Аналитический онлайн-журнал

Перспективный план развития энергетики Египта

Перспективный план развития энергетики Египта

Энергетическая составляющая Egypt Vision 2030.
SHARE

Какой ассоциативный ряд складывается у нас в голове, когда мы произносим слово «Египет»? Пирамиды, Нил, курорты, цветная революция, трагедия с самолетом, будем строить АЭС. У тех, кто постарше – Асуанская плотина, войны с Израилем, Садат.

Аналитическому онлайн-журналу Геоэнергетика.ru Египет интересен как страна, политика и экономика  которой во многом связана с энергетическими ресурсами. А еще тем, что вся энергетическая отрасль Египта остается в ведении государства и тем, что стране необходимо в сжатые сроки удвоить производство электроэнергии. Аналогия с юной Советской Россией настолько очевидна, что пройти мимо просто невозможно.

Арабская весна в Египте – от рассвета до заката

Не секрет, что одной из основных причин «цветной революции» в этой стране стала демография. Рост населения просто колоссальный – каждый год в этом мире становится на 2 миллиона египтян больше, при этом территория Египта больше не становится. Как и тысячи лет назад, основная, подавляющая часть населения живет вдоль берегов великой реки,  экономическое развитие страны не позволяло обеспечить молодежь работой, чем и не преминули воспользоваться религиозные экстремисты разных мастей и стоявшие за ними «старшие товарищи». Из 1 млн квадратных километров территории Египта освоено и заселено 7,7% – вы только представьте себе плотность населения!  Зимой 2011 года оппозиция выводила на площади городов миллионы своих сторонников, заставив президента страны Хосни Мубарака 11 февраля подать в отставку. Рвавшееся к власти исламистское движение «Братьев-мусульман» весной 2011 создало «Партию свободы и справедливости» во главе с Мохаммедом Мурси, который прилагал массу усилий для того, чтобы отстранить от власти военных, армию. После осенней серии беспорядков Высший совет вооруженных сил Египта согласились передать власть гражданскому правительству после досрочных парламентских выборов, победу на которых одержала «Партия свободы и справедливости», после чего беспорядки в стране только усилились, участились и подрывы газопроводов, по которым Египет поставлял голубое топливо в Иорданию и в Израиль. 24 июня на президентских выборах победу одержал лидер «Братьев-мусульман» Мохаммед Мурси. Обстановку в Египте это нисколько не изменило – продолжались уличные столкновения, вспыхивали бои с христианами-коптами, страна валилась в пропасть.

Мохаммед Мурси, Президент Египта (с 2012 по 2013 год), Фото: russian.rt.com

3 июля 2013, устав от всего этого, свое веское слово сказала армия Египта. Министр обороны Абдул Фаттах Aс-Сиси объявил о свержении Мурси, который незамедлительно был отправлен под домашний арест и приостановил действие конституции, которая в ходе этой вот «цветной революции» претерпела целый ряд изменений. Более 300 «братьев-мусульман»* было арестовано, исполняющим обязанности президента временно стал председатель конституционного суда Алли Мансур. Военные, опираясь на поддержку всех, кто был недоволен действиями «братьев-мусульман», церемониться с исламистами не стала, жестко, силой оружия ломая любые попытки сопротивления. Конечно, не обошлось без жертв, но выбора у военных просто не было – склады продовольствия были практически пусты, порядок надо было восстанавливать немедленно. Проблемы снабжения 84-миллионного на тот момент населения были решены мощной финансовой поддержкой Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта.

27 января 2014 года Высший совет вооруженных сил призвал Ас-Сиси выдвинуться в кандидаты на пост президента страны, на что он согласился 6 февраля. И уже 13 февраля министр обороны Египта Ас-Сиси и министр иностранных дел страны Набиль Фахми нанесли визит в Москву, где состоялась первая встреча Ас-Сиси с Владимиром Путиным.

Встреча Владимира Путина и министра обороны Египта Абдул Фаттаха Ас-Сиси, Фото: kremlin.ru

Президент России приветствовал выдвижение Ас-Сиси в кандидаты:

«Это очень ответственное решение – возложить на себя такую миссию за судьбу египетского народа. Я и от себя лично, и от имени российского народа желаю вам успехов».

Примечательны ответные слова Ас-Сиси:

«С удовольствием отмечаю ту степень взаимного доверия и взаимного понимания, которая была проявлена в ходе сегодняшних переговоров. Это нам внушает глубокий оптимизм, в том числе оптимизм в отношении будущего Египта. Разумеется, мы заинтересованы во всяческих формах сотрудничества с вами».

Незадолго до дня выборов Ас-Сиси публично произнес два обещания – что в случае его избрания «не будет такого понятия – ассоциация «Братья-мусульмане» – и что он никогда не встретится с премьер-министром Израиля «до тех пор, пока мы не увидим государства Палестина со столицей в Иерусалиме». Выборы проходили с 26 по 28 мая 2014 года, результат Ас-Сиси – 96,91% голосов избирателей. День инаугурации, 8 июня, стал не только официальным выходным днем, но и днем действительно всенародного праздника – египтяне устали от экстремистов из ассоциации «Братья-мусульмане».

Развитие энергетики – основа Egypt Vision 2030

С чем пришел к власти ас-Сиси, какие у него планы, как он намерен решать многочисленные проблемы, стоящие перед страной? Поскольку от такого обширного политического экскурса Геоэнергетика уже устала, переходим на речитатив. Проект и строительство новой столицы, строительство дублера Суэцкого канала, массовое строительство жилья – вот основные пункты государственной программы Egypt Vision 2030, касающиеся развития страны. Конечно, эта программа значительно обширнее, но предметный анализ ее содержания – работы для профессиональных политологов, мы же проанализируем то, что касается развития энергетики Египта.  Что объединяет перечисленные три части этой программы? Правильно – необходимость решения всех проблем, стоявших и стоящих перед энергетической отраслью Египта. А проблем этих – огромное количество, поскольку вместе с ростом населения росло и потребление электроэнергии, причем темпами, которые для многих других государств кажутся просто фантастическими – 10% в год начиная с нулевых годов этого века.  Если совсем коротко, то первоочередная задача, стоящая перед новым президентом Египта – это именно вопрос электроэнергии.

Стратегия устройчивого развития «Egypt Vision 2030», Рис.: ahram.org.eg

Для африканского государства Арабская Республика Египет вопрос электрификации стоит столь же остро, как когда-то он стоял в Советской России. Просто нужно заменить наши январские -30o на 70% нашей территории на египетские +45o в июле – и мы сможем приблизительно оценить пик потребления электроэнергии в этой стране. И ровно так же, как Советской России в конце 20-х для реализации своего промышленного, сельскохозяйственного потенциала, для создания новых отраслей экономики нужна была электрификация, обстоят дела в сегодняшнем Египте. Потенциал страны огромен, но реализация его возможна только в том случае, если Ас-Сиси справится с новой электрификацией своей страны.

Его приход к власти состоялся вот под такие новостные сообщения. 29 мая 2014 года:

«По заявлению представителей министерства электроэнергетики в Египте усиливается топливно-энергетический кризис. Помимо веерного отключения подачи электричества в домохозяйства, перебои коснулись и предприятий египетской промышленности. В настоящее время отключение составляет 4 часа – с 14 до 18 в рабочие дни. Участились жалобы в этой связи от промышленников, которые ежедневно несут колоссальные убытки. Промышленная палата Египта уже обращалась с жалобами в правительство…»

Времени на раскачку у Ас-Сиси не было от слова «совсем». 4 сентября произошла большая авария в Каире, столица страны несколько дней справлялась с ее последствиями, по вечерам погружаясь во тьму. Абдель Фаттах Сиси в те дни заявил, что перебои в электроснабжении угрожают самому существованию страны и вслух назвал необходимый объем инвестиций, который позволит справиться с этой проблемой – не менее 12 миллиардов долларов США. На тот момент общая мощность электростанций Египта составляла около 32 ГВт, а потребление требовало, чтобы их было не менее 28. Казалось бы, все в полном порядке, но как и у нас в России, тепловым электростанциям Египта исполнилось по 30-40 лет, коэффициент использования установленной мощности падал и падал, немалые проблемы были и с потерями в изрядно изношенных электросетях. В силу всего этого реальное производство электроэнергии с трудом дотягивало до 75% от максимально возможного, поэтому сбои в электросетях стали хроническим явлением. Знакомая картина, не правда ли? В наследство Ас-Сиси получил и систему оплаты электроэнергии – она субсидировалась из государственного бюджета как для населения, так и для промышленности. Из бюджета, который от обнуления был спасен только помощью дружественных мусульманских государств. Мера не популярная, но выхода не было – субсидии стали уменьшаться, пусть и не разом. Сейчас дело дошло до того, что мечети и церкви вынуждены оплачивать счета за электроэнергии самостоятельно – в истории Египта ранее такого никогда не было.

Большие проблемы решает только государственный план

Но о том, что проблему производства электроэнергии нужно решать как можно быстрее, Ас-Сиси стал понимать отнюдь не летом 2014-го, а значительно раньше. Результатом анализа ситуации стал официально  принятый государственный план преобразований, получивший название Egypt Vision 2030.

Что из себя представляла энергетическая система Египта на лето 2014-го года?  96% всей производимой электроэнергии Арабской Республики Египет – это углеводороды, горящие на тепловых электростанциях (природный газ и мазут), 3% – ГЭС и 1% приходился на ВИЭ. При этом 62% добываемого в стране газа уходило на нужды электроэнергетики, уже с 2013 года Египет стал чистым импортером этого ресурса, хотя доказанные запасы на тот момент на территории страны составляли 2 триллиона кубометров. Однако ежегодная добыча газа составляла в 2014 году 48,8 млрд кубометров при потреблении в 51,0 – дефицит составлял 2,2 млрд кубометров, который приходилось закупать.

ЛЭП в пустыне, Рис.: ytimg.com

При этом сектор углеводородов в Египте – государственный, непосредственное управление находится в руках EGPC (Egyptian General Petroleum Company) и выделенного в отдельную структуру, но на 70% принадлежащим EGPC сугубо газовым холдингом – EGAS (Egyptian natural GAs Company). Через эти два холдинга и идут все иностранные инвестиции в эту отрасль – иностранные компании создают для этого совместные предприятия. Всего в этом секторе работает 50 иностранных компаний и 9 частных египетских, первое место среди них занимает International Egyptian Oil Company – дочерняя компания итальянской ENI. Вот только еще одно «наследство» с которым продолжает бороться  новое правительство Египта – задолженности EGAS перед иностранными концессионерами, объем которых на начало этого года удалось снизить до 3,5 млрд долларов США. Среди кредиторов – British Gas, Royal Dutch Shell, Dana Gas и др. Египетское правительство планирует полностью рассчитаться со всей этой публикой до конца текущего года – для поощрения иностранцев за крупные инвестиции. Да, концессионеры свою часть добываемых ресурсов могут не продавать Египту, но и та часть, которая приходится на долю египетских государственных компаний, становится подспорьем в решении проблем генерации электроэнергии. Около 70% добываемого в Египте газа дают концессии на шельфе Средиземного моря, 17% – газоносные участки Западной пустыни, 8% – Дельта Нила и остальные 5% – это газ на участках Синая, Суэцкого залива и в Восточной пустыне.

Комплекс проблем, стоящий перед энергетическим сектором Египта, как видите, состоит из нескольких направлений. Нужно рассчитываться по старым долгам перед компаниями, ведущими разведку и добычу нефти и газа на территории страны. Нужно обеспечивать доставку ресурсов со вновь открываемых источников на генерирующие мощности, которые нужно модернизировать, и одновременно строить новые и новые электростанции. Один из путей, которые выбрал Ас-Сиси, нам достаточно хорошо известен – решение о необходимости строить АЭС было принято в конце 2014-го года,  об этом проекте журнал Геоэнергетика.ru писал уже не один раз. Вот только, согласитесь, что строительство АЭС – это дело далеко не одного года, а проблемы Египта такого переноса сроков не терпели.

Помимо АЭС, нужны были другие проекты, способные решать проблему как можно быстрее. Исходя из этого, правительство Египта и приступило к переговорам с рядом производителей энергетического оборудования, пользуясь тем, что и производство электроэнергии в стране тоже является именно государственной отраслью экономики. Управляет ею EEAC  (Egyptian Electricity Holding Company), которая  в  2015 смогла добиться двух серьезных результатов. Удалось бы получить такой же результат частным копаниям, если бы энергетический сектор Египта был не государственным? Крайне маловероятно, поскольку на тот момент международные рейтинговые агентства выставляли Египту негативные оценки, а с компаниями из таких стран иностранные банки дела вести не желают. Но за всеми переговорами ЕЕАС стояло государство Египет со своими гарантиями, что и помогало добиваться нужных результатов.

Siemens на берегах Нила

В мае 2015 года был подписан контракт с американской GE Power & Water, которая взяла на себя обязательство поставить 46 газотурбинных блоков совокупной мощностью 2,7 ГВт, которые в Египте установят на 8 электростанций. Средняя мощность американских турбин в данном случае не превысит 100 МВт – они предназначены для модернизации устаревших электростанций и для строительства новых для небольших населенных пунктов. Общая сумма сделки не разглашается, как, впрочем, и кредитные условия, которые удалось получить Египту. Объем вполне позволяет продвинуться к конечной цели – суметь восполнить дефицит генерации, но справиться с растущим спросом такой «малой дозой», конечно, не получится.

В июне  2015 года Египет добился настоящего прорыва, подписав контракт с хорошо нам знакомой немецкой компанией Siemens. В истории немецкого концерна этот контракт останется теперь уже навсегда, поскольку стал крупнейшим за все время его существования. 10 миллиардов долларов, и это не АЭС, а оборудование для 3 газовых электростанций. 24 газовых турбины SGT5-8000H, 12 паровых турбин и 36 генераторов в комплекте или 10’000 тонн высокотехнологичного оборудования, которые Siemens обязался изготовить и поставить на места всего за 2 года. «Места» – это три электростанции, каждая из которых будет именоваться «самой крупной в мире», причем именоваться по праву. Бени Суэйф, Аль Буруллус и Новая столица Египта. Каждая станция – это четыре блока, в каждом блоке – пара газовых турбин и одна паровая. Турбина SGT5-8000H – крупнейшая из выпускаемых Siemens и крупнейшая в мире, 425 МВт мощности, паровые турбины добавляют еще 300 МВт.

Газовая турбина SGT5-8000H от Siemens, Фото: siemens.com

Каждый блок способен, таким образом, генерировать 1’200 МВт – тютелька в тютельку мощность нашего ВВЭР-1200. Три эти станции добавят Египту 14’400 МВт генерации, то есть увеличат общую мощность его энергосистемы на 45%. Трудно сказать, как этот проект называется в самом Египте, поскольку у нас в редакции нет знатока арабского, но немцы окрестили его «мегасделкой» – наверное, это точно отражает суть происходящего у нас с вами на глазах. И надо отдать должное немецким инженерам и рабочим, несмотря на то, что столь гигантский заказ предстояло выполнить в крайне сжатые сроки – они справились с поставленной задачей. В самом начале июля этого года Siemens отправил в плавание к берегам Египта последние турбины, уложившись с традиционной немецкой точностью в предусмотренные контрактом два года. Могут!

Кроме того, в договоре значится еще и ветряные электростанции общей установленной мощностью в 2 ГВт, но каков коэффициент использования этой установленной мощности, до ввода в эксплуатацию сказать сложно. В любом случае, ВИЭ в Египте как обеспечивали 1% генерации электроэнергии, так в пределах этого одного процента, вот на фоне такого роста традиционной генерации, и будут оставаться, пусть даже локально солнечные электростанции и помогут отдельным населенным пунктам. Кстати, в этом отношении опыт Египта можно сравнивать с опытом нашей РусГидро, которая ставит и ставит солнечные панели на севере Якутии. Якутия стала единственным регионом на планете, где солнечные электростанции окупаются безо всяких государственных субсидий, поскольку каждый мегаватт, полученный за счет солнца – это десяток тонн дизельного топлива, которые не надо поставлять дорогостоящим северным завозом. На северных островах стали появляться комбинированные ветряные электростанции – когда им не удается по тем или иным причинам «махать лопастями», происходит автоматическое включение дизельного генератора. Идея все та же – все накрученные ветром мегаватты пересчитываются в тонны незавезенного дизельного топлива, полученная экономия окупает используемую ВИЭ-технологию. Ежегодно в августе в Якутске проходят международные форумы специалистов по ВИЭ – иностранные коллеги приезжают на поклон за опытом, власти Якутии и сотрудники РусГидро учат их уму-разуму. Такое впечатление, что лучшими учениками были как раз египетские энергетики. Солнечные электростанции в Египте по ночам выключают панели, чтобы … включить газовые турбины.

Доставка газовых турбин Siemens в Египет, Фото: ytimg.com

Мог бы этот контракт достаться российским производителям? Нет, причем сразу по двум причинам. Прежде всего, энергетическое машиностроение СССР и России никогда не делало ставку на газовые турбины большой мощности, у нас активно развивались турбины паровые. И второй момент – кредит на эту сделку добывали немцы, а не египтяне. В синдицированном кредите приняли участие в общей сложности 30 банков самых разных стран. Зачем немецкому концерну потребовалась вся эта головная боль? Помимо прибыли, которую немцы получат при изготовлении самого оборудования это еще и гарантированный сбыт запчастей и комплектующих на 9 лет вперед. А еще в этом году начинается строительство современного учебного центра, где немецкие специалисты будут обучать 5,5 тысяч египетских студентов – эта часть проекта поддержана федеральными министерствами ФРГ, где прекрасно понимают, что такое продвижение национальной школы инженерии и технологий. Специалистов Египту потребуется много, причем специалистов именно «немецких» и не только для самих электростанций. В продолжение «мегасделки» в декабре 2016 Siemens подписал с Egyptian Electricity Transmission Company (государственный монополист, обеспечивающий передачу электроэнергии) дополнительный контракт на строительство восьми  подстанций по 500 кВ каждая – и это, как вы понимаете, тоже всерьез и надолго. Так что наш проект АЭС «Эль-Дабаа» будет строиться, вписываясь в технологии, которые сейчас Египет осваивает при помощи немецких энергетиков.

Египет строит, строит и строит

Газовая электростанция в городе Бени-Суэйф строится «стахановскими» темпами, обеспечивая рабочие места для нескольких тысяч строителей. Подготовка площадки началась с землеройных работ, во время которых было извлечено 1’750’000 кубометров породы. Сейчас в этот котлован «складывают» 960’000 тонн бетона, 48’000 тонн арматурной стали – господин Ас-Сиси уверенно выполняет свое обещание справиться с проблемой безработицы.  На строительстве трех электростанций сейчас задействованы 20’000 человек – даже для такой большой страны, как Египет, это не мало. Станция в Буруллусе не потребовала такого объема земляных работ, но и без них она стала самым сложным в инженерном отношении объектом из-за структуры местной почвы. А электростанция рядом с будущей Новой столицей Египта, развивать которую начали тоже с 2015 года, не имеет доступа к воде, так что тут потребовалось все мастерство немецких конструкторов и инженеров. Впервые на электростанции такого масштаба будут использованы конденсаторы с воздушным охлаждением, которые уменьшили расход воды в 25 раз. Три крупнейших в мире газовых электростанции, каждая со своим особенным «характером» – если, как запланировано, все они будут введены в строй в 2018 году, египетским энергетикам будет, чем гордиться!

Будущая Новая столица Египта, Рис.: rbk.ru

Производство электроэнергии в Египте – тоже государственная отрасль, управляемая Egyptian Electicity Holding Company (EEHC), все новые электростанции также войдут в ее состав в качестве 100%-ных дочерних компаний. Возможно, государственная монополия на все, что имеет отношение к энергетическим ресурсам, производству и передаче электроэнергии не сильно нравится апологетам свободного рынка, но для Египта она совершенно оправдана – никакие «эффективные частные собственники» такой темп работы просто не вытянули бы, да и выколачивать кредиты  из банков государству куда как «сподручнее». Что будет потом, загадывать сложно, поскольку Египет ведет переговоры с МВФ о получении кредита в размере 12 миллиардов долларов. Сумма большая, что затребует эта славная организация в качестве условий для получения, покажут ближайшие месяцы. Исключать, что одним из требований окажется приватизация энергетической отрасли, не приходится.

Ну, а еще множество рабочих мест появилось у египетских сетевиков-электриков, которым предстоит тянуть ЛЭП и внутренние сети по городским кварталам. Правительство Египта, несмотря ни на какие трудности, буквально «вливает» инвестиции в систему электропередач – только за 2015/2016 финансовый год был освоен почти 1 млрд долларов США. Главная цель при прокладке новых ЛЭП, при обустройстве подстанций и трансформаторов – обеспечить качественную передачу электроэнергии в те регионы страны, где государство предполагает рост активности иностранных инвесторов. Иностранные компании, решающиеся на то, чтобы создать в Египте свои производства, объекты недвижимости, должны быть обеспечены возможностью получить необходимое количество электроэнергии – так выглядит одно из положений государственной программы Egypt Vision 2030. К сожалению, перевода этой программы на русский язык найти не удается, а нам бы очень хотелось вручить хотя бы один экземпляр Министерству энергетики России…

Электроэнергия Египта – это не только газ и атом

Одновременно со строительством новых газовых электростанций правительство Египта старается приложить максимум усилий для диверсификации генерирующих мощностей, для чего ведет переговоры с китайскими, японскими и американскими компаниями о строительстве электростанций угольных. Переговоры пока не завершены, но к тем, которые ведутся не государством Египет, а Генеральным управлением Суэцкого канала с сингапурской Hyflux Ltd, России стоит присматриваться особенно внимательно. На них речь идет не только о строительстве угольной электростанции мощностью 457 МВт, но и о том, что к ней будет «прикреплен» комплекс по опреснению морской воды. Почему внимательно? Давайте припомним, что заводы по опреснению воды должны стать частью проекта АЭС «Эль-Дабаа» и причины, по которой Росатом предлагает такой «комплект».

Одна из причин очевидна – проблема в Египте с пресной водой питьевого качества, да и с водой для сельскохозяйственных нужд не все просто. Вторая причина – то, что тепло, которое используется для производства электроэнергии на АЭС в климатических условиях Египта совершенно не востребовано. Либо тратим деньги для того, чтобы придумать, как это тепло утилизировать, либо используем для опреснения. Но референтного завода по опреснению Росатом пока не построил, а ровно такие же соображения – «сбрось тепло в атмосферу или опресняй!» относятся к электростанции любого типа (за исключением ВИЭ). Рынок производства пресной воды в Африке и на Ближнем Востоке – огромен, тут очень важно постараться быть на нем первыми и с удачным проектом. Пусть мы по объективным причинам «не вписались» со строительством газовых электростанций, но уж угольные-то мы точно умеем строить и строим! При той форе, которую Россия имеет в выстраивании взаимовыгодного сотрудничества с Египтом, шансы на получение контракта на угольную электростанцию точно имеются. И выполнить такой контракт российские производственники точно способны, и специалистов, которые сумеют обеспечить монтаж и ввод оборудования в эксплуатацию, тоже имеются – почему бы сразу после окончания строительства ГРЭС в Якутске не отправить профессионалов  погреться на египетском солнышке?..

Если к российскому  предложению добавится еще и приличный вариант с опреснением воды – Россия сможет, пусть и не в таком объеме как это получилось у немцев, но пройти по пути Siemens. Впрочем, тема строительства угольных электростанций настолько обширна, что в этой статье подробно остановиться на ней не получится. В России есть принадлежащая государству корпорация Росатом, сумевшая добиться такого развития, что ее первенство в атомном проекте перестали оспаривать даже наши откровенные враги. А вот государственной компании, которая занималась бы угольной  энергетикой, у нас нет, а этот сектор энергетики – огромен, поскольку огромны запасы угля во многих и многих странах, это большой рынок, сегмент которого мог бы принадлежать России и приносить ей пользу. Но об этом – не сейчас.

Первая часть статьи, «политическая» по сути, не характерна для нашего журнала, но она была необходима для того, чтобы лучше были понятны события, которые станут материалом для следующей статьи, в которой мы постараемся рассказать не только о Египте, но и о странах-соседях по Ближнему Востоку и по Африке, о его партнерах и конкурентах в арабском мире. Формулируя условия выполнения программы Egypt Vision 2030, египетские аналитики, разумеется, рассчитывали не только строительство новых газовых электростанций, но и то, какими способами предстоит обеспечивать их тем самым природным газом. Вот о египетском, и не только о египетском, газе мы и расскажем в следующий раз.

Фото: rbk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN