Аналитический онлайн-журнал

Причины анабиоза Соглашения о плутонии

Причины анабиоза Соглашения о плутонии

Два способа исполнения одного Соглашения.
SHARE

Критики Правительства России, как либеральные, так и патриотические, частенько говорят о его неумении разумно организовывать управленческую работу, ставя в пример «цивилизованный Запад». Конечно, такая критика часто бывает совершенно обоснованной, вот только кого приводить в пример – очень большой вопрос. Критика порой бывает и вовсе необоснованной, поскольку критикующие не желают узнавать подробности ни того что происходит в России, ни того, как в реальности выглядит тот самый «цивилизованный Запад».

Мы предлагаем вашему вниманию хронику событий того, как Россия и США выполняли условия Соглашения об утилизации плутония (СОУП) с весны 2014 года. Факты даны в хронологической последовательности – такими, какими они были, а сравнивать стиль работы, делать выводы предлагаем вам самостоятельно. Решайте сами, где – откровенный бардак, а где порядок, кто кому какой пример. Заодно, надеемся, у вас появится повод задуматься, стоит ли критиковать руководство России заполошно, в стиле «У нас тут все дураки, все воруют, а вот та-а-ам к государственным средствам относятся бережливо, там прекрасный опыт и навыки».

Краткая летопись СОУП

Январь 2014, США. Augusta Chronicle подвела итоги того, что американцы и французы называли «строительством завода МОКС-топлива». Строительство отстает от графика на три года, смета выросла с начальных 3,3 млрд долларов до 7,7 млрд, министерство энергетики (МЭ) запросило у Конгресса на 2014 финансовый год 320 миллионов долларов для продолжения строительных работ. Осенью 2013 администрация Обамы в проекте бюджета на 2014 год предупредила, что строительство МОКС-завода может оказаться «неподъемным» вследствие роста цены.

14 февраля 2014 года, Россия. Горно-Химический Комбинат (ГХК) произвел первые образцы таблеток МОКС-топлива для БН-800. Росатом заявил, что полная смета строительства завода МОКС-топлива повышаться не будет и составит ранее запланированные 7 миллиардов рублей. Курс доллара на тот момент был 35 рублей, то есть Росатом планировал уложиться в 200 млн долларов.

4 марта 2014 года, Россия. «СвердНИИхиммаш» приступил к испытаниям боксов укрытия прессования и шлифования МОКС-топлива и бокса загрузки-разгрузки лодочек. Шлифовальный станок изготовлен в Белоруссии, пресс – в Бельгии, сами боксы сконструированы в Екатеринбурге.

6 марта 2014 года, Россия. НИИАР (НИИ атомных реакторов) отправил на БН-800 первую партию из 56 сборок МОКС-топлива. Неделей ранее в город Заречный 50 сборок МОКС-топлива отправил завод «Маяк» – атомщикам Белоярской АЭС предстояло оценить две разные отечественные технологии.

9 марта 2014 год, США. Обама в проекте бюджета 2015 года предложил заморозить работы по строительству МОКС-топлива. Это означало, что работы будут остановлены, но сам завод останется среди возможных вариантов утилизации оружейного топлива. Кроме того, Обама ставил перед национальным управлением по ядерной безопасности (далее – NSS) задачу проанализировать альтернативные методы утилизации. Причины – перерасход сметы и срывы сроков. По последним на тот момент данным МЭ, всего на сооружение, эксплуатацию и вывод завода требовалось потратить 30 млрд долларов. Президентский проект бюджета должен был пройти обе палаты парламента США.

Строительно-производственные планы США

11 марта 2014 года, США. Опубликован отчет главной бухгалтерской службы Америки (аналог нашей Счетной палаты) GAO-14-231с результатами аудита американской программы по утилизации оружейного плутония. Мы позволим себе достаточно длинную цитату, поскольку в этом докладе – весь комплекс работ по СОУП, задуманный США.

«В задачи американского МОКС-завода (MFFF – английская аббревиатура) входило:

  • удаление примесей из плутония, извлеченного при демонтаже сердечников (питов);
  • формирования таблеток из смесей оксидов урана и плутония;
  • изготовление кассет с МОКС-топливом для легководных реакторов.

В дополнение к MFFF необходимо было построить здание отверждения отходов производства МОКС-топлива – WSB. Изначально предусматривалось строительство отдельного завода по разборке плутониевых сердечников (питов) – PDCF.

Смета MFFF в апреле 2007 года была утверждена МЭ в размере 4,8 млрд долларов со сдачей в сентябре 2016 года. Генподрядчик – французско-американское СП Shaw AREVA MOX Services LLC. По плану MFFF – комплекс зданий из напряженного бетона площадью 56 тысяч кв.м и 23 тысячи единицы оборудования. В 2012 году генподрядчик представил новую смету – 7,7 млрд при сдаче в ноябре 2019 года.

Смета WSB в декабре 2008 была утверждена в размере 344,5 млн долларов со сдачей в сентябре 2013, генподрядчик – Savannah River Nuclear Solutions LLC. В декабре 2012 NSS утвердило новую смету – 414,1 млн со сдачей в августе 2015 года. WSB должно было стать сооружением площадью 3’000 кв м. Сколько должен был стоить квадратный метр этой суперэлитной недвижимости, можете проверить самостоятельно.

Точных смет и графиков завода PDCF … не существовало. В 2011 году NSS называло оценочную сумму в 4,5 – 4,8 млрд долларов, а в 2012 году от его строительства предложили отказаться»

Вам после этой цитаты все еще хочется ругать правительство России в сравнении с США? Дело вкуса.

«Механизмы роста цен. В апреле 2007 года, когда МЭ утвердило смету и график, проект был готов только на 58%»

18’000 изменений к первоначальному проекту получили самый живой отклик со стороны субподрядчиков и изготовителей оборудования. К примеру, к моменту окончательного утверждения проекта длина трубопроводов увеличилась на 33% – понятно, что работа изготовителей от этого дешевле не стала…

«Вторая причина – высокая сменяемость персонала. За 7 лет полностью сменился управленческий состав генподрядчика, только в 2011 году проект покинуло 15% инженерно-технических сотрудников»

Если со стройки бегут инженеры и прорабы, то о каком таком выполнении графика можно мечтать?

«Решение NSS об отказе от строительства завода PDCF привело к необходимости вносить срочные изменения в проект завода MFFF, что также привело к задержкам и дополнительным затратам»

Выводы аудиторов о заводе WSB оригинальностью не отличались:

«Основные механизмы роста цен – выросшие цены субподрядчиков, ошибки в проектной документации и срывы сроков»

А теперь вчитайтесь в вывод, сделанный главными бухгалтерами США, оцените жесткость и бескомпромиссность, восхититесь, какой великолепный они нашли выход из всего этого бардака!

«Это заставляет задуматься над состоянием дел в управлении проектом»

Все, это последняя фраза доклада Конгрессу. Извините, но у нас-то только один комментарий – организационная импотенция была продемонстрирована во всем блеске.

Структура Росатома в действии

18 марта 2014, Россия. В ОАО «Вента» завершены испытания бокса загрузки лодочек. Да, раз уж мы несколько раз упомянули эти самые «лодочки», коротко поясним, что это такое. В них выгружаются готовые таблетки МОКС-топлива на выходе из пресс-автомата, затем лодочки перегружаются на транспортер, который доставляет топливные таблетки в хранилище. Мелочь? Но есть тут одна техническая подробность. Период полураспада плутония-239 – 24’000 лет, то есть он почти «не фонит». Если бы в России строили завод, рассчитанный исключительно на работу с оружейным плутонием, то требования к радиационной защите не были бы чрезвычайно высокими. Но Росатом изначально проектировал и строил завод-универсал, способный использовать в качестве сырья плутоний не только оружейный, но и энергетический, получаемый из ОЯТ. Плутоний энергетический – это смесь изотопов, радиоактивность которой кратно выше чистого плутония-239. Потому и требования к оборудованию нашего МОКС-завода изначально были очень жесткими, работа с лодочками идет только в защитном боксе, все операции выполняются манипуляторами. Так что успешные испытания каждой единицы оборудования – маленькие, но важные победы всех, кто эти устройства проектировал и производил.

22 марта 2014, Россия. СвердНИИхиммаш провел испытания линии шлифовки топливных таблеток – бокс загрузки, шлифовальный станок ВР-600, бокс укрытия для станка и бокс выгрузки. Проверку на герметичность прошли боксы укрытия пресс-автомата R57, отработаны механизмы перезагрузки топливных таблеток на станок для шлифования.

«Как только оборудование пройдет все этапы проверок, мы отправим все механизмы заказчику для начала монтажных работ» – сообщил руководитель проекта «МОКС-топливо» Дмитрий Варгасов.

25 марта 2014, Россия. На последние этапы проверки оборудования, производимого СвердНИИхиммаш, прибыла приемная комиссия ГХК.

«Завершающий этап проверки прошел успешно, дальше работа установки будет проверяться в готовом комплексе всего цикла производства» – рассказал главный инженер проекта Александр Черепанов.

Успеваете считать количество проверок? Проверил изготовитель, к изготовителю прибыл заказчик – проверил еще раз, после окончательного монтажа запланированы дополнительные проверки… Скучная работа – ни тебе государственных аудиторов, ни субподрядчиков, которые задрали цены и сорвали сроки. План работы расписан, остается сущий пустяк – не нарушать.

12 апреля 2014, Россия. Сразу три предприятия Росатома отчитались об окончании разработки реактора-растворителя диоксида плутония. Разработал проект установки ВНИПИЭТ (Восточно-европейский головной Научно-Исследовательский и Проектный Институт Энергетических Технологий), технологический процесс разработал ВНИИНМ (Высокотехнологический НИИ неорганических материалов), все нестандартное оборудование разработал и создал СвердНИИхиммаш. Ужасающая фраза, согласны – но что поделать, Росатом тщательно соблюдает традицию Министерства среднего машиностроения придумывать невероятные аббревиатуры.

Что такое диоксид плутония и зачем его понадобилось растворять?

Диоксид плутония для военных – одна из форм хранения оружейного плутония, наряду с плутонием металлическим, который хранится в форме питов. Диоксид плутония достаточно просто перерабатывается в металлический – продувается фтористым водородом, а полученный фтористый плутоний восстанавливается до металлического состояния при помощи кальция высокой чистоты. В пите содержится строго определенное количество плутония, но от военных ведь может поступить заказ на питы с «нестандартным» весом – вот тогда и пригодится диоксид. Однако плутоний оружейной чистоты содержит до 93% плутония-239 и до 7% – различных иных, более короткоживущих изотопов. Следовательно, при длительном хранении в диоксиде плутония накапливаются продукты распада – от них и приходится его чистить.

Этап переработки ОЯТ, Фото: kommersant.ru

Триумвират предприятий Росатома разработал промышленную установку, которая значительно удешевила, упростила процесс такой очистки и процесс обращения с радиоактивными отходами. Диоксид плутония растворяют в азотной кислоте, раствор чистят от продуктов распада, диоксид восстанавливают, и отправляют на смешивание с оксидом урана. Но, повторим, Россия строила универсальный завод МОКС-топлива, способный производить топливо и из оружейного, и из энергетического плутония. Соблюден этот принцип и при создании реактора-растворителя – если кто-то вдруг забыл, то в результате переработки ОЯТ на основе PUREX-процесса, химики получают плутоний в форме все того же диоксида.

Еще раз: в то время, как американцы при участии французов устраивали что-то невообразимое вокруг завода МОКС-топлива, работающего только на оружейном плутонии, в России за сумму, в 30 раз меньшую, спокойно и без суеты создавалось универсальное производство, способное работать и на оружейном, и на энергетическом плутонии.

Как обычно, окончание разработки технологии, было только сигналом к предстоящим тщательным проверкам со стороны заказчика и профильных институтов. Снова все та же монотонная работа – проверить и перепроверит на месте, смонтировать на заводе, проверить и перепроверить…

Штаты – это шоу, Россия – это стройка

14 апреля 2014, США. Выяснив, что в президентском проекте бюджета-2015 средства для продолжения строительства МОКС-завода отсутствуют, МЭ приступило к поиску альтернативных способов утилизации. При этом МЭ отказалось отвечать, какими могут быть эти альтернативные способы и «порадовало» общественность тем, что мистер Обама пока еще… не подписывал распоряжения о замораживании строительства. Нет, это мы не сочиняем юморески, это летопись того, что творило правительство США. Денег на продолжение строительства не давать, но и распоряжения о прекращении строительства – тоже не давать. «Я не голосую «за», я не голосую «против», но это не значит, что я воздержался».

Барак Хуссейн Обама, экс-президент США, Фото: s.marketwatch.com

Зато позиция штата Южная Каролина была совершенно определенной. В 2013 году в США был принят закон, налагающий на МЭ обязательства перед Южной Каролиной — штатом, на территории которого планировалось хранить и перерабатывать радиоактивные вещества. В соответствии с этим законом, если на 1 января 2016 года на МОКС-заводе не будет произведено ни одной тонны топлива, а плутоний будет продолжать находиться на территории штата, МЭ будет выплачивать Южной Каролине 1 млн долларов в сутки, но не более 100 млн за календарный год. Дальше – еще и дополнительные штрафы, и власти штата дали понять, что потребуют соблюдения этого закона. Как видите, эту насыщенную, полную важных событий американскую действительность даже сравнивать с серыми буднями «страны-бензоколонки» не приходится. Министерства, чиновники, строители, атомщики, юристы – замечательное шоу, которое щедро финансировал федеральный бюджет! А у нас?.. Ай, даже говорить не хочется.

11 мая 2014, Россия. Прошло рабочее заседание в ЦКБМ (Центральное Конструкторской Бюро Машиностроения) при участии представителей ГКХ, ТВЭЛ и Точмаша – обсуждали состояние дел по разработке и созданию в ЦКБМ оборудования для производства топливных стержней МОКС-топлива, участков снаряжения, герметизации, контроля, перегрузки. Обсудили, скорректировали, да и разбежались-разлетелись продолжать работать. Скука.

6 июня 2014, Россия. СвердНИИхиммаш произвел пуск технологического модуля спекания таблеток. Четыре печи для модуля были изготовлены немецкой компанией GERO, в России их модернизировали и адаптировали. Ничего веселого – модернизировали, адаптировали, встроили, запустили и смиренно приготовились к испытанияи со стороны заказчика.

Печь FNAG для завода МОКС-топлива (Россия), Фото: atomeks.ru

3 июля 2014, США. Бюджетные комиссии и Конгресса, и Сената внесли изменения в проект бюджета-2015, предусмотрев на МОКС-завод свыше 400 млн долларов.

13 июля 2014, США. Администрация президента предупредила обе палаты, что мистер Обама применит вето на финансирование строительства завода, внеся при этом предложение выделить 196 млн для перевода строительства в состояние «холодного останова». Весело, задорно, с огоньком!..

30 июля 2014, Россия. ЦКБМ закончило испытания оборудования технологической линии по сборке твэлов (тепловыделяющих элементов) с МОКС-топливом.

ТВС с таблеточным МОКС-топливом, Рис.: atomeks.ru

15 августа 2014, Россия. Скукота – ЦКБМ отгрузило готовое оборудование в адрес ГКХ.

2 сентября 2014, Россия. ГХК и СвердНИИхиммаш закончили испытания комплекса спекания таблеток, произведенного Воткинским заводом. Печь, транспортно-разгрузочные и газоочистное оборудование – все готово к отгрузке и предстоящим испытаниям уже в составе всей производственной линии.

3 сентября 2014, Россия. СвердНИИхиммаш отгрузил в адрес ГХК после успешных испытаний установку входного контроля качества топливных таблеток. Лазеры, считывающие размер, форму и массу таблеток, компьютерная программа – все было разработано в Екатеринбурге.

4 сентября 2014, Россия. ОАО «Вента» отгрузило в адрес ГХК установку горячего контроля герметичности твэлов и внутриобъектовый транспортно-упаковочный контейнер. Вакуумная камера с рабочей температурой 500 градусов и контейнер для РАО массой 14 тонн и длиной 8 метров. Перед отгрузкой были проведены все положенные испытания – заказчиком, разработчиками и производителем, впереди оборудование ждали проверки на ГХК.

11 сентября 2014, Россия. СвердНИИхиммаш закончил испытания камеры дозирования диоксида плутония, системы транспортировки готовой смеси в контейнер вихревого размола и скрапа бракованных таблеток.

Камера дозирования диоксида плутония, Рис.: atomeks.ru

13 сентября 2014, США. NSS совместно с Shaw AREVA MOX Services продолжает вести подготовку к холодному останову строительства МОКС-завода.

17 сентября 2014, Россия. На ГХК произведена первая партия таблеток МОКС-топлива в количестве 10 кг. Теперь продукцию предстояло проверить на содержание примесей, пористости, микроструктуры и прочие параметры. Это было уже одной из последних серий испытаний – запуск завода вышел на финишную прямую.

10 октября 2014, США. Строительство МОКС-завода будет продолжаться в прежнем режиме до 11 декабря – к этому времени администрация президента и палаты парламента должны были придти к согласию по проекту бюджета-2015.

23 октября 2014, США. Комиссия по атомному регулированию приступила к рассмотрению запроса CB&I AREVA MOX Services о продлении лицензии на строительство МОКС-завода на 10 лет. Первый завод такого уровня сложности на территории страны, недофинансирование, а лицензия заканчивается 30 марта 2015 года – помогите, дорогие атомные регулировщики!.. Насколько интереснее обстановка, согласитесь. Компания Shaw была продана новому владельцу – компании CB&I, который теперь вместе с французами пыталась выбраться из тупика. В начале ноября новые владельцы аккуратно сменили руководство проекта, его возглавил профессиональный физик-ядерщик – Дэвид Дель Вечио.

7 ноября 2014, Россия. НИКИМТ-Атомстрой (Научно-Исследовательский и Конструкторский Институт Монтажной Технологии, Москва) разработал и изготовил дистанционно управляемые автоматические установки для навивки и приварки дистанцирующей проволоки на твэлы. Две сотни датчиков, телекамер, пневмоприводов, пневмоцилиндров обеспечивают навивку с заданным шагом и углом без присутствия людей.

13 ноября 2014, США. Комиссия по атомному регулированию продлила действие лицензии на строительство МОКС-завода до 30 марта 2025 года.

4 декабря 2014, США. Конгресс проголосовал за выделение 341 млн долларов на продолжение строительства МОКС-завода в 2015 финансовом году. Одновременно законодатели обязали МЭ подготовить до конца финансового года отчет с оценкой затрат, необхоимых для завершения строительства, эксплуатации и вывода из эксплуатации МОКС-завода.

Строительная площадка МОКС-завода в Саванна-Ривер (США), Фото: srswatch.org

Надеемся, вы обратили внимание на еще одно принципиальное отличие американского подхода к проблеме плутония и МОКС-топлива и варианта, который реализовала Россия? США – построить завод, утилизировать оружейный плутоний и закрыть завод. Россия – построить завод, который способен превращать в МОКС-топливо и оружейный, и энергетический плутоний, после чего работать и работать, вне зависимости от СОУП. Закончим перерабатывать оружейный плутоний – будем работать с ОЯТ. Не будет по каким-то причинам оружейного плутония – сразу будем работать с ОЯТ. Американский вариант – «убить» деньги и труды для выполнения СОУП. Российский – встроить обязательства по СОУП в наш атомный проект, чтобы не только выполнить межгосударственный договор, но и продвинуться вперед по пути замыкания ядерного топливного цикла.

23 декабря 2014, Россия. На ГХК прошла конференция, с речью выступил генеральный директор Петр Гаврилов:

«Завершено строительство и подготовлен к пуску радиохимический завод по производству МОКС-топлива для БН-800. Выпущено 20 кг МОКС-таблеток, соответствующих всем техническим требованиям, что является доказательством работоспособности нашей технологии»

240 миллионов долларов, 2,5 года напряженной и слаженной работы 50 предприятий Росатома и – производство, которое французские специалисты называют «МОКС-заводом IV поколения», считая, что их собственные предприятия относятся к поколению II. Спроектировали, создали, десятикратно перепроверили – и были готовы к встрече с государственной комиссией для ввода в эксплуатацию. Проектная мощность созданного комплекса – 400 ТВС (тепловыделяющих сборок) в год. Все, что оставалось сделать в 2015 году – аккуратно завершить все пусконаладочные работы.

Два способа выполнить СОУП

Вот такой «комплект» фактов с двух разных берегов океана. Сравнивайте, анализируйте – две страны, два подхода к решению одной проблемы. Много шума, возни, израсходованных средств при отсутствии результата – с одной стороны. Аккуратность, точность, почти полная тишина в федеральных СМИ и как результат – инновационное производство, не имеющее мировых аналогов. В 2015 году и мы, и американцы, занимались своими любимыми делами. Наши атомщики просто работали, осваивая новые производственные линии, проверяя и перепроверяя возможность работы с оружейным и с энергетическим плутонием. А в США – заседали, голосовали, утверждали и опровергали.

Заседание Конгресса США, Фото: russell.house.gov

В феврале 2015 Обама предложил продолжить строительство завода, вписав в проект бюджета-2016 года 345 млн долларов на эти цели. В апреле нанятая МЭ компания Aerospace Corp подготовила отчет о том, сколько стоит завод построить, утилизовать на нем плутоний и вывести завод из эксплуатации. Поработала компания отлично – по ее мнению, денег нужно было от 30 до 50 млрд долларов. Специалисты, точность расчетов просто потрясает – 40 плюс-минус 10 миллиардов, снайперски! В ответ CB&I-AREVA провела свое расследование. Вывод – для завершения строительства требуется всего-то 3 млрд 300 млн – сущие пустяки. Понятия не имеем, какое впечатление производили подобного рода новости на руководство Росатома вообще и на руководство ГХК в частности. 10 млрд налево, 15 млрд направо, плюс-минус лет 7-8 на окончание работ… Кто слушал новости о МОКС-заводе в США – на КВНе не улыбается.

Поскольку цифры отчетов были совсем уж разными, CB&I-AREVA привлекла к оценке еще одну компанию – High Bridge Associates, та в июне 2015 выдала на-гора еще одну порцию чисел. МОКС-программа была оценена в 20,6 млрд долларов, программа иммобилизации (спекание со специальными сортами стекла) – в 20 млрд долларов. МЭ в ответ создало так называемую «Красную группу» во главе с директором Окриджской национальной лаборатории Томом Мейсоном. Эти специалисты оценили завершение МОКС-программы в 19,6-22,4 млрд долларов, но предупредили, что на утилизацию 34 тонн плутония уйдет не менее 28 лет. Рассмотрела «Красная группа» и альтернативный вариант утилизации – предлагалось смешать американский оружейный плутоний с энергетическим плутонием из Англии, иммобилизовать (спекание со специальными сортами стекла) и захоронение в комплексе WIPP.

Позволим себе напомнить, что как раз в то время, когда «Красная группа» публиковала свой отчет, WIPP не принимал никакие грузы, поскольку в хранилище кто-то неудачно побаловался с наполнителем для кошачьих туалетов… Стоимость такого варианта «Красная группа» предусмотрительно не называла, зато честно предупреждала, что основная проблема с иммобилизацией будет исходить из статьи III CОУП, которая не предусматривала ничего, кроме МОКС-топлива для легководных реакторов. В общем, предстояло договариваться с Россией, в отношении которой американцы в 2015 году развернули бурную компанию всяческих санкций.

Ну, а в России в июле 2015 состоялся физический пуск реактора БН-800 – все, мы были целиком и полностью готовы к исполнению всех обязательств по СОУП. Как, впрочем, и к тому, чтобы спокойно работать с энергетическим плутонием, производя МОКС-топливо для новейшего реактора из ОЯТ. 28 сентября, в день работников атомной промышленности, в торжественной обстановке в Железногорске состоялась церемония сдачи в эксплуатацию полностью готового к работе МОКС-завода. БН-800 готовился к энергетическому пуску, завод готовился начать загрузку первых партий МОКС-топлива…

Show must go on?

В бессмысленных спорах по поводу судьбы СОУП, МОКС-завода, вариантов иммобилизации американцы провели весь 2015 и большую часть 2016 года. Обама предлагал холодный останов, законодатели голосовали за продолжение финансирования, сходились в схватках республиканцы и демократы, группы экспертов устраивали какой-то калейдоскоп из самых разных финансовых оценок, французы из AREVA то и дело уверяли, что завод закончен на 90% и им вообще не понятно, что за проблемы его достроить. На ГХК отлаживали производственный процесс, уверенно автоматизировали линию полностью – энергетический плутоний, действительно весьма радиоактивен, нельзя рисковать здоровьем операторов, пусть все делает компьютерная программа. БН-800 вошел в единую энергетическую систему России, постепенно увеличивалось количество кассет с МОКС-топливом – а американцы продолжали и продолжали дебаты, диспуты и прочие заседания.

С учетом зарплат конгрессменов и сенаторов – наверняка еще и улучшаются показатели ВВП. В США и сейчас есть риск для популяции ромашек – законодатели продолжают драть лепестки, бормоча под нос «Строить – не строить, строить – не строить…». Прекратить финансирование окончания строительства МОКС-завода теперь предлагает уже администрация нового президента, в сентябре уже этого года Сенат предложил финансирование строительства продолжить – в объеме 340 миллионов на 2018 финансовый год. В принципе, уже вполне можно организовать тотализатор по этому поводу – дарим бизнес-идею всем желающим. Тотализатор успеет окупиться – диспуты «Строим – не строим» американцы готовы продолжать и дальше, увлекшись этим настолько, что даже не стали отмечать 10-летний юбилей с начала строительства МОКС-завода.

Зритель устал

Президент России, судя по всему, человек не азартный, тотализатором не интересуется. К осени 2016 года его окончательно утомило наблюдение за действиями американцев, и 3 октября Путин подписал указ № 511 о приостановлении действия СОУП, умудрившись без тени иронии или насмешки, очень корректно сформулировать одну из причин такого решения:

«В связи … с неспособностью Соединенных Штатов Америки обеспечить выполнение принятых обязательств по утилизации плутония в соответствии с международными договорами».

Все, финал!

После того, как указ №511 стал законом РФ, наши атомщики могут спокойно заниматься работами,, необходимыми для замыкания топливного ядерного цикла, американские политики – увлеченно спорить о своем МОКС-заводе столько, сколько посчитают необходимым. Нам это, извините, уже просто не интересно. К 2019 году БН-800 должен планово перейти на стопроцентную загрузку МОКС-топливом, идут работы над проектом БН-1200, а американцы и ныне блуждают даже не в трех, а всего в двух соснах: «Иммобилизцация или МОКС-топливо, МОКС-топливо или иммобилизация…» Интересно, они смогут хоть что-то выбрать раньше, чем в России запустят БРЕСТ-300 и БН-1200?

Ну, а вот это вот – «Президент выступает за холодный останов строительства МОКС-завода, хотя сам не понимает, что такое этот «холодный останов», «Сенат выступил за прекращение финансирования Конгресса в ответ на то, что тот предложил продолжить продолжение финансирования проекта МОКС-завода, чтобы остановить холодный останов, при котором продолжается строительство, хотя президент денег на это не дал» – пусть остается национальной американской забавой ныне, и присно, и во веки веков.

Южная Каролина подала иск на МЭ и наверняка его выиграет, по дорогам Америки взад-вперед возят плутоний – все при деле, лодырей нет. От всей души желаем этим милым людям никогда не оставаться без работы, у нее их там много – можно консервировать стройку и начинать ее сызнова, можно ремонтировать комплекс WIPP, чтобы пытаться запихать в него иммобилизированный плутоний, продолжать исследовать гору Юкка, учиться строить атомные реакторы. Вся эта кутерьма нам не мешает – вот что главное. БН-800 может спокойно работать в режиме бридера, что необходимо для отработки всех тонкостей технологии ЗЯТЦ, закрепления нашего технологического лидерства в мировом атомном проекте.

Нам остается только напомнить, что цикл статей о том, как родилось и впало в кому Соглашение об утилизации плутония – одна из частей «повести об AREVA», которая принимала в этой истории самое активное участие. Это ведь действительно глобальный концерн, следы его присутствия можно увидеть в самых разных уголках земного шара.

Обижаться ли нам на нашего конкурента? Французы не дали Росатому реализовать план создания совместного предприятия с Siemens, но плохо это или хорошо – вопрос довольно философский. Стараниями французов казна США осталась без 8 млрд долларов, а штат Южная Каролина получил гигантский недостроенный завод, государство США блистательно подтвердило свое неумение осваивать сложные технологии – тут, пожалуй, мы можем сказать специалистам AREVA «большое спасибо».

Ну, а рассказ о том, как деньги, заработанные в Саванна-Ривер, не смогли спасти французский концерн от того, что он оказался на грани финансового краха, аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru обязательно продолжит.

Фото: askee.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Причины анабиоза Соглашения о плутонии | ПолитВести
2017-11-04 15:03:05
[…] Источник […]

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN