Аналитический онлайн-журнал

Газовые перспективы Дальнего Востока

Газовые перспективы Дальнего Востока

Городу Свободному – свободный рост.
SHARE

3 августа 2017 года, во время своей поездки по Дальнему Востоку, Владимир Путин прибыл с визитом в город Свободный Амурской области, где на торжественной церемонии дал старт заливке фундамента Амурского газоперерабатывающего завода (АГПЗ). Наверное, все вы видели подобного рода информационные сообщения, облетевшие все наши СМИ, из которых можно было, как изюм из белки, «выковырнуть» чуточку больше информации, чем «ленточки, туш, фейерверки».

Первые две технологические линии завода должны быть сданы в эксплуатацию в мае 2021 года, чтобы обеспечить переработку 14 млрд кубометров природного газа в год, всего будет шесть таких линий. На строительстве будет задействовано до 25 тысяч человек, после полного запуска всех производственных линий число сотрудников составит две с половиной – три тысячи человек. Вот еще несколько фраз, произнесенных президентом:

«Строительство АГПЗ … создаст условия для строительства еще одного крупнейшего и в стране, и в мире Амурского газохимического комбината (АГПК)»

И еще сколько-то слов про газификацию Амурской области, что очень важно, поскольку на день сегодняшний этой газификации просто нет.

Проект Амурского газоперерабатывающего завода, Фото: gazprom.ru

Начнем с того, про что больше в статье вспоминать не будем – с этой самой газификации. Пожелание «за все хорошее» из уст президента всегда приятно услышать, но проза жизни заставляет чесать в затылке. Амурская область это не только 23 населенных пункта с численностью населения свыше 4’000 человек, это еще несколько районов, заниматься газификацией которых – только медведей смешить. Мазановский район – это 28’000 квадратных километров и 13’000 населения, то есть один человек на два квадратных километра. Густонаселенный район, между прочим, поскольку есть еще, к примеру, Тындинский район 83’000 кв.километра и 14’000 человек или один человек на пять квадратных километров. Газифицировать?.. Ну-ну.

Свободный – не просто точка на карте

Ладно, пусть те, кто готовил речь президента, веселятся, как умеют, а мы с вами попробуем понять – что такое АГПЗ, почему его решили строить именно там и что даст городу Свободный, Газпрому (а АГПЗ будет строить именно он) и государственному бюджету эта грандиозная стройка. Реально завод будет находиться в 15 км от Свободного и займет 800 гектаров территории – вы часто такие числа слышите, когда речь о промышленном производстве идет? Расстояние в 15 км – это не только требование экологов, но и «точное попадание» АГПЗ в пределы ТОР «Свободный», которая создана постановлением правительства РФ в июне этого года. Что еще интересного? Свободный стоит на правом берегу Зеи, ниже Зейской ГЭС по течению – следовательно, от наводнений он более-менее защищен. Почему «более-менее»? Так «в комплекте» к Зейской ГЭС наши гидростроители, судя по всему, лелеют план построить еще и контрплотину Нижне-Зейской ГЭС, но об этом чуть позже.

Строительство Амурского газоперерабатывающего завода, Фото: gazprom.ru

В советские времена был в Свободном собственный речной порт. Был, да сплыл в лихие девяностые, вот и приходится Газпрому новый причал строить – газовикам речное сообщение понадобится. А еще Свободный – крупный транспортный узел, в нем сходятся Забайкальская железная дорога и сразу несколько автомобильных шоссе. Население в наши времена – около 50 тысяч человек, и новый микрорайон на 5’000 квартир, который собирается для своих будущих сотрудников строить Газпром, будет для Свободного большим событием.

Не исключено, что, если все пойдет удачно, если Сибур не изменит свои планы и действительно построит еще и АГПК, то город обязан будет обеспечить еще 3’000 специалистов для этого предприятия. Речной порт и железная дорога, грузопоток по которой увеличится, тоже дадут дополнительные рабочие места. Наверняка больше работы станет и у единственного в области Свободненского вагоноремонтного завода, который специализируется на вагонах и полувагонах, а химическим заводам понадобятся цистерны. В общем, если все планы удастся реализовать – население города Свободный удвоится. И это тоже будет уникальным событием в истории постсоветской России, такого мы не наблюдали уже очень давно.

«Сила Сибири» и уникальные месторождения природного газа

Почему Газпром намерен строить АГПЗ именно в Свободном? Завод будет стоять практически «на трубе», на «Силе Сибири», последний стык на этом магистральном трубопроводе должен быть сварен в 2019 году. В мае 2014 года, когда был подписан договор между Россией и Китаем, это было самой настоящей мировой сенсацией, но, как это часто бывает, всего за три года он ушел из центра нашего внимания, несмотря на всю свою грандиозность с масштабностью. 38 млрд кубометров газа в год – таким должен стать наш экспорт в Китай по этой газовой магистрали. Почти 10 млрд долларов стоит только сам газопровод, выручка будет составлять 5-6 млрд долларов ежегодно. Договор вступил в силу через год после его подписания – в мае 2015, а в первых числах июля он стал наполняться еще большими «подробностями».

Газопровод «Сила Сибири», Рис.: gazprom.ru

Газпром и CNPS подписали соглашение о дате начала поставок по «Силе Сибири» – этим днем должно стать 19 декабря 2019 года. Длительность контракта составляет 30 лет, то есть и сама магистраль, и АГПЗ, который ее «оседлает» – это всерьез и надолго. Но это – «выходное отверстие» трубопровода, тут понятно. Вы, уважаемые читатели, помните, откуда именно на входе возьмется триллион с лишним кубометров природного газа? Правильный ответ – из Сибири, но давайте-ка присмотримся повнимательнее.

Газ якутский

Чаяндинское месторождение, Ленский и Мирненский районы Якутии, примерно в 150 км к западу от города Ленска. Но это – географическое местоположение, а у геологов районирование выглядит несколько иначе. Для них Чаяндинское месторождение относится к Непско-Ботуобинской нефтегазоносной области, в которой в настоящее время разведано 13 месторождений нефти и газа, среди которых три крупных и одно – уникальное, то самое Чаяндинское. Уникальность его можно увидеть простым способом – вчитаться в числа. 68,4 млн извлекаемых тонн нефти и конденсата или, в баррелях – 500 млн. Сколько сейчас «бочка» на мировых рынках, 50 долларов? Стало быть, только нефти тут на 25 миллиардов долларов. И не очень глубоко – от 1’400 до 1’900 метров. Правда, качество нефти – так себе, много смолы, серы и парафина. По сравнению с газом ее тут «кот наплакал», профессионалы называют такое сочетание – много газа и мало нефти – «оторочкой», и разработку месторождения начинают именно с нее.

Чаяндинское нефтегазоконденсатное месторождение — одно из крупнейших на Востоке России, Рис.: gazprom.ru

Но вот только ничего не слышно о том, что Газпром собирается заниматься этой оторочкой – тяжелая нефть, не просто ее извлекать. Предлагаем галочку, все таки, поставить, чтобы не забывать одним глазом посматривать за новостями по этому поводу. А извлекаемого газа в Чаяндинском месторождении – 1,24 триллиона кубометров, то есть, по самым грубым подсчетам, где-то так на 180-200 млрд долларов по сегодняшним ценам. Почему такой разброс? Геоэнергетика обычно старается считать как можно точнее. Да все дело в гелии, которого в составе природного газа Чаяндинского месторождения около 1,4 млрд кубометров. А с «солнечным» газом на мировых рынках сейчас какая-то совсем не простая обстановка, поскольку 30% его мировой добычи выдавал на-гора Катар. Глагол «выдавал» – именно в прошедшем времени, поскольку после начала экономической блокады полуострова, Катар добычу приостановил. Но подробнее про гелий чуть позже, тема действительно становится все более интересной. Чаянда – место с крайне суровым климатом, большое по площади, осваивать его Газпрому придется старым способом, вахтами.

Чаяндинское месторождение, Фото: gazprom.ru

Есть даже намерения отдаленные буровые электрифицировать при помощи ВИЭ, тоже интересно будет понаблюдать. Опыт с установкой солнечных электростанций за Полярным кругом уже имеется, РусГидро ввела их уже больше десятка и на практике убедилась, что на Крайнем Севере такое чудо техники экономически более выгодно, чем на юге нашей страны.

А еще Чаяндинское месторождение интересно тем, что, если верить сообщениям самого Газпрома, здесь будут развивать совершенно новую технологию добычи гелия:

«На Чаяндинском месторождении впервые в России в промышленном масштабе будет использована технология мембранного извлечения гелия из природного газа непосредственно на промысле», Источник: Газпром

Суть технологии достаточно проста – если прогонять природный газ после предварительной очистки на установке комплексной подготовки газа, через установку, в которой ему придется «проталкиваться» через специальные мембраны-фильтры, размеры отверстий в которых подобраны по определенному алгоритму, то через мембрану пройдет только гелий. Природный газ уйдет в магистральный трубопровод, газ, в котором гелия уже намного больше, чем только что было, протолкнут еще через одну мембрану – это будет второй ступенью его очистки. Природный газ – снова в магистраль, а теперь уже практически чистый гелий технологи намерены закачивать обратно в газоносные пласты, чтобы извлекать его оттуда только тогда, когда на его конкретное количество будет появляться конкретный спрос. В процитированном тексте с сайта Газпрома судьба гелия определена как-то иначе, но пока это только планы, будем следить, как наши газовых дел мастера будут осваивать эту мембранную технологию. Она, на самом деле, отнюдь не нова, новыми станут огромные объемы работы, но тем интереснее будет наблюдать за событиями.

Газ иркутский

Проектная мощность добычи газа на Чаяндинском месторождении – 25 млрд кубометров в год. Да, правильно, для «Силы Сибири» и выполнения контракта с китайским партнером этого недостаточно. Но паники нет, поскольку недалеко от Чаянды – по сибирским, конечно, меркам – в Иркутской области у Газпрома есть еще одно месторождение, Ковыктинское. Очень большая площадь – почти 7’500 квадратных километров, огромность не позволила ему поместиться в административные границы Жигаловского района, часть «уходит» в Усть-Кутский и Казачинско-Ленский районы. Жигаловский район это почти 23’000 квадратных км территории и целых восемь с половиной тысяч жителей, на 34’500 «квадратах» Усть-Кутского района с трудом, но смогли разместиться почти 50’000 человек (из которых 42’000 – в самом Усть-Куте), на 33’000 «квадратах» Казачинско-Ленского района теснятся 17’000 человек. Удивительно обжитые места! Ковыкта – это часть высокогорного Лено-Ангарского плато, покрытого темнохвойной тайгой, кое-где еще и с вечной мерзлотой. Разработка месторождения будет затруднена не только климатом, но еще и резко пересеченным рельефом – каньоны, глубокие долины речек. За что предстоит бороться? 2,5 триллиона кубометров извлекаемого природного газа и 86 млн тонн газового конденсата. Так что климат климатом, а работать надо – чтобы добыча вышла на расчетные 25 млрд кубометров ежегодно.

Ковыктинское месторождение, Фото: gazprom.ru

Да, в отчетах геологоразведчиков имеется и вот такая фраза:

«Доразведка северной части месторождения может обеспечить прирост запасов до 3 трлн м3»

Так что район добычи еще осваивать и осваивать. Велики запасы гелия и здесь, геологи дают цифру в 2,3 млрд кубометров, здесь уже идет отработка использования мембранного метода очистки в условиях промысла.

Как видим, запасов природного газа в этих двух месторождениях вполне достаточно, чтобы обеспечивать потребности Китая лет на сто вперед, да и для собственных наших нужд его тут предостаточно. Вот теперь, с учетом всех этих сведений, давайте вернемся к началу статьи, чтобы разобраться, строительство какого объекта открыл президент России.

Газовая бухгалтерия

Вот объемы годовой переработки, запланированные для АГПЗ Газпромом. Этан – 2,5 млн тонн, пропан – 1 млн тонн, бутан – 500 тысяч тонн, пентан-гексановая фракция – 200 тысяч тонн в год и производство гелия – до 60 млн кубометров. Давайте очень грубо, приблизительно, посчитаем экономику процесса, чтобы понять, выгодное ли дело задумано и, если выгодное, то насколько. Проектная мощность переработки АГПЗ – 42 млрд кубометров природного газа в год, а в Китай будет продаваться 38 млрд кубов, то есть 4 млрд кубов мы не продаем, поскольку они на заводе и становятся теми самыми этаном, пропаном, бутаном, гелием и петан-гексаном. Предположим, что тысяча кубометров природного газа условно стоит 150 долларов – учтем необходимость возвращения инвестиций в прокладку «Силы Сибири». В таком случае получаем «минус» 600 миллионов долларов, и теперь остается прикинуть, сколько может стоить на мировых рынках продукция АГПЗ. Пропан сейчас стоит около 365 долларов за тонну, бутан – около 440 долларов, то есть по ним АГПЗ может (условно, цены меняются) получить те самые 600 млн долларов, которые мы засчитали в «минус». Этан сейчас стоит не дорого, порядка 100 долларов за тонну, хотя имеется тенденция к росту. Но и при нынешних ценах это еще 250 млн долларов в «копилку» АГПЗ.

Солнечный газ

Вот теперь давайте подробнее о гелии. Гелий – это не только детские воздушные шарики на праздниках, но и весьма востребованный товар на мировом рынке. Гелий инертен, не горит, поэтому он востребован в металлургии. В инертной среде производят металлический уран, плутоний, цирконий, титан, литий и много других металлов. Нужен сверхчистый металл – его отливку придется обрабатывать гелием. Его используют при сварке крупных деталей из цветных металлов, поскольку он способен дать более высокую температуру, чем аргон. Гелий нужен в магнитных томографах, микроэлектронике, для охлаждения атомных реакторов, для заполнения метеорологических зондов, он нужен для криогенных установок, обеспечивающих сверхпроводимость материалов. Гелий используют в космических программах – в двигателях на жидком топливе, где этот газ под высоким давлением заполняет топливные баки по мере выработки топлива, чем обеспечивают жесткость конструкции.

Продолжать список можно долго, но важнее всего в нашем случае, что потребность в гелии в мировой науке и промышленности растет год от года. Год назад кубометр гелия стоил около 70 долларов за кубометр, а осенью этого года – 86. В чем причина? С рынка производства летом ушел Катар, чья доля в мировой торговле составляла от 25 до 30 процентов. Катар получал гелий при сжижении природного газа, а поставлял на биржевые площадки в Дубай сушей, через территорию Саудовской Аравии, в июне началась экономическая блокада полуострова. Катарцы заполнили все имеющиеся в их распоряжении емкости – и все, встали. Традиционный лидер рынка – США, заканчивает распродажу своих стратегических складских запасов, их доля в 18% расти не будет по простой причине – гелия на территории Штатов не так уж и много, порядка тех же 18% мирового запаса. Алжир обеспечивает около 10% мировой торговли гелием, но и его ресурсы подходят к концу. Если проблемы Катара будут продолжаться долго, то мировой рынок ждет серьезный дефицит, как это отразится на ценах – очевидно.

Понятно, что Катар потенциально способен заменить Иран, поскольку природный газ эти две страны добывают из одного месторождения, хоть и дали ему разные названия – из Южного Парса. Но для этого Ирану нужно строить заводы по сжижению природного газа, на это уйдет какое-то время, потому у России и Газпрома есть шанс оказаться в нужное время в нужном месте. Обычное содержание гелия в природном газе составляет порядка 0,1%, но Чаяндинское и Ковыктинское уникальны еще и тем, что в их газе гелия больше в 5-8 раз. Конечно, вряд ли Газпром «вышвырнет» на рынок все 60 миллионов кубометров, но на этом анализ того, что даст России АГПЗ, можно и закончить.

Сверьтесь с калькулятором самостоятельно, уважаемые читатели, а мы напомним, что именно Китай и Юго-Восточная Азия становятся лидером по потреблению гелия. Регион, к которому город Свободный поближе, чем все остальные производители. Свободный – город и станция на Забайкальской железной дороге и город, в котором Газпром уже начал строительство речных пристаней. Так что, как видите, беглый анализ ситуации показывает, что инвестиции в развитие Дальнего Востока в Амурской области совершенно оправданы – и возведение завода, и строительство новых жилых кварталов, и государственные затраты на расширение ж/д станции окупятся многкратно.

Китаю нужен чистый воздух

Остается понять, по какой такой причине Китай мирно смотрит на то, что из газа, который они намерены покупать у России, извлекают все перечисленные составляющие. Но и ответ на этот вопрос – не бином Ньютона. Газ Китаю нужен, в первую очередь, для того, чтобы как можно быстрее и надежнее решить свои экологические проблемы – что такое смог в китайских городах, мы все прекрасно знаем. Уже есть государственная программа по закрытию электростанций, работающих на угле и замене их электростанциями газовыми. Китаю газ нужен для того, чтобы он стал электричеством, потому самое главное для него – теплота сгорания газа как топлива. Чем она выше – тем дешевле себестоимость генерируемой электроэнергии.

Китай, Фото: abc.net.au

Да, и еще одно соображение – химически-экологическое. Что такое углекислый газ, помните? СО2. Чем больше в топливе углерода – тем больше его в выхлопных газах, после чего ему остается только соединиться с кислородом и отравить нам жизнь. Для тех, кто позабыл школьный курс органической химии, в очередной раз напомним формулы газов, входящих в состав «коктейля», который мы привычно называем «природным газом».

Метан – СН4. Этан – С2Н6. Пропан – С3Н8. Бутан – С4Н10.

Продолжать не будем, мы вообще формулы тут написали только для того, чтобы вы убедились, что минимум копоти и сажи дает именно метан. Ну, и для справки: удельная теплота сгорания метана – 35,83 МДж/кубометр (мега Джоуль, миллион джоулей), она же для природного газа – 33,5 МДж/кубометр. Выстрел «в яблочко», как говорится – при минимальном содержании углекислого газа метан еще тепла дает больше, чем исходный «коктейль». Китай – в выигрыше. Как мы только что показали выше, в выигрыше и Россия. Проигравших просто нет – мы не на войне, мы просто развиваем промышленность, развиваем свой Дальний Восток, помогаем развиваться Китаю. Впрочем, есть один нюанс, который нам не очень нравится.

Все шесть производственных линий, которые будут работать на АГПЗ, будут произведены в Германии компанией Linde. Импортозамещение в газовой химии, весьма перспективной отрасли – отсутствует напрочь, нет никакой локализации весьма и весьма объемного заказа. Но тому, что у нас происходит в химическом машиностроении, стоит посвятить отдельную публикацию.

И снова о притоках Амура

Размышлять о развитии Амурской области, не коснувшись развития энергетики с нашей стороны было бы непростительной оплошностью, так что позвольте пару слов. АГПЗ будет потребителем электроэнергии, причем потребителем крупным – по расчетам специалистов Газпрома, для нормального функционирования завода необходимо 164 МВт. Рост потребления неизбежен и для самого города Свободного, а в перспективе появится еще и газовый комбинат Сибура. Построить электростанцию, которая будет работать на газе, не получится – весь газ, который идет по «Силе Сибири» и не является сырьем для наших химиков, предназначен Китаю. Это простое соображение и стало причиной того, что на прошедшем весной Петербургском международном экономическом форуме было подписано соглашение о сотрудничестве между Сибуром и РусГидро. Соглашение так и называется – «О сотрудничестве в области обеспечения энергетическими ресурсами Амурского газоперерабатывающего комбината». Присоединится ли к этому соглашению Газпром или предпочтет строительство собственной электростанции – увидим, но, в любом случае, никто не помешает нам посмотреть-подумать, о чем может идти речь.

Николай Шульгинов (РусГидро, справа) и Дмитрий Конов (Сибур, слева) на подписании соглашения о сотрудничестве, Фото: rushydro.ru

На расстояниях до 300 км от Свободного имеются три ГЭС – Зейская, Бурейская и только что принятая в эксплуатацию Нижне-Бурейская. Да, на последней недавно был инцидент с системой водосброса, но генерировать электроэнергию ей это не мешает. Мощности Зейской и Бурейской уже задействованы, потребители у них имеются в достаточном количестве, эти вопросы Аналитический онлайн-журнал Геоэнегетика уже рассматривал. Но до окончания строительства и АГПЗ, и АГПК – еще несколько лет, к этому времени не останется свободной и той электроэнергии, которую вырабатывает Ново-Бурейская ГЭС. Проблема? Да как сказать…

После катастрофического дальневосточного наводнения лета 2013 года Владимир Путин дал распоряжение правительству России о том, что необходимо разработать план защиты Приамурья от подобных климатических аномалий. То, что правительственная комиссия после двух лет имитации бурной деятельности известила нас о том, что «климат вернулся в многовековую норму» – конечно, здорово, вот только нет никакой уверенности, что муссоны и Амур-батюшка в курсе этого замечательного вывода. РусГидро, которая рассчитывала на то, что распоряжения главы государства будут выполняться, добыла из сейфов пыльные архивы – технико-экономические обоснования строительства ГЭС на притоках Амура, разработанные еще в советское время. Таких проектов было девять – Шилкинская, Гилюйская, Нижне-Зейская, Нижне-Бурейская, Русиновская, Селемджинская, Нижне-Ниманская и две ГЭС на реке Большая Уссурка (Дальнереченские ГЭС). Конечно, ТЭО, разработанные Ленгидропроектом еще в конце 70-х годов, основательно устарели, сейчас гидроэнергетики имеют в своем распоряжении куда более совершенную технику. Но, если говорить только об объемах водохранилищ этих ГЭС – они вряд ли сильно изменятся, а все вместе они способны вместить в свои водохранилища 33 кубических километра воды или, если в кубометрах – 33 миллиарда. Наводнение 2103 года, которое едва не стало губительным для всего Приамурья – это разлив притоков Амура, общий объем которого гидрологи оценили в 30 кубических километров. Как видите, цифры показывают, что, решив проблему электрогенерации за счет перечисленных ГЭС, Россия гарантировала себе надежную защиту нашего Дальнего Востока от рисков, связанных с возможным повторением погодной аномалии.

В 2013 году еще большего масштаба катастрофы удалось избежать только благодаря тому, что надежно сработали плотины Зейской и Бурейской ГЭС, принявшие максимально возможные для них объемы паводка. Ну, а этим летом у них появилась «помощница» – плотина Нижне-Бурейской ГЭС, проекты всех остальных ГЭС ради экономии государственного бюджета, снова легли под сукно. И соглашение по поставкам электроэнергии в Китай в этом году снова будет выполнено только частично, Россия никак не может поднять объем поставок выше 3,3 млрд кВт*часов.

Для потребностей газовых химиков самое логичное – закончить каскад ГЭС на Зее, то есть построить Нижне-Зейскую ГЭС. Ленгидропроект рассчитывал, что объем ее водохранилища составит один кубический километр, при этом на ней будут установлены гидроагрегаты мощностью в 400 Мвт. Очевидно, что этого будет вполне достаточно для двух газохимических предприятий Свободного и для самого города, который, если все сложится удачно, будет расти и расти. Но после новости о подписанном в Санкт-Петербурге соглашении между государственным и частным концернами, ничего утешительного, обнадеживающего мы не слышим. Мало того – 29 августа совет директоров РусГидро принял решение о ликвидации АО «Нижне-Зейская ГЭС» с формулировкой «в соответствии с планом мероприятий отчуждения непрофильных активов», хотя никакого уточнения по поводу строительства ГЭС на сайте компании при этом не появилось. Что это может значить, мы наверняка узнаем в ближайшее время. Нельзя исключать, что по причине отсутствия финансирования и поддержки со стороны государства государственная же компания окончательно «закрыла» этот проект, а в результате развития совместного проекта с Сибуром появится план строительства тепловой электростанции.

Но все эти соображения не мешают нам высказать наше личное мнение. На наш взгляд, реализация проекта Нижне-Зейской ГЭС гармонизировало бы планы Газпрома и Сибура: два газоперерабатывающих предприятия, растущий город и «собственная» электростанция стали бы законченным территориальным комплексом, реализацией «плана ГОЭЛРО для Амурской области». Остается заметить, что РусГидро уникальна тем, что, пусть и со сложностями, с изменениями, но все таки смогла реализовать первый в новой России крупномасштабный государственно-частный проект Богучанского энергометаллургического объединения, наработав опыт совместной деятельности с частной компанией. В Красноярском крае им был Русал, в Амурской области, если не произойдет ничего экстраординарного, им станет Сибур, вот только теперь гидроэнергетики уже имеют опыт, который поможет избежать ошибки, учесть все «тонкие» места.

Гидроэнергетики чувствовали бы себя еще более уверенно, если бы к соглашению о развитии энергетического потенциала Дальнего Востока присоединился бы и Газпром. Тогда бы легче решались проблемы с финансированием, а планы государственной энергокомпании РусГидро не так бы сильно зависели от интересов частного партнера, каковым является Сибур. Однако строительство ГЭС дело не быстрое, АГПЗ могут закончить раньше, чем можно решить вопросы с возведением Нижне-Зейской ГЭС, потому куда вероятнее, что Газпром решит вопрос энергообеспечения своего завода самостоятельно.

Вот таким получился далеко не полный анализ события, произошедшего с участием президента России в городе Свободный 3 сентября 2017 года. Как видите, для этого пришлось «пробежаться» от Заполярья до Персидского залива и обратно, но такой уж характер присущ геоэнергетике – не признает она политических границ и охватывает порой одновременно несколько отраслей экономики. Ну, а наш журнал в следующих публикациях постарается рассказать еще об одном проекте, в котором энергетическая компания для реализации своих планов берется за комплексное развитие еще одного региона России. Впереди – «путешествие» в Архангельскую область.

Фото: gazprom.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN