Аналитический онлайн-журнал

Геоэнергетический пасьянс вокруг Средиземного моря

Геоэнергетический пасьянс вокруг Средиземного моря

Средиземный регион для России это не только Сирия.
SHARE

Мы ранее уже рассматривали с геоэнергетической точки зрения Сирию и обстановку вокруг Катара, но это лишь части большого, замысловатого и постоянно меняющегося пасьянса, который раскладывают сразу несколько крайне заинтересованных «игроков». Средиземное море – это целый ряд государств, которые либо имеют отличные запасы энергетических ресурсов, либо участвуют в отчаянной борьбе за право обладать ими, или хотя бы иметь возможность беспрепятственно приобретать их для своего растущего потребления.

Арабский мир, Африка и Европа – Средиземное море омывает берега сразу трех регионов и разобраться в том, что здесь происходит, далеко не просто. Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru предлагает вам посмотреть на этот пасьянс со «своей» точки зрения, не пытаясь охватить политические, культурные, военные проблемы. Мы по прежнему остаемся верны своей убежденности в том, что в основе всех самых лихих поворотов сюжета в Средиземноморье, как и во всем мире, лежит борьба за энергетические ресурсы, за право обладания ими и за право ими пользоваться.

Нефтью и газом можно торговать в «сыром» виде, но можно превращать их в продукты более глубокой переработки – в химические продукты или же в продукт конечный – в электроэнергию. Удивительным образом зерном кристаллизации густого раствора интересов самых разных государств стала Арабская республика Египет – страна, которая не участвует ни в одном военном конфликте, главный интерес которой наведение порядка у самой себя. Египту просто очень нужен природный газ – для того, чтобы решить проблемы электрификации. И вот это, такое мирное устремление, стало причиной целой череды весьма занимательных событий, одним из которых стало появление в этом регионе России, у которой, как вы прекрасно понимаете, тоже есть свои, и немалые геоэнергетические интересы. Есть целый ряд особенностей появления тут России, о которых мы хотим рассказать, которые, как нам кажется, наглядно показывают, что это появление не случайно, что оно состоялось всерьез и надолго.

Надеемся, многие заметили, что сегодня, 4 сентября, на полях саммита БРИКС состоялась встреча Владимира Путина и президента Египта Абдул-Фаттаха Ас-Сиси, во время которой президент России получил приглашение на церемонию подписания контракта на строительство АЭС «Эль-Дабаа». Но про первую в истории Египта АЭС мы уже неоднократно рассказывали, сегодня речь пойдет об энергетических ресурсах более «традиционных», чем ядерное топливо.

Встреча Владимира Путина (Россия) и Абдул-Фаттаха Ас-Сиси (Египет) «на полях» саммита БРИКС в китайском городе Сямэнь, Фото: kremlin.ru

Рост потребления электроэнергии в Египте уже в 2013-м году превратил страну в чистого импортера природного газа, и программа Egypt Vision 2030, предусматривавшая строительство новых тепловых электростанций, вела к дальнейшему росту дефицита этого энергетического ресурса.

Египетско-израильский газовый хоровод

Хоровод, который кружился то в одну сторону, то в другую, а сейчас и вовсе замер на месте. В начале XXI века Египет поставлял газ на экспорт, причем поставлял много и охотно, поскольку и добывал его намного больше, чем сейчас. В 2005 году было подписано соглашение с Израилем о поставках газа в эту страну. Согласно условиям контракта, поставки должны были составлять по 1,7 млрд кубометров в год в течение 15 лет, общая сумма составляла 2,5 млрд долларов. При этом стороны оставили за собой право увеличения объема поставок до 25% в год и право продления действия контракта еще на 5 лет. Подводный трубопровод, проложенный от египетского города Аль-Ариш к порту в Ашкелоне, технически обеспечивал все эти возможности, но фактические поставки начались только в начале 2008 года. Почему не раньше?

Регион Средиземного моря, Рис.: georgemaps.com

Да была такая причина, называлась Аль-Ихван аль-Муслимун, или, что привычнее, «Братья-мусульмане». Протесты против поставок газа Израилю были одним из «коньков» этой организации, одним из побудительных мотивов «арабской весны». «Братьям-мусульманам» в 2005-2010 годах принадлежало около 20% мест в египетском парламенте, они блокировали начало выполнения контракта, с удовольствием переходя к уличным формам протеста и откровенным диверсиям – газопровод взрывали не единожды. В общем, технические возможности зарабатывать приличные деньги реализованы толком так и не были, все эти взрывы и временные приостановки поставок израильских потребителей в восторг отнюдь не приводили, Египет терял репутацию надежного торгового партнера. «Арабская весна» привела к тому, что взрывы газопровода стали ежемесячными, а порой и еженедельными. Не бизнес, а сплошные мучения. При этом газ Израилю был нужен, ведь собственных энергетических ресурсов у этой страны просто нет. До 2010 года дело доходило до того, что Израиль начал вести переговоры с … Турцией, предлагая ей продлить российско-турецкий «Голубой поток».

Явление «Левиафана» народу

В 2010 году Израиль внезапно потерял интерес к поставкам из Египта. В июне того года американская нефтяная компания Noble Energy на шельфе Средиземного моря, в 135 км к западу от Хайфы, на глубине чуть больше 1,5 км обнаружила месторождение, которое нарекли «Левиафаном». К зиме была дана современная оценка извлекаемым запасам природного газа – не менее 450 млрд кубометров. На берегу раздались восторженные крики, под которые почти никто и не услышал решение нового правительства Египта, которое в апреле 2012 расторгло контракт. Теперь израильтян интересовала только труба, поскольку качать газ по ней можно ведь в две стороны – израильтяне прекрасно умеют считать, а анализ показывал, что момент, когда Египту самому понадобится газ, уже совсем близок. Они не ошиблись – после президентских выборов 2014-го правительство Ас-Сиси начало переговоры о поставках газа «Левиафана» по той самой трубе в Египет. Мало того – Noble Energy и после открытия на израильском шельфе не прекратила поисково-разведочные работы в Средиземноморье.

География месторождений газа на востоке Средиземного моря, Рис.: media.licdn.com

Всего через год, осенью 2011 года, скважина А-1 на блоке 12 в исключительной экономической зоне Кипра, в 160 км к югу от Лимассола (и всего в 34 км западнее «Левиафана») вскрыла месторождение, получившее название «Афродита». Извлекаемые запасы здесь составляют 170 млрд кубометров газа – самому Кипру столько не требовалось, а место расположения вполне позволяло соединить «Афродиту» с «Левиафаном», что потенциально могло обеспечить потребности Египта на 10 лет вперед даже при росте потребления. Египет терпеливо ждал, когда Израиль и Кипр уладят всевозможные бюрократические проблемы и приступят к разработке месторождений, продолжая переговоры по объемам и ценам. То, что на это уйдет какое-то количество времени, было очевидно, причем длительность предстоящей паузы зависела отнюдь не от Египта. Ждать и наблюдать, ничего больше не делая, как именно киприоты и израильтяне ведут торги с теми, кто месторождения открыл, с теми, кто его намеревался осваивать, Ас-Сиси не намеревался. Пока решались вопросы с газом трубопроводным, проблемы обеспечения новых электростанций вполне можно было решать при помощи газа сжиженного.

Газ как бы есть, но его как бы нет

Казалось бы – Египет находится в регионе, где углеводородных резервов полным-полно, но это только на первый, поверхностный взгляд. Вот Саудовская Аравия, с которой у Египта традиционно вполне дружеские отношения, которая поддержала Египет финансово в самое непростое время. Но саудиты экспортируют только нефть, весь добываемый на ее территории газ уходит на ее собственные нужды. Вот рядышком Катар, но правительство Ас-Сиси не спешило «выпрашивать» газ у режима, который поддерживал «Братьев-мусульман». Нет, совсем отказываться от катарского газа было бы не рационально, но больше 10% от необходимого Египет у Катара не брал и не берет. С Алжиром договорились, но большой погоды алжирский газ не сделал – запасы природного газа на территории этой страны понемногу подходят к концу. Возможно, хорошее знание обстановки на рынке поставщиков газа и было той причиной, которая побудила Ас-Сиси нанести визит в Москву уже в феврале 2014-го?..

Россия приходит на рынок СПГ

Первый раунд переговоров о поставках сжиженного природного газа Россия и Египет начали еще до президентских выборов, в марте 2014-го, и тогда в качестве потенциального продавца СПГ с нашей стороны планировался Газпром. В апреле переговоры продолжились, и тогда же Газпром получил приглашение от Египта поучаствовать в поисково-разведочных работах на территории страны. Министр промышленности и торговли Египта Фахри Абдель Нур при этом гарантировал не только предоставление района для поисков, но и льготный налоговый режим для таких работ. Абдель Нур сохранил свой пост и после президентских выборов, поэтому именно он поставил свою подпись на контракте с Газпромом о поставках СПГ, которые начались в конце того же года – приблизительно в то же время, когда Египет окончательно принял решение по проекту АЭС «Эль-Дабаа».

То, что Газпром сведущ в поисковых работах, сомневаться не приходится, а вот относительно поставок СПГ, как вы понимаете, возникают совершенно очевидные вопросы. Единственный на сегодня в России завод по сжижению газа находится на Сахалине, но продукция этого предприятия законтрактована практически полностью на Юго-Восточную Азию. Спрашивается, на что рассчитывал Египет и что, собственно говоря, собиралась поставлять российская компания?

Но удивляться нет ни малейшей причины, нужно просто внимательнее присматриваться к подробностям того, что умеет делать на международной арене наш газовый гигант, чуточку лучше понимать то, что рынок СПГ «не привязан» к трубам и месторождениям. Дата подписания контракта Газпрома и Египта – начало декабря 2014-го, а незадолго до этого произошло еще одно событие, почти не замеченное нашими СМИ. Газпром в лице своей европейской трейдинговой компании Gasprom Marketing and Traiding Singapore PTE Ltd (Gasprom M&T) 30 ноября заключил контракт на 8 лет о ежегодных поставках 1,2 млн тонн СПГ (1,7 млрд кубометров природного газа) с плавучего СПГ-завода Hilli, работающего у берегов Камеруна. Чтобы было понятно, как все лихо закручено в «мире СПГ», давайте мы просто скороговоркой перечислим действующие лица.

Газовое месторождение, обеспечивающее производство СПГ на Hilli, принадлежит камерунской государственной компании Societe Nationale des Hydrocarbures du Cameroun и франко-британской компании Perenco, а оператором месторождения трудится английская Golar LNG. И такого рода «картинки» наблюдаются сплошь и рядом – месторождение принадлежат консорциумам самого замысловатого состава, заводы по сжижению арендуются еще у кого-то, операторы месторождения какие-то третьи лица. Вот на этом фоне антироссийские санкции, которые тогда плодились и множились в невероятных количествах – просто звуковой фон, не более того. В общем, сжиженного газа у Газпрома для Египта как бы и не было, но раз подписали контракт – появился и СПГ. Что, такие варианты не дают большой прибыли? Да, конечно, привычный вариант буровая – УКПГ – магистральный трубопровод – подземное хранилище европейских покупателей дает куда большую маржу, но рынок СПГ растет весьма и весьма активно, «вырезать» свой сектор на нем работа большая и быстро ее не сделать. Пока решаются вопросы со строительством СПГ-заводов Газпрома в России, совершенно не лишне заранее найти «своих» покупателей и зарекомендовать себя, как надежного поставщика. Так что все Газпром делает правильно – пусть прибыль сегодня не велика, зато есть четко очерченные перспективы на завтра и послезавтра.

Египет готовится к электрификации

В январе 2015 Египет и Газпром «ударили по рукам», подписав контракт на поставку в 2015-2020 годах 35 партий СПГ, подо что в марте 2015 Египет арендовал у норвежского Noegh LNG плавучее хранилище и регазификационную линию. Обратите внимание на даты – сначала Египтом было найдено решение о дополнительных поставках газа, и только спустя несколько месяцев им была подписана «мегасделка» с Siemens. Основательное, взвешенное, планомерное решение проблем, причем решение быстрое, как того и требовала сложная обстановка. Египет решил часть своих проблем, а наш Газпром – часть своих, став активным участником СПГ-рынка в ближневосточном и африканском регионах. Но это, как вскоре выяснилось, стало только началом большой и сложной игры.

В марте 2015 года достаточно неожиданно решила пойти на серьезные инвестиции в добычу природного газа на территории Египта British Petroleum – 12 миллиардов долларов в проект West Nile Delta, при этом аналитики компании заявили, что рассчитывают получить с этих месторождений, а также с офшорных месторождений Средиземного моря Taurus и Libra до 140 млрд кубометров газа, которые Египет готов был купить полностью. Для Египта это было бы дешевле, чем покупка и последующая регазификация СПГ, для ВР отпадала бы необходимость решать вопросы с сжижением – с морских месторождений планировалось протянуть трубопровод. В начале августа 2015 Египет подписал контракт на аренду второй плавучей регазификационной платформы, на этот раз с сингапурской компанией BW Gas.

Роснефть на рынке СПГ

Август 2015-го был для Египта насыщен множеством «газовых новостей». Именно тогда был подписан контракт на поставки СПГ с дочерней компанией Роснефти – Rosneft Trading. Казалось бы – зачем вдруг России понадобилось запускать на египетский газовый рынок сразу две государственных компании? Но, судя по всему, Роснефть в Средиземном море уже присутствовала – на шельфе Сирии. Соображения по этому поводу Геоэнергетика излагала чуть больше года тому назад, географическое совпадение вряд ли может быть случайностью.

Но, разумеется, тут же встает все тот же вопрос – регион регионом, но у Роснефти-то откуда вдруг сжиженный газ?! Это же нефтяной концерн, что за чудеса? «Откуда дровишки? С Катара, вестимо!..». Да, можно и так, но для закупок СПГ и фрахта танкеров у Роснефти должны были иметься свободные деньги, а летом 2015-го уже вовсю бушевали антироссийские санкции, либеральная печать сочилась ядом в ожидании «скорой смерти России, отрезанной от дешевых международных банковских кредитов». Вряд ли вы успели забыть эти недавние события, но факт остается фактом: Роснефть таки покупала СПГ и фрахтовала танкеры для его поставки, кредитов у иностранных банков при этом не получая.

Санкции в теории и на практике

Как это делается? По идее, рассказывать об этом должны как раз сторонники либеральной идеи глобального рынка, по которой бизнес не должен зависеть от политики, а государство не должно этот бизнес ограничивать. И радоваться должны именно либералы, поскольку в данном конкретном случае как раз их идеи и торжествуют… В 2014 году, как гласит отчет Роснефти, она перестала получать международные кредиты и … стала получать предэкспортное финансирование от своих международных партнеров. Суммарный объем будущих поставок нефти по таким авансовым платежам составил порядка 400 млн тонн, которые концерн будет гасить, начав это делать в 2015 году, еще с десяток лет. Нет, не кредит, что вы!

Авансы давали British Petroleum, Trafigura, Vitol, Glenser, Total, RoyalDutch/Shell – компании, которые, само собой, самым тщательным образом соблюдали все санкции, направленные против энергетических компаний России. Никаких кредитов не давали российским компаниям и западные банки, ни в коем случае! Кредитовали они только свои, родные западные же компании – разве можно идти против политики партии и правительства?.. Total взяла кредит на 5 лет при условии Libor + 1%, дала предэкспортный аванс Роснефти на 5 лет при условии, что та начнет погашать его сразу, но по частям, первые года два только вот небольшие процентики – ну, вот, например, Libor + 1,1%. Разумеется, это просто некий умозрительный пример, не более того. Подробнее об этом могут писать финансовые аналитики, а мы припомним только швейцарско-голландскую Trafigura. Она не только специалист по предэкспортному финансированию, но еще и, по случайности, один из ведущих трейдеров катарского СПГ. Взять у Trasfigura аванс и на этот же аванс у той же Trasfigura выкупить партию катарского газа для поставки в Египет – Роснефть не стала отказывать себе в таком удовольствии, чтобы хоть как-то скрасить уныние из-за отсутствия дешевых международных кредитов. Государственный холдинг Египта EGAS при этом, разумеется, понятия не имел, откуда взялся СПГ, а Египет продолжал сохранять минимальную зависимость от катарского газа. Кстати, и сейчас, после начала блокады Катара, Египет СПГ у него вот вообще уже не покупает. Только на спотовом рынке у разных международных трейдеров, а у Катара вот ни одного кубического миллиметра.

Промежуточные итоги

Что получилось в итоге? Египет обеспечил себе бесперебойные поставки газа, чем гарантировал уверенное исполнение энергетической части программы Egypt Vision 2030. Россия в лице двух своих государственных концернов – Роснефти и Газпрома – вышла на рынок СПГ, причем вышла в регионе, который представляет стратегический интерес для всего мира. Мало того – крепнущее сотрудничество с Египтом медленно, но верно «вытаскивает» крупнейшую страну Африки и Ближнего Востока из сферы влияния США.

Штаты испортили свое реноме в глазах нынешнего руководства Египта своей поддержкой «Братьев-мусульман», пресловутой «арабской весны», а теперь вот выясняется, что Америка не способна предложить ничего ни в плане технологий, ни в плане обеспечения этих технологий энергетическими ресурсами. И это «мирное наступление» России, стремление восстановить некогда весьма дружественные, союзнические отношения с Египтом – обратите внимание на даты – было осуществлено до поездки Владимира Путина на Генеральную Ассамблею в ООН, до произнесения им там своей знаменитой речи, до начала операции ВКС в Сирии. Говорить о том, что согласие на военную помощь легитимному правительству Сирии было неким «экспромтом», эмоциональным порывом явно не приходится, все планировалось заранее и весьма основательно.

Ну, а в последний день августа 2015 грянула настоящая сенсация, стремительно изменившая всю геоэнергетическую обстановку в регионе, и, соответственно, изменившая расстановку сил всех «игроков», имеющих здесь свои интересы.

«Зухр» – слово, которое будет популярным

Итальянская компания Eni, как мы уже упоминали, долгое время вела поисково-разведочные работы на концессионных участках средиземноморского шельфа Египта. И вот на геологическом блоке «Шурук», на территории всего 100 квадратных километров, на глубине в 1450 метров, было обнаружено месторождение природного газа, получившее название «Зухр» (Zuhr). Дополнительные скважины, пробуренные сразу же после первой удачи, доказали, что объем газа делает «Зухр» крупнейшим месторождением Средиземного моря – 850 млрд кубометров.

География месторождений газа на востоке Средиземного моря, Рис.: ecfr.eu

Даже при том условии, что Eni будет экспортировать свою концессионную долю в третьи страны, такого количества газа Египту хватает на 10 лет, не считая всех уже имеющихся месторождений. Геология и энергетические ресурсы разом изменили всю экономическую и политическую ситуацию в регионе. Израильские «Левиафан» и «Тамар» Египту больше не нужны, Египту больше нет необходимости напряженно следить, как и кипрское газовое месторождение «Афродита». Одна удачная разведывательная скважина – и независимость Египта от импорта природного газа увеличилась просто в разы!

Август 2015-го, если помните, был временем, когда Евросоюз и США продолжали санкционную истерию вокруг России, в связи с чем многие западные аналитики в сентябре впали в состояние эйфории – Египет, по их мнению, только что превратился в мощнейшего конкурента Газпрома на европейском рынке газа! Не было ни одного крупного западного агентства, которое бы не пророчило грядущий «большой передел», Барак Обама золотыми буквами вписал в конспект своей речи слова о «разорванной в клочья экономике России». Вот только у Египта и России, как ни удивительно, имелась и собственная точка зрения по этому поводу. Как бы ни старалась Eni, начало разработки «Зухр» может начаться не ранее 2020 года – следовательно, отменять контракты с Роснефтью и Газпромом на поставки СПГ нет никакой нужды. Заниматься строительством инфраструктуры для того, чтобы газ «Зухра» пошел в Европу, в то время как собственное потребление газа в Египте продолжает расти на 6-7% ежегодно? В общем, ответом на европейскую легкую истерику было полное спокойствие тех, кого Европа мечтала видеть конкурентами друг другу – все контракты остались в силе. Мало того – Египет не преминул воспользоваться этой истерией, чтобы заработать, причем заработать весьма прилично. Ас-Сиси отдал распоряжение продолжать торговлю лицензиями на концессионные поисково-разведывательные работы на шельфе Средиземного моря и, наверняка, был весьма доволен, какие цены стали предлагать европейские нефтегазовые компании.

Так что на египетском шельфе сейчас многолюдно, как никогда. Ищут старательно, но новых результатов пока нет. Нам же остается только вслух удивляться тому, что наши Газпром и Роснефть до сих пор не присоединились к этой компании, хотя и правительство Египта, а Ас-Сиси лично не единожды предлагали им это сделать, причем на льготных условиях.

Трагедия в небе над Синаем

Вам эта история ничего не напоминает?.. Была еще одна страна, в начале этого века погрязшая в долгах, экономика которой дышала на ладан, но неожиданный рост цен на углеводороды… Вспомнили? Удивительное совпадение, не так ли? Вообще в том, что происходит в Египте и вокруг него можно увидеть самые разные аналогии с другими событиями. Вот, к примеру, еще одна.

Крушение Airbus A-320 в небе над Синаем с российскими туристами на борту, Фото: dp.ru

31 октября 2016 года в небе над Синаем террористами был взорван пассажирский авиалайнер «Когалымавиа», Россия пережила настоящий шок, трагедия потрясла всю страну. А в декабре 2016-го года, когда уже было прервано авиасообщение между Египтом и Россией, но следствие еще продолжалось, компания Роснефть получила предложение выкупить у компании Eni 30% акций месторождения «Зухр». Где-то кто-то по поводу совсем другого самолета и совсем другой страны произнес фразу:

«Одними помидорами отделаться не удастся»

Похоже, что фраза была не одноразового использования – Eni предложила, Роснефть не отказалась. Сумма сделки – 2,8 млрд долларов. А дальше давайте прибегнем к услугам калькулятора, продолжая удерживать в голове фразу про помидоры. Объем газа в «Зухре» – 850 млрд кубометров, Eni, по условиям концессии, принадлежит половина, из них 30% теперь у Роснефти – 127,5 млрд кубометров. Берем какую-нибудь цену за 1’000 кубометров, пусть это будет 150 долларов – таким способом мы заложили некие транспортные расходы. Что показывает калькулятор? 19 миллиардов долларов. Вот такие «помидоры». Цинично? Да, конечно. Но это, вы уж простите, капитализм.

В марте этого года выяснилось, что Роснефть договорилась с EGAS о том, что поставки СПГ в Египет будут увеличены. Немного. В три раза. Первая поставка по этому новому контракту произошла уже в мае. Так что Россия не только заканчивает переговоры о строительстве АЭС «Эль-Дабаа», она ведет и большую работу по закреплению на рынке энергоресурсов Египта. Напомним, что обе страны сейчас еще и планируют индустриализацию зоны дублера Суэцкого канала – в частности, Роснефть рассматривает возможность разместить в ней нефтеперерабатывающий завод.

Солнечная геоэнергетика

Но присутствие России в Египте ощущается не только в технологиях, не только в торговле энергетическими ресурсами. Мы умышленно не касаемся растущей торговли другими товарами, проблем туристического рынка и крепнущего военного сотрудничества двух стран – это темы для других авторов. Давайте для начала посмотрим на карту Ближнего Востока, но не на политическую, экономическую и даже не на физическую, а на карту часовых поясов.

Карта часовых поясов, Рис.: atlas.regio.ee

Что видим? Когда на западном побережье Африки 11 часов вечера, на восточном побережье Ближнего Востока – 4 часа утра. Нет, конечно, это не Россия и наши 11 часовых поясов, но ведь и регион куда как компактнее, и населен куда как плотнее, и дефицит электроэнергии невероятен, и число потребителей куда как больше, чем у нас. Да, у нас порой -40 на дворе, а тут +40 – норма жизни, но для потребления электроэнергии в этом никакой разницы нет, кондиционерам ее нужно не меньше, чем котельным. Конечно, мы понятия не имеем, какими именно методиками руководствовались в Египте, разрабатывай Egypt Visison 2030, но со стороны складывается впечатление, что египтяне самым тщательным образом изучили деятельность … Глеба Кржижановского. В предыдущей статье мы уже показывали «тень ГОЭЛРО на берегах Нила», а теперь настала пора напомнить, что именно Кржижановский был автором идеи создания единой энергетической системы СССР, которую до конца удалось воплотить вот буквально только что.

Объединение энергосистем Сибири и Дальнего Востока происходит у нас с вами на глазах – наши энергетики «воплощают в провода» то, что не успели сделать их предшественники в советское время. Пример ЕЭС России мало применим в Европе с ее тремя часовыми поясами, но пример Европы – не пример для Египта, который, как показывает карта, географически занимает середину региона севера Африки и Ближнего Востока. Пять часовых поясов – это уже поле для технического, энергетического и экономического творчества. Да, можно «на пальцах» прикинуть, о каком количестве потенциальных потребителей идет речь. Давайте как в школе учили, слева направо. Марокко – 35 миллионов человек населения, Алжир – 40 миллионов человек, Тунис – 12 миллионов, Ливия – 7 миллионов, Египет – 100 миллионов (пока чуть меньше, но темп роста составляет 2 миллиона человек в год). Судан – 45 миллионов, Эфиопия – 90, Иордания – 7 миллионов, Ливан – 5 миллионов, Саудовская Аравия – 30, Оман и ОАЭ – еще 7 миллионов, Йемен – 20. Что показывает калькулятор? 400 миллионов человек – столько же, сколько в Европе, но 5 часовых поясов.

Единая энергосистема региона

В разное время уже предпринимались попытки объединения энергосистем стран региона, но пока ни одна из них результата не дала. Западные экономисты пытаются объяснить это тем, что в регионе не либерализован рынок производителей, говорят много других чрезвычайно умных слов, но, на наш взгляд, дело совсем в ином. Технике и законам физики глубочайшим образом все равно, какие ветра дуют в политике и экономике, электросетям синхронизацию подавай и единое операционное управление, а прочая настройка их особо не интересует. Вот после того, как все объединения реализованы, когда «кости» скелета единой энергетической системы составлены, можно говорить и о независимых производителях, и о чем угодно еще.

Первый успешный эксперимент нашего времени – электрический кабель, который по дну моря пришел из Египта в Саудовскую Аравию. В начале лета этого года работа была завершена, в мае был объявлен международный тендер на установку трансформаторных станций на этой линии электропередачи. Общая стоимость проекта составляет 1,6 млрд долларов, но Эр-Рияд и Каир это нисколько не смущает – даже небольшая часовая разница позволяет обеим странам экономить более 3 миллиардов за счет того, что не потребуется строить новые генерирующие мощности. Энергосистема Египта уже соединена с сетями Ливии и Иордании, через них имеется техническая возможность соединения с энергосистемами Ливана и Сирии, но пока никаких попыток проектирования такого объединения предпринято не было. Вероятнее всего, потенциальная возможность может быть реализована не ранее того, как Ливия и Сирия, вслед за Египтом, окончательно избавятся от последствий их «цветных революций». Но Каир, кто бы и что бы ни рассказывал про мифологическую «южную расслабленность», времени терять явно не собирается.

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас, президенты Кипра Никос Анастасиадис и Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси на встрече в Каире, Фото: ria.ru

В начале февраля 2017 года в Каире Египет, Греция и Кипр подписали меморандум о взаимопонимании, согласно которому эти три страны рассмотрят план объединения своих энергосистем. Предполагается, что по дну Средиземного моря кабель придет на остров Крит, в результате чего впервые в истории будут объединены энергосистемы Европы и Африки. Участники договорились, что в самое ближайшее время будет создана общая рабочая группа, которая приступит к разработке технико-экономического обоснования, но очевидно, что проект будет дорогим, а реализация его будет возможна только в том случае, если Египет сможет продолжить наращивание своих энергетических возможностей.

Кипро-кипрские взаимоотношения

Внимательные читатели, мы надеемся, тут же зададут вопрос – а Кипру-то это зачем? Noble Energy оценивает объемы месторождения «Афродита» в 170 миллиардов кубометров, такого объема крошечному Кипру хватит на любые нужды на много-много лет вперед. Но мы не просто так вспоминали фразу про помидоры… До той поры, пока о том, что газ «Левиафана» и «Афродиты» нужны, прежде всего, Египту, все было спокойно, если не считать небольших бюрократических проблем, которые Израиль решал пять с лишним лет. Но случился «Зухр» и Израиль, который уже мысленно пересчитывал доллары и шекели, обнаружил, что потребитель в лице Египта больше потреблять ничего не намерен. Грустный момент, что уж тут и говорить. И Израиль не нашел ничего лучше, как начать переговоры с Евросоюзом о том, чтобы построить по дну Средиземного моря магистральный газопровод до берегов Италии, чтобы обеспечить юг Европы возможностью реально конкурировать с Газпромом.

Проект магистрального газопровода из Израиля в Италию по дну Средиземного моря, Рис.: ecfr.eu

Брюссель оценил стоимость такого трубопровода в 5,5 миллиардов, окупить которые газом только с «Левиафана» было бы не очень легко. Но вот в комплекте с газом «Афродиты» такой проект вполне может быть рентабелен, а потому Израиль отправился на переговоры с Кипром. Расстояние между этими месторождениями, как мы уже говорили, всего 34 км, технических проблем просто нет. Казалось бы, в этот раз Газпрому мимо проблем не проскочить, быть российской экономике порванной в клочья, Обама был прав! Но вот тут, судя по фактам, вмешались помидоры…

27 июня 2017 года, неделю спустя после того, как во время проведения АТОМЭКСПО-2017 в Москве консорциум турецких компаний поставили свои подписи под контрактом о покупке акций АЭС «Аккую», на альпийском курорте Кранс-Монтана начался международный саммит под эгидой ООН. С 2015 года главы МИД Великобритании, Греции и Турции вели сложнейшие переговоры по мирному урегулированию проблемы Северного Кипра. Если кто-то позабыл, то Северный Кипр – это треть территории острова, оккупированная Турцией в 1960 году и ею же признанная в качестве независимой республики. Самый застарелый конфликт между двумя членами НАТО, как все были уверены, должен был быть благополучно завершен – было найдено множество компромиссов, придуманы компенсации, оставались последние формальности. Но 7 июля… Впрочем, вот прямая цитата из заключительного выступления генерального секретаря ООН Антонио Гуттерреша:

«Желаю удачи будущим поколениям греческих и турецких киприотов»

Переговоры были сорваны тогда, когда ничто не предвещало такого фиаско. Вам кажется, что это снова какая-то непонятная «политическая реплика»? Тогда продолжим перечислять факты. 14 июля 2017 года Генштаб Турции заявил об отправке фрегата Gokceada для наблюдения за работами по геологоразведке на шельфе острова, начатыми по запросу кипрских властей.

Фрегат Gokceada (Турция), Фото: i2.wp.com

Анкара негативно воспринимает намерение властей Кипра вести разведку газовых месторождений без участия Северного Кипра. Поскольку работы ведет Total, в тот же день в порт Ларнаки прибыли два фрегата ВМФ Франции, а Total сообщила, что закончит все работы уже в августе. Впрочем, обсуждать безмерно высокие отношения внутри блока НАТО – не наша прерогатива, мы просто констатируем факты. Если и появится у Газпрома конкурент на газовом рынке южной Европы, то произойдет это не раньше, чем будут улажены все проблемы кипро-кипрских взаимоотношений. Причем тут помидоры и замешаны ли они во всем этом, каждый волен решать сам.

Общеарабский электроэнергетический рынок – еще одна попытка

Энергетические интеграционные проекты Египта не заканчиваются на перечисленных. В апреле этого года все в том же славном городе Каире был подписан протокол о взаимопонимании по созданию общеарабского электроэнергетического рынка. С вашего позволения мы перечислим участников не по алфавиту и не по дипломатическому протоколу, а все так же – с запада на восток: Марокко, Алжир, Ливия, Египет, Судан, Саудовская Аравия, Йемен, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман. Как видите, дело не в «общеарабскости», а в географии, в часовых поясах. Разрабатывать план создания платформы регулирования такого рынка намерен Всемирный банк, что внушает опасения – финансисты могут завести дело в тупик.

Понятно, что грандиозность замысла, размах проектов Египта очень амбициозны, а для их реализации не хватит мощности не только трех газовых электростанций, о которых писал наш журнал в предыдущей статье, но и АЭС «Эль-Дабаа». При этом надо иметь в виду и то, что все потенциальные участники проектируемой единой энергосистемы будут прилагать максимум усилий, чтобы захватить пальму первенства. Вот такое соревнование – кто построит больше, тот и будет главным – может очень сильно повредить реализации, поскольку при таком большом объединении требуется единоначалие, единое планирование. Только в этом случае участники ЕЭС могут рассчитывать на получение максимально возможного выигрыша, который в данном случае может быть только одним – значительной экономии ресурсов за счет того, что не понадобится строить «лишние» энергетические мощности. Поэтому, на наш взгляд, вот такой всеохватный проект реализован не будет, скорее всего объединение начнут страны, которые будут готовы к этому не только технически, но и организационно, которые сумеют подчинить собственные амбиции именно общему плану. Тем интереснее будет наблюдать, что из задуманного получится.

И напоследок нельзя не сказать, как может отразиться на всех этих планах дипломатический кризис вокруг Катара. Внимательно присмотревшись, можно сделать только один вывод – да никак. Страны, участвующие в блокаде Катара, как бы перестали покупать его СПГ, но продолжают спокойно покупать его у международных трейдеров, в число которых, как мы видим, уверенно вошла Россия. Египет участвует в блокаде, но катарский газ как шел, так и идет на его терминалы. Танкеры Катара продолжают спокойно идти через Суэцкий канал, Египет не только не закрывает проход для них, но даже не снимает льготный режим. Роснефть остается для Египта дружественной компанией, поскольку, судя по всему, Египет и понятия не имеет о составе акционеров нашего концерна. Впрочем, проблемы, сложившиеся вокруг Катара, наш журнал уже рассматривал, причем весьма подробно. Есть ли у Египта реальные претензии к Катару или его участие в блокаде обусловлено его дружескими отношениями с Саудовской Аравией, можно будет понять только после того, как события получат хоть какое-то дальнейшее развитие, а пока продолжается затягивающаяся пауза.

Напомним, что до политических событий 2011 года Египет рассматривал строительство своей первой АЭС не как конечную цель, а как начало большого пути – полная реализация атомной энергетической программы предусматривала строительство от 5 до 8 АЭС. А пока нам остается наблюдать – и за реализацией плана Egypt Vision 2030, и за тем, насколько удачным для России будет мирное «энергетическое наступление» в этом интересном со всех точек зрения регионе. С того момента, как будет подписан контракт на строительство АЭС «Эль-Дабаа» в Египте будет представлена наша «большая энергетическая тройка» — Газпром, Роснефть и Росатом. Явным образом не хватает еще одного участника квартета – РусГидро, поэтому мы будем стараться отслеживать новости о том, когда именно Египет приступит к модернизации ГЭС Асуанского каскада. Отслеживать будем, удивляться – нет, не будем. Удивление появится, если план модернизации не появится.

Действия Египта, на наш взгляд, достаточно серьезно отличаются от «классических» действий стран, внезапно ставших обладателями больших запасов энергетических ресурсов. Как вы видите, Египет даже не пытается «влезть» на рынок СПГ или трубного газа – он явно делает ставку на продажи конечного продукта – электроэнергии. Он не отменяет планы развития атомной энергетики, он вообще не отменяет слова «план». План объединения своей энергосистемы с энергосистемами двух европейских стран, план объединения энергосистем арабских государств. Видимо, никакого иного способа изменить уклад экономики целого государства просто нет – только государственный план, только государственные усилия по резкому росту энергетического сектора. Все разговоры о приватизации, об «эффективном частном собственнике» – не сейчас, а только после того, как будет выполнена главная работа.

Вскользь заметим, что уже сейчас структура египетского экспорта не совпадает с тем, что представляется традиционным для многих читателей. Нет, конечно, цитрусовые Египет экспортирует – в 2016 году на сумму 562 млн долларов. И винограда на 210 миллионов, и картофеля на 150. Но при этом электрических кабелей и изоляционных материалов для них в том же году Египет продал на 730 миллионов, телевизионных ресиверов и мониторов – еще на полмиллиарда. Рост происходит в режиме онлайн, наглядно показывая, что идет серьезное изменение структуры экономики и производства страны, а основой для продолжения в тех же направлениях – развитие энергетики и отказ от торговли энергетическими ресурсами. Сумеет ли Египет справиться со всеми сложностями, стоящими перед ним, удастся ли ему стать центром, под началом которого произойдет объединение энергетических систем почти двух десятков государств, и каким может оказаться участие России в этих проектах – увидим в ближайшие годы.

Фото: offshoreenergytoday.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN