Аналитический онлайн-журнал

Энергетика России как основа Азиатского Энергокольца

Энергетика России как основа Азиатского Энергокольца

SHARE

Об идее Азиатского энергокольца (АЭК) активно заговорили с осени минувшего года с легкой руки Владимира Путина, который поднял эту тему в ходе Восточного экономического форума.

«Поддерживаем инициативу компаний России, Японии, Республики Корея и Китая по созданию энергетического суперкольца, которое свяжет наши страны. Для более быстрой, динамичной реализации этого проекта предлагаем сформировать межправительственную рабочую группу. При этом хочу подчеркнуть, что Россия готова предоставить нашим партнерам конкурентную в АТР цену на электроэнергию и зафиксировать ее на долгосрочный период» — вот прямая цитата выступления Путина на пленарном заседании форума.

Рынок электроэнергии Азиатско-Тихоокеанского Региона (АТР) действительно перспективен, что совершенно очевидно из всего пары показателей: в регионе проживает 60% населения планеты, а потребляет он при этом всего 42% всей энергии мира. Перекос в сторону стран «золотого миллиарда» очевиден, как очевидно и то, что Путин вслух заговорил, что и далее мириться с таким положением дел уже нет смысла. Это действительно так, ведь доля АТР в общемировом ВВП достигла 32% и с каждым годом только увеличивается. Обратим ваше внимание и на идиому «долгосрочный период» — звучит она вполне гладко, но скрывает под собой призыв Путина перейти к плановому развитию энергетики всего региона, оставив рассказы о «невидимой руке рынка» для тех, кто любит ненаучную фантастику.

Что по этому поводу думают в предполагаемых странах-участницах «братства кольца», может стать предметом для обширного анализа сегодняшнего дня и тенденций развития энергетического сектора каждой из них, а сегодня нам хотелось бы показать, как в проекте АЭК отражаются все сложности развития энергетики России, какое влияние оказывают на проект управленческие особенности нашего государственного устройства. Впрочем, поскольку «Геоэнергетика» была и остается независимым изданием, мы имеем полное право не использовать язык Эзопа и называть вещи своими именами. Проект АЭК в России — это еще одна глава бесконечного романа о том, как внешнеполитические инициативы президента вынужденно используются для того, чтобы нивелировать многочисленные ляпы правительства в том, что касается развития энергетики в России. Но — обо всем по порядку.

Проект АЭК в разработках Сколтеха

Концепция АЭК не является чем-то внезапно-революционным, Путин не говорил слова экспромтом. Идея АЭК появилась в 1998-2000 годах, когда ее весьма активно пыталось продвигать РАО ЕЭС России. Идея при этом не только геополитическая или предпринимательская, она еще и технически-географическая. Сейчас, в 2017 году, наиболее углубленное исследование о том, как может выглядеть АЭК на карте, выполнено в Сколтехе, вот предлагаемая этим институтом схема:

Схема АЭК от Сколтеха, Рис.: pikabu.ru

Что мы тут видим? Во-первых, значительно большее количество стран, вовлекаемых в проект АЭК по сравнению с инициативной группой, о которой говорил Путин. Разработчики из Сколково предлагают «присоединить к кольцу» Казахстан, Киргизию и Монголию и «отодвинуть» западную границу АЭК в район Экибастуза. Причина, которая может быть чрезвычайно полезна для проекта АЭК — восстановление Объединенной Энергетической Системы Центральной Азии, о чем «Геоэнергетика» не так давно подробно писала.

Не менее полезно и само расширение кольца в западном направлении, ведь район Экибастуза находится на 75-м градусе восточной долготы, а Токио — западная граница кольца — на 139-м. Для тех, кто чуть позабыл школьный курс географии, напомним, что каждые 15 градусов долготы — это час разницы по времени. Следовательно, в таком варианте АЭК раскинется на четыре с лишним часовых пояса (рассвет настает вне зависимости от административных границ), что означает разнос по времени пиковых нагрузок в странах-участницах АЭК.

Красноярск на севере и японская Фукуока на юге — 56 и 33 градусы северной широты соответственно, резко континентальный климат и субтропики, что обеспечивает разнос пиковых нагрузок еще и по временам года. Россия потребляет максимум электроэнергии зимой, юг Китая и Японии — летом. Сколтех достаточно системно ведет пред-ТЭО АЭК с 2013 года, когда получил такое задание от Минэнерго, поэтому цифры, предоставленные институтом можно расценивать, как соответствующие действительности. По оценкам Сколтеха общий объем перетоков между странами-участницами АЭК может составить до 400 тВт, а системные эффекты оцениваются более чем в 24 млрд долларов в год. АЭК позволит сократить общий объем инвестиций в энергосистемы «братства Кольца» на 65,5 млрд долларов, позволив не строить новые генерирующие мощности в объеме 67 Гвт и выдерживая при этом темп роста потребления электроэнергии в 3-5% ежегодно.

Наибольший системный эффект получит Япония, которая сможет экономить до 14 млрд долларов топливных расходов ежегодно, в чуть меньшем, но сопоставимом выигрыше окажется Китай, значительно выиграет и Монголия. Но основной эффект — не менее 40% от общего, получат страны, которые возьмут на себя обеспечение дополнительной генерации. Прежде всего это, разумеется, Россия, но ощутимое развитие своей энергетики получат и страны Центральной Азии, что будет особенно заметно в случае намеченного ими восстановления объединенной энергосистемы.

И, конечно, Сколтех не попал бы в тренд, если бы при предоставлении своих расчетов не сказал бы ни слова о ВИЭ.

«Хотя в топливном балансе стран-участниц доминируют ископаемые топлива, доля которых составляет 77%, к 2035 году эта доля очень заметно сократится за счет ВИЭ — до 72%».

Проект Сколково предоставило в 2016 году, составляло оно его в 2015, то есть стремительный рост ВИЭ в целых 5% от общего баланса произойдет всего-то за 20 лет. Вот только и эта невиданная мощь достаточно условна и чуточку лукава, поскольку к ВИЭ у нас, в России, относят и ГЭС. Но о том, каким образом могут поучаствовать в проекте АЭК наша РусГидро и другие энергетические компании, мы расскажем чуть ниже.

Российский экспорт электроэнергии в Китай

Что имеем на день сегодняшний? Поставки электроэнергии в Японию и в Южную Корею отсутствуют, а вот с Китаем попытка осуществлять взаимодействие имеется. Как обстоят дела с энергомостом в Японию, «Геоэнергетика» уже рассказывала, проблема с Южной Кореей заключается в том, что пока все ТЭО по соединению с ее энергосистемой предусматривали сухопутные маршруты, идущие через Северную Корею.

Скажем мягко и политкорректно — такой проект чреват политическими рисками, говорить о том, что Пхеньян будет иметь возможность в любой момент дернуть рубильник, мы не будем. Какое уж тут плановое развитие, когда обстановка накалена до предела!.. То есть о развитии проекта АЭК в полном его масштабе говорить пока можно только теоретически, чутко прислушиваюсь к тому, как идут переговоры на межгосударственных уровнях. Сколько продлится этот этап, пока можно только гадать, потому вполне резонно посмотреть, как и что получается на практическом уровне с теми странами, куда российская электроэнергия уже поступает, то есть с Китаем и с Монголией.

Давайте чуточку подробнее остановимся на том, как организованы поставки электроэнергии из России в Китай, для начала разобравшись с одной надоедливой «легендой». В 2013 году тогдашний глава Минвостокразвития Виктор Ишаев весьма громогласно заявил, что поставки идут по ценам ниже, чем электроэнергия стоит для российских потребителей.

«В Китай мы гоним электричество по 1,5 рубля за киловатт, а россияне покупают ее по 3-4 рубля».

Квалификация управленца такого ранга просто замечательна, поскольку господин министр в одной фразе смешал оптовую цену для государства КНР на границе с РФ и розничную цену для российских потребителей. Тем не менее, эта «сенсация» достаточно долго будоражила умы всех, кто не удосужился понять откровенную фальсификацию господина бывшего министра.

Первые поставки

История поставок российской электроэнергии в Китай началась еще в 1992 году. Почему таких попыток не было раньше, во времена СССР? Да очень простая, незатейливая причина: при Советской власти наш Дальний Восток был энергодефицитным регионом. Работали заводы, фабрики, комбинаты, шахты и прииски, понемногу увеличивалась численность населения. Ну, а потом — перестройка, потом — распад СССР и последовавший спад экономики, приведший к оттоку населения и появлению излишков электроэнергии. Что это означает для электростанций любого типа?

Тепловые электростанции работают на полную мощность, плотины ГЭС сбрасывают воду из водохранилищ вхолостую, «мимо» гидроколес, турбин и генераторов. Это означает, что резко падает КИУМ — коэффициент использования установленной мощности. Уменьшение КИУМ автоматически приводит к росту удельного расхода условного топлива на производство 1 кВт*часа электроэнергии — следовательно, возрастает себестоимость производства, киловатт-часы для потребителей становятся дороже, потребитель отвечает неплатежами. В результате у энергетиков исчезает минимально необходимая прибыль — та, которую нужно тратить на поддержание в порядке сетевого хозяйства. Ветшают трансформаторы, подстанции, ветшают ЛЭП — нарастают сетевые потери электроэнергии, снова растет себестоимость, снова приходится поднимать цену для потребителей.

Тем временем в Китае, Фото: sfw.so

В 1992 году профессионалы, трудившиеся в энергетике ДФО, прекрасно понимали всю бесперспективность такой перспективы, потому и возникла идея о поставках электроэнергии в Китай. Грубо — если не можем сами обеспечить стабильность КИУМ, пусть заграница нам поможет. О том, что в налаживании такого рода отношений с Китаем может оказать помощь пресловутое «правительство младореформаторов», энергетики и не мечтали, они ведь люди серьезные и здравомыслящие. Тогда в рамках приграничной торговли по ЛЭП 110 кВ «Благовещенская — Хейхе» и «Сиваки — Шипачжань» наши энергетики, что называется, «потренировались», причем вполне удачно. Особенность этого своеобразного эксперимента еще и в том, что энергосистемы России и Китая не синхронизированы, потому такие поставки достаточно рискованны, ведь любая авария в Китае может сказаться в России и наоборот. Однако ничего подобного за все эти годы не происходило — настолько качественно работали и работают диспетчерские управления по обе стороны границы. Но эти поставки не превышали 200 млн кВт*часов, не были регулярными, расчеты за них порой были бартерными — девяностые годы и на Дальнем Востоке были девяностыми годами. Усилий только энергетиков не хватило, все 90-е годы уровень рентабельности реализованной электроэнергии в ДФО оставался отрицательным.

Новый этап сотрудничества

В марте 2005 года для энергетиков Китая и России начался новый этап сотрудничества. Кто именно стал «главной пружиной» этого начала? «Геоэнергетика» не занимается анализом сугубо политических событий, но на память не жалуется. Вот цитата из интервью «Газете.ru» депутата фракции КП РФ Госдумы Виктора Илюхина, данного им 5 мая 2005 года:

«КПРФ это соглашение поддерживать не будет! … Оно является очередной уступкой руководства России. Отдают 337 квадратных километров! Это очень большая территория, на ней расположены дачные участки граждан России, о компенсации которым никто ничего не говорит».

Фракция КПРФ была абсолютно убеждена, что дачные участки значительно важнее подписанного Путиным и руководителем Китая Ху Цзиньтао осенью 2004 года договора о передаче Китаю спорных территорий в районе островов Большой, Тарабаров и Большой Уссурийский на реках Аргунь, Амур и Уссури. Но большинство Думы ратифицировало дополнение к соглашению о российско-китайской государственной границы, проблема дачных участков государственной важности благополучно завершилась. Комментировать эти события мы не будем, но причинно-следственная связь совершенно очевидна: как только были решены спорные вопросы о демаркации границы, так экономические и хозяйственные отношения России и Китая получили «второе дыхание». Научная диссертация по теме «Применение В.В. Путина для повышения КИУМ гидро- и теплоэлектростанций России» ждет своего автора.

Встреча Председателя Правительства Российской Федерации Владимира Путина и Председателя Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао, Фото: gazprom.ru

Весной того же 2005 РАО ЕЭС России и государственная сетевая компания КНР подписали «Меморандум о взаимопонимании», который предусматривал наращивание экспортных поставок электроэнергии из России в Китай до 20 млрд кВт*часов в год, но уже летом того же года по инициативе китайской стороны предусматриваемый объем был увеличен до 30 млрд кВт*часов. 21 марта 2006 году Китай и Россия подписали соглашение о разработке ТЭО поставки электроэнергии, 9 ноября был подписан контракт на эти поставки. И практически сразу Россия столкнулась с редкостно жесткой позицией Китая, которая не меняется все эти годы. Исключительно «добрососедский» Китай прекрасно понимал, что после подписания Меморандума он становился для России самым большим потребителем электроэнергии, практически монопольным. Что делает любой монополист, мы прекрасно знаем, Китай исключением не стал — при предусмотренном ежегодном согласовании цены поставок он жестко требовал их снижения. Но работать себе в убыток российские энергетики не собирались, и итогом стала цифра экспорта электроэнергии в 2007 и в 2008 годах — ноль.

Наращивание экспортируемых объемов

С российской стороны соглашение и контракт были подписаны тогда еще единым РАО ЕЭС России, которое как раз в ту пору и вступало в эпоху перемен. По итогам реформ под руководством Чубайса все экспортные поставки стали вотчиной государственной Интер РАО, которое и переняло на себя обязательства РАО ЕЭС России. В 2007 году Интер РАО создало дочернее предприятие — Восточную Энергетическую Компанию, которое с того времени и занимается поставками нашей электроэнергии в Китай и в Монголию и, соответственно, ведет сложнейшие переговоры с этими потребителями. Бюрократическая чехарда, что удивительно, в этом случае никак не повредила делу. Уже в 2008 году появилась третья экспортная ЛЭП, прошедшая по маршруту Благовещенская-Айгунь, но работающая уже под напряжением 220 кВ. В 2009 по этим трем линиям китайская провинция Хэйлунзян был поставлен уже вполне серьезный объем электроэнергии — 854 млн кВт*часов. В 2010 году линии работали на полную мощность, объем поставок увеличился до 925 млн кВт*часов, в 2011 было экспортировано 1.24 млрд кВт*часов.Рост осуществлялся за счет ввода в строй второй ЛЭП Благовещенская-Айгунь.

Но технических возможностей этих ЛЭП для реализации плана «большого экспорта» не могло хватить ни при каких обстоятельствах, нужны были более серьезные инвестиции в этот проект. «Первенцем» большого строительства стала 500 киловольтная линия Амурская-Хейхе.

«152 км ЛЭП проложены в междуречье Амура и Зеи от Амурска до границы с КНР»

Так выглядит эта новость от ФСК ЕЭС России (Федеральная Сетевая Компания Единой ЭнергоСистемы). Пустячок? На самом деле выставить в тайге, в условиях бездорожья 532 анкерных и угловых опоры, смонтировать 1’368 км проводов, расширить открытое распределительное устройство, смонтировать новые трансформаторы, ограничители перенапряжения, разъединители — большая, серьезная работа для серьезного коллектива специалистов, которых не смутили такие условия и объемы. А «переход» ЛЭП через Амур это настоящее инженерное чудо!

Переход ЛЭП через Амур, Фото: wikimedia.org

Высота этой переходной опоры — 128,5 метров, вес — 400 тонн, сам переход имеет длину 1,4 км. Мало того, монтаж провода осуществлен на весу, то есть провода не опускали ни на лед, ни на баржи, а тянули тросами. Энергетики называют такой способ скучными словами «метод тяжения», но такая работа — согласитесь, совсем не скучно.

В декабре 2011 года прошли успешные испытания вставки постоянного тока, которая позволяет обеспечивать переток по новой ЛЭП в 750 Мвт*часов — существенная прибавка, заметный шаг на пути реализации «большого экспорта». ВПТ позволила повысить класс напряжения ЛЭП, отсутствие необходимости синхронизации частоты увеличило объемы возможных перетоков. В 2012 году объем электроэнергии, поставленной в Китай, вырос до 2,6 млрд кВт*часов, в 2013 — до 3,5 млрд. Теперь российская электроэнергия уходит глубже в территорию Китая, добираясь не только до приграничья, но уже и до города Харбин.

Если кому-то этот рассказ показался излишне подробным — не обессудьте, нам просто хотелось слегка приподнять завесу недоговоренностей над безликой фразой «смонтирована ЛЭП». Надеемся, теперь вы лучше понимаете, что создание огромного АЭК, если оно состоится, будет действительно грандиозным событием для всех стран-участниц. Прежде, чем обеспечить переток, гигантское кольцо будет много лет обеспечивать работой инженеров, металлургов и машиностроителей. Для такой работы нужны будут вовсе не юристы и менеджеры и очень хочется надеяться, что и министерств образования хоть одним глазом, да посматривает в сторону таких вот проектов.

Что выиграла на этом Россия, кроме очевидной возможности экспортировать электроэнергию? В Амурск «провода» приходят с Зейской ГЭС, которая только после этого подключения получила возможность вырабатывать электроэнергию в том объеме, на которую рассчитаны ее гидроагргеаты и на которую в регионе ранее просто не хватало потребителей. Все экспортные поставки электроэнергии в России законодательно закреплены за Интер РАО, которая все закупки для поставок в Китай осуществляет либо у РусГидро, либо у РАО ЕЭС Востока, принадлежащей с 2011 года все той же РусГидро. Следовательно, дополнительная прибыль от экспорта поступает в распоряжение государственного концерна.

Фото: life.ru

К примеру, в 2015 году РусГидро таким образом заработала дополнительно 1,56 млрд рублей, которые были потрачены на ремонт принадлежащих этой компании генерирующих мощностей. Ремонты — есть, а дополнительной прибавки к цене для потребителя — нет. Выигрыш? Да, конечно. После ремонта КПД станций подрос, от чего в выигрыше снова потребитель, ведь уменьшилась себестоимость вырабатываемой электроэнергии. Выигрыш? Безусловно. Либо холостой сброс воды, либо дополнительные заработки, которые можно пустить в дело — вот, собственно, и весь выбор. Россия, Интер РАО и РусГидро выбрали вариант №2.

В качестве лирического отступления не можем не рассказать об одном занимательном моменте. В феврале 2012 года межсистемное соглашение с Северо-Восточной электросетевой компанией КНР от лица России подписали сразу две компании — ФСК ЕЭС и СО ЕЭС (Федеральная Сетевая Компания и Системный Оператор ЕЭС соответственно). Право поставить подпись на документе было доверено первому заместителю Председателя Правления СО господину Николаю Григорьевичу Шульгинову, который в сентябре 2015 возглавил компанию РусГидро. Если бы не Николай Шульгинов и не СО ЕЭС, не было бы в распоряжении Николая Шульгинова дополнительных возможностей для проведения комплексной программы модернизации РусГидро или «Хочешь сделать хорошо — сделай сам».

После целого ряда двусторонних переговоров окончательная цифра того, что Китай хотел бы получать из России — 60 млрд кВт*часов электроэнергии ежегодно. Громадная цифра, но добираться до нее, судя по всему, предстоит еще немалое время. Почему немалое? Давайте и это рассмотрим подробнее в следующей статье.

Вторую часть можно прочитать здесь:

Фото: ridus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN