радиации, второй — исследования в области ядерной энергетики. Контактирует с европейским Объединенным исследовательским центром (JRC).

Источник: Страна Росатом

Фото: expert-buro.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN