Аналитический онлайн-журнал

Рождение, рост и перспективы холдинга РусГидро

Рождение, рост и перспективы холдинга РусГидро

Гидроэнергетическое хозяйство России после реформы РАО ЕЭС.
SHARE

Как и было намечено, аналитический журнал «Геоэнергетика.ru» начинает цикл рассказов о том, как развивалась история созданных в 2008 году оптовых генерирующих компаний – ОГК. И, как и в случае с энергетикой атомной, перед нами снова встает уже знакомая по рассказам об атомной энергетике проблема.

С момента, когда производство электроэнергии стало промышленным, мы с вами, ее потребители, настолько привыкли к получаемым «электрическим» удобствам, комфорту, что перестали задумываться, каким же образом нам обеспечивают привычный уровень жизни. Глядя на пейзажи за окнами домов, квартир, автомобилей, мы перестали обращать внимание на какие-то там столбы с проводами, ворчим на тех, кто перегораживает нам проезжую часть какими-то непонятными канавами с кабелями. Среднестатистический городской житель с легкостью способен объяснить, чем «Айфон-7» отличается от «Айфона-6», но при этом осевую гидротурбину от радиальной отличить не может, путает газовую электростанцию с газотурбинной, а деривационную ГЭС с ГЭС высоконапорной. Порой дело доходит до полнейшего абсурда, в который и верится-то с трудом! Вот недавно в беседе с молодыми ребятами, 90-х годов рождения, мы узнали, что они не способны отличить контрфорсную плотину от арочной. Честно-честно, бывают и вот такие удивительные, кажущиеся неправдоподобными истории!

Если же без шуток, то рассказы об истории развития ОГК в нашем исполнении не будут короткими сразу по двум причинам. Развитие это было бурным, а порой и извилистым, с такими сюжетами, которым авторы приключенческих романов позавидуют – это причина главная и очевидная. И второй момент – уж кто-кто, а россияне, образ жизни которых на ¾ зависит от умения использовать энергетические ресурсы себе во благо, просто не имеем права не понимать про энергетику больше, чем жители теплых краев. «Россия танцует от печки», потому про устройство «печки» надо знать как можно больше. И не только для того, чтобы починить ее в случае чего, но и для того чтобы не переставать придумывать способы эту «печку» усовершенствовать.

«Печки», дающие нам свет и тепло, бывают разными. Угольными и газовыми, атомными и солнечными, гидроэнергетическими и ветровыми, приливными и геотермальными. Это целый мир, мир разнообразный, интересный, в котором воплощены труд и ум многих и многих людей. Потому в наших рассказах о схватках олигархов и государства, банкиров и корпораций всегда будет место для экскурсий в энергетические технологии. Только в таком случае рассказы эти будут полными, только тогда можно до конца понять некоторые важные моменты истории наших ОГК. Вот как, к примеру, объяснить, почему концерн РусГидро так упорно боролся за контроль над Майнской ГЭС, если не объяснить, что такое контррегулирующая плотина? И даже про то, что кажется никак не связанным напрямую с энергетикой – тоже придется рассказывать. Иначе ведь не понять, к примеру, зачем Олег Дерипаска пошел на «длинные» инвестиции в сооружение Богучанской ГЭС, а государство Российское еще и помогало ему найти кредиты для этого проекта.

В общем, мы постараемся приложить максимум усилий, чтобы представить вашему вниманию рассказы именно геоэнергетические, показать всю картину целиком, от конкретных технологий различных видов энергогенерации до проблем формирования государственного бюджета и борьбы с безработицей включительно.

«РусГидро». Первое знакомство

Когда мы вспоминаем о существовании “незаметного слоника” нашей электроэнергетики по имени РусГидро, припомнить удается только самую общую информацию.

“Кажись, в этом холдинге все наши ГЭС и все, что связано с Дальним Востоком.
И, вроде бы, холдинг этот государственный”

Действительно, в соответствии с законом, государство сохраняет контрольный пакет РусГидро. Нет, в РусГидро не входят все российские ГЭС. Да, “РАО ЕЭС Востока” с 2011 входит в состав РусГидро, хотя все электростанции этого холдинга — тепловые, работающие на газе, на угле, на дизельном топливе. “РусГидро строит угольные электростанции” – мы уже привыкли к подобного рода новостным сообщениям, хотя непривычному уху такое словосочетание кажется немного диковатым. А еще РусГидро – это электростанции солнечные и ветровые, гидроаккумулирующие, геотермальные и единственная в нашей стране электростанция приливная. Извечный спор про “эффективного частного собственника и неповоротливого собственника государственного” в том, что касается российской энергетики – это не спор, это откровенная дезинформация. Нет у нас ни одной частной компании, умудряющейся эксплуатировать, строить, проектировать, модернизировать электростанции всех перечисленных типов. Эффективность частного бизнеса в случае энергетики – эксплуатировать только хорошо проверенные временем варианты тепловой генерации. Новое – слишком рискованно, может пострадать прибыль, которая для любого уважающего себя частного предпринимателя и является конечной целью и мерилом успеха. А рискует осваивать новые технологии – государственный концерн. Это и есть отличие либеральной теории от суровой прозы жизни. В учебнике можно написать что угодно, но реальная жизнь все расставляет по своим местам. Поскольку «Геоэнергетика.ru» считает себя изданием консервативным, спорить с поклонниками либеральных идей приходится достаточно часто, но спорить, оперируя только эмоциями, мы не хотим и не будем. Да и сами споры мы не любим, потому в статьях будет собрано много фактов, которые, как известно – штуки упрямые.

О скромности корпоративного сайта

Откуда можно почерпнуть подробности того, как выглядит РусГидро в наше время? Самое простое – заглянуть на корпоративный сайт и внимательно изучить раздел “структура”. Этот источник сообщает, что РусГидро контролирует 65 гидроэлектростанций на территории России, еще одна находится в доверительном управлении. Общая установленная мощность этого беспокойного и непростого хозяйства – 29’294,72 МВт. Еще 75 МВт – это геотермальные станции, еще сколько-то приходится на неотраженные сайтом корпорации электростанции солнечные и ветровые. По каким причинам сайт о них молчит? Предлагаем считать, что из скромности, но берем на себя обязательство добраться до этой темы и показать, что, как ни удивительно, электростанции на ВИЭ в исполнении государственного концерна весьма рентабельны. Расскажем и покажем, и заодно объясним, по каким причинам в августе каждого года международные конференции по вопросам развития ВИЭ проходят в городе Якутске. Не в Сочи, не где-то еще на юге, а именно в царстве снегов и полярной ночи. Ну, а о скромности сайта РусГидро мы будем вспоминать еще не единожды. Вот, в качестве лирического отступления, «миниатюра в исполнении сайта РусГидро:

«В аэропорту Магадана совершил посадку самолет с рабочим колесом гидротурбины, изготовленным «Силовыми машинами» для третьего гидроагрегата Усть-Среднеканской ГЭС, строительство которой ведет РусГидро. Диаметр рабочего колеса – 5,95 метров, вес – 85,4 тонны. … В Магадане колесо перегрузили на автотранспорт и отправили на Усть-Среднеканскую ГЭС, куда оно прибудет до конца июня текущего года.»

Все, рассказ закончен! А теперь медленно вчитайтесь еще раз: шесть метров диаметр колеса, весящего восемьдесят пять тонн. Автотранспорт. Колыма – Усть-Среднеканск. Будет доставлено. А вот вам – фотографии того участка трассы «Колыма», по которой везли этот груз:

Фото: golovko.livejournal.com

И вот так – 420 км. Без асфальта. 85 тонн. Написали «будет доставлено» – и доставили. И с описанием уложились в две строчки. В Голливуде о двух неделях такой вот перевозки сняли бы 3-4 леденящих душу фильмов-ужасов, 2-3 фантастических про помощь инопланетян и финал сериала «Рэмбо». Смерть на том, что в Магадане называют словом «трасса». Редакция журнала «Геоэнергетика.ru» требует вручить приз «За скромность» сайту РусГидро! Мы понимаем, что концерн выбрал политику сайта, описываемую двумя словами «Не хвастаться понапрасну», но вы сами видите, что порой за сухими строчками прячутся просто удивительные истории невероятно интересного и сложного труда. И, конечно, мы постараемся рассказать о некоторых проектах РусГидро не так скупо, как делает это сама компания.

Гидроэнергетика России и мира

РусГидро – третья по объему установленной мощности в списке крупнейших гидрогенерирующих энергетических компаний, и это место она занимает с момента своего создания. На первом красуется бразильская Eletrobras, мощность ГЭС которой добралась до цифры в 43’000 МВт. С таким показателем Элетробрас является крупнейшей энергокомпанией не только самой Бразилии, но и всей Латинской Америки. Контролируется, разумеется, государством – либеральные теории, повторимся, хороши для учебников, в реальной жизни все иначе. Второе место – за канадской Hydro-Quebec с ее 36’800 МВт. Собственник и в этом случае не частник, а провинция Квебек. Компания пережила множество попыток приватизации, но все они были неудачны – население провинции неизменно выступает против. И лозунг противников приватизации всякий раз остается один и тот же:

“Не отдадим национальное достояние в частные руки!”

Нет, вообще канадцы, конечно, “за” либеральную экономику и прочие свободы рынка, частную свободу предпринимательства – но вот ГЭС, плотины и водохранилища из списка либеральных ценностей они для себя просто вычеркнули. Следом за РусГидро, на четвертом месте – китайская государственная China Yangtze Power с ее 23’415 МВт. Место №5 – за американцами из USCE, 20’714 МВт. Аббревиатура у этой государственной компании переводится как “Американский корпус военных инженеров”. Шестое место у венесуэльской Edelca, 15’667 МВт, эта компания принадлежит государству на все 100%. Далее в рейтинге следует еще одна американская компания – министерство мелиорации, а следом – государственная норвежская Statkraft, потом идет собственность канадской провинции Британская Колумбия BC Hydro. Нам кажется, что всего перечисленного вполне достаточно, чтобы эти факты закрепили в вашем сознании как непреложную истину:

там, где начинается электроэнергетика,
сказки об эффективности частного собственника заканчиваются.

Не только в России, которая, как частенько любят повторять либеральные СМИ, “не изжила социалистическое прошлое”, но и во всех прочих царствах-государствах третьей по счету от Солнца планеты. Экскурс получился довольно пространным, но нам заранее хотелось пресечь любые разговоры о том, что государственная собственность на нашу РусГидро является “ошибкой”.

Причины, по которым ГЭС всегда и везде остаются вне частного бизнеса, совершенно логичны и легко объяснимы. Наша скромно-незаметная компания РусГидро, помимо мегаватт, это еще и 27% промышленного, 28% хозяйственно-питьевого водоснабжения страны, 25% нашего орошения и обводнения и до 85% грузового оборота речного флота России. Какие уж тут частные руки, речь явно идет об объектах стратегического значения! Даже наш замечательный специалист по приватизации, Анатолий Чубайс, не рискнул замахиваться на плотины, турбины и водохранилища ГЭС – согласитесь, это весомый аргумент. Кроме того, каждая ГЭС сохраняет наши с вами легкие и экологию планеты – ведь в них ничего не горит и не коптит, никакого СО2 нет и в помине. ГЭС не требуют усложнения транспортных цепочек, к ним не бегут вагоны, не плывут пароходы, не вьются трубы – только провода ЛЭП. Выручают плотины нас и при разливах и наводнениях, становятся бесценным резервуаром в случае засухи. А еще, как ни удивительно на первый взгляд, у ГЭС есть черты, роднящие их с АЭС. Это не только полное отсутствие парникового эффекта, но еще и продолжительность строительного цикла. Тепловые электростанции, как угольные, так и газовые, строятся быстро – ведь это, пусть и огромного размера, но только комплексы промышленных зданий.

Миатлинская ГЭС, Фото: rushydro.ru

А ГЭС – это огромные, сложные по своей структуре плотины, водоемы иногда настолько большие, что меняют климат вблизи мест своего расположения. Цикл строительства порой составляет 5-6 лет, то есть занимает такой же срок, как и возведение новой АЭС. Вот и представьте себе частника, который возьмется просчитать, потребуется ли в том или ином регионе гидрогенерация через 5-6 лет, который возьмется на такой срок рискнуть вложить свободные средства. Тут и у государства порой не получается, особенно после того, как развитие промышленности и сельского хозяйства перестало быть плановым, а о строительстве новых городов мы можем теперь только книги читать. Но об этом мы еще успеем порассуждать, а пока просто зафиксируем как факт.

Вышеперечисленные факторы заставляют все государства без исключения удерживать в своей собственности крупные ГЭС, исключениями, да и то только в последнее время, стали объекты «малой гидроэнергетики». Небольшие ГЭС, не имеющие критического значения для региона, аварии на которых не станут глобальными катастрофами – вот в этот сектор последние лет 20 частникам разрешили войти. Но и в этом случае это не место для «дикого капитализма», поскольку параметры и режим работы малых ГЭС всегда самым тщательным образом согласовываются с диспетчерскими управлениями, сетевым комплексом – а это, как показывает мировая практика, повсеместно остается вотчиной государственного сектора. Частная инициатива допускается, но только в том случае, если эти «инициативники» соглашаются на весьма жесткий регламент.

Саяно-Шушенская ГЭС, Фото: культура24.рф

Совокупная мощность наших ГЭС – цифра весьма внушительная, даже наши АЭС, хоть и незначительно, но уступают комплексу плотин РусГидро. Самая большая наша ГЭС – Саяно-Шушенская, мощность которой составляет 6’400 МВт. Если пересчитывать в попугаях в самых мощных наших атомных реакторах ВВЭР-1200 – это комплекс сразу из пяти реакторов и приличная угольная или газовая электростанция «сбоку». А вот электроэнергии за год ГЭС вырабатывают то больше, то меньше, чем сопоставимая с ней по установленной мощности АЭС. И дело не в том, что сотрудники АЭС на рабочих местах трудятся в белоснежных халатах, а механики ГЭС в зимнее время порой используют те самые ватники. ГЭС очень сильно зависит от погоды, от количества осадков, которые принимает в себя «их» река, от того, были ли точными прогнозы метеорологов. «Лето будет засушливым, не сбрасывайте по весне воду в холостую» или «Сливайте больше обычного, летом зальет по полной программе». А метеорологи и их прогнозы – ну, тут вы сами все знаете.

«Запомни, сын – говаривал метеоролог подрастающему ребенку, – мы никогда не ошибаемся с прогнозами. Ни-ког-да! Разве что только с датами…»

У ГЭС России есть еще одна удивительная особенность. Их… мало! Причем очень мало. Вот посмотрите на небольшую табличку и оцените место России в этом рейтинге.

Таблица 1, Освоение гидропотенциала государства в процентах:

Несмотря на все ударные коммунистические стройки 50-60-х годов минувшего века, мы не освоили и пятой части той энергии, которую несут наши реки. Можно по-разному относиться к этому факту, но кричать о нашей «колоссальной отсталости» нет ни малейшего резона. Если у ГЭС есть плотина, то есть и водохранилище, а любое водохранилище – это затопленные земли, сельские угодья и леса, исчезнувшие населенные пункты. Разумно ли заниматься этим там, где велика плотность населения? Советская власть знала ответ на этот вопрос, а постсоветская нового ничего не придумала. В Европейской части РФ и на Урале на ТЭС приходится 72,81% выработки электроэнергии, на ГЭС – 5,76%, на АЭС – 21,43%. В Сибири структура выработки сформировалась следующим образом: ТЭС – 63,68%, ГЭС –36,32%. Чем мощнее реки и меньше плотность населения – тем больше доля ГЭС. Наша страна обладает теоретическим потенциалом гидроэнергетики в 2’295 млрд кВт*часов в год, но при этом экономически оправданы только 850 млрд кВт*часов. Как так и кто виноват, что все эти киловатт-часы не задействованы нам на пользу? Да мы с вами и виноваты прежде всего, не надо про власти и страсти-мордасти из мира политики рассуждать. Основная часть гидропотенциала сконцентрирована в Сибири и на Дальнем Востоке, но там нет пристойного количества потребителей, там у нас плотность населения по одному человеку на квадратный километр за счастье. Хотите, как и «Геоэнергетика», чтобы строились ГЭС, большие и малые, радующие нас красотой плотин и новейшими достижениями энергетического машиностроения? Вносите свою лепту!

3-4 ребенка в каждой семье –
вот магистральный путь развития гидроэнергетики России!

Или помогаем нашим властям стать смелее и решительнее, заставляя их генерировать проекты развития, которые не на словах, а на деле станут нашими национальными проектами, что позволит подключить к делу еще один огромный резерв. Напомним, если кто-то вдруг забыл, что русский народ после 1991 года стал крупнейшим разделенным народом мира. Вне России, по разным оценкам, проживает от 20 до 30 миллионов наших соотечественников. Дайте им перспективу интересных, важных дел, спланируйте их обязательное участие в серьезных проектах, заставьте новостные агентства и сотрудников консульств рассказывать о них во всех странах нашего присутствия – и мы обязательно увидим новые и новые плотины ГЭС.

Чтобы понять, как выглядит наша гидроэнергетика в сравнении с тем, что мы видим в других странах – вот еще одна небольшая табличка.

Таблица 2, Доля электроэнергии, вырабатываемой на ГЭС, в общем балансе:

Удивлены большим показателем Таджикистана? Причины не только в чуде советской инженерной мысли – Нурекской ГЭС, но и в особенностях политических событий в странах региона. Вот только-только, в мае этого года, страны Центральной Азии, очнувшись от летаргии, всерьез подошли к вопросу восстановления Объединенной Энергетической Системы Средней Азии, создание которой было закончено в том самом 1991 году. В 2003 году из ОЭС ЦА («Средняя Азия» теперь не в тренде, теперь это Центральная Азия) вышел Туркменистан, в 2009 – еще и Узбекистан. И с того момента Таджикистан был просто изолирован, потому все, что вырабатывали ГЭС республики, ей и доставалось.

«Гиганты» мира гидроэнергетики

Впрочем, это тема совершенно отдельного разговора, а пока давайте, раз уж речь зашла об отдельных ГЭС, посмотрим на «рекордсменов» этого мира. Не секрет, что мы привыкли читать, что «советский слон – самый большой слон в мире», но в этом случае достижения России отнюдь не на первых местах. Пока наши Саяно-Шушенская и Красноярская еще входят в «десятку», но уже запроектированы и строятся новые гиганты в Китае, Мьянме, Бразилии.

Таблица 3, Самые большие ГЭС мира по установленной мощности:

ГЭС не строятся ради рекордов, они всегда становятся неким компромиссом между потребностями региона в электроэнергии и возможностями, которые предоставила природа. Приходится учитывать и другие факторы – к примеру, далеко не всегда мощь реки является большим благом, зачастую плотины и водохранилища ГЭС являются «предохранителями» от наводнений территорий, расположенных ниже по течению. Недавний пример у всех еще в памяти: если бы не наши амурские ГЭС, наводнение лета 2013 года могло бы стать куда как более масштабным и трагичным.

Поэтому проект и строительство каждой плотины, обустройство каждого водохранилища всегда результат кропотливого труда инженеров и конструкторов, геологов и экологов, энергетиков и даже климатологов – ведь испарение воды с площади водохранилища действительно способно менять многолетний режим осадков.

ГЭС Три Ущелья (Китай), Фото: hdwall.us

ГЭС Итайпу (Бразилия), Фото: kleinburd.ru

В общем, строительство плотин ГЭС – это настоящее искусство, и «Геоэнергетика» расскажет о некоторых его тайнах. Плотины гравитационные и контрфорсные, арочные, глухие и водосливные, бетонные и грунтовые, низконапорные и высоконапорные, сооружения при них для лесосплава и судоходства, для рыбозащиты и для транспорта, ГЭС с русловыми зданиями и ГЭС со зданиями подземными, деривационные ГЭС с водоводами напорными и безнапорными – это целый мир, про который мы, потребители электроэнергии, изволим знать так мало.

Рождение и становление ГидроОГК

Ну, а пока вернемся к делам «организационным», касающимся РусГидро. Гидроконцерн начал свою историю в 2004 году как 100%-ная «дочка» «РАО ЕЭС России», и, как уже говорилось, компания изначально была задумана, как принадлежащая государству, им контролируемая, им развиваемая, им же и эксплуатируемая. Основанием для создания РусГидро, как и всех остальных ОГК стало распоряжение правительства РФ № 1254-р от 1 сентября 2003 года. К этому документу нам предстоит обращаться и при знакомстве с историей всех остальных ОГК, поэтому ссылка на него будет весьма полезна.

Если вы открыли распоряжение, то увидели и некие исключенные строки. Это своеобразное «эхо» баталий вокруг путей реформирования РАО ЕЭС России, первоначально ГидроОГК (так именовалось РусГидро до 2011 года) должно было быть не единственной, а одной из целого квартета. Но осенью 2004 года баталии прекратились победой сторонников сосредоточения гидроэнергетики в одной компании. Решение совершенно оправданное, поскольку не дало реализоваться старому и недоброму принципу «У семи нянек дитя без глаза».

В списке – 49 ГЭС, которые в 2004 году были самостоятельными акционерными обществами, государственный пакет акций в которых был далеко не одинаков. Разумеется, это вызвало определенные трудности при передаче их имущества в состав РусГидро, отняв массу времени и сил. Но и сам этот список, скажем прямо, не без лукавинки. Кроме тех недостроенных ГЭС, о которых сказано «вслух», еще про несколько недостроев стеснительно промолчали. Не были введены в эксплуатацию Богучанская, Кашхатау (в списке она со старым названием «Советская»), Учкуланская и Эшкалонская ГЭС. Ничего подобного по отношению ко всем остальным ОГК, которые по условиям реформы подлежали дальнейшей приватизации, наше правительство и руководство РАО ЕЭС России себе не позволяло, тепловые станции были в рабочем состоянии. А вот на государственную компанию дополнительную нагрузку «повесили» изначально.

Богучанская ГЭС, Фото: rushydro.ru

ГидроОГК одновременно занималась и всеми организационными вопросами, и строительством. И справилась, как мы знаем, вполне успешно, к 2014 все стройки стали работающими электростанциями, включая и самый знаменитый советский недострой – Богучанскую ГЭС. Соблюдая объективность, мы должны благодарить за это не только первого руководителя ГидроОГК Вячеслава Синюгина, но и Анатолия Чубайса. Это Анатолий Борисович «добывал» бюджетное финансирование, это его стараниями был прекращен вал неплатежей и навсегда ушел из энергетики бартер. Организационные способности человека, до должности руководителя РАО ЕЭС России занимавшегося исключительно кабинетной работой, вызывают удивление и уважение. Эту бы энергию да в мирное русло…

Но темп работы, заданный в первые годы существования ГидроОГК, сохраняется и в наше время. Давайте просто сравним установленную мощность ГЭС на момент создания компании и на 2017 год. В 2004 совокупная мощность ГЭС составляла 22,3 ГВт, в 2017 году – 29,5 ГВт. В «плюсе» более 7 гигаватт, это мощность шести новейших атомных реакторов ВВЭР-1200 за 13 лет работы, парочку из которых можно смело вычеркнуть на организационные вопросы – это очень серьезный показатель. А того, что принято называть «организационными вопросами», было очень много. Были проблемы с переходом на единую акцию, борьба с нежеланием местных органов власти отдавать под управление гидрокомплексы, которые они уже считали своей полной собственностью. Были взлеты и падения при составлении инвестиционных планов, объемы которых менялись порой в несколько раз, были структурные изменения. Была страшная авария на Саяно-Шушенской ГЭС и катастрофическое наводнение лета 2013 года, аварии на строившихся плотинах, сейчас вот на ходу приходится решать проблемы с импортозамещением. Случилось внезапное присоединение совсем уж непрофильных тепловых электростанций Дальнего Востока, когда правительство решило взять под свой контроль над энергетикой региона, развитие которого было объявлено президентом России «национальным проектом XXI века». Вот только решение это оказалось половинчатым – и это становится новым вызовом для РусГидро. Одним словом, рассказ о концерне, в котором трудятся более 80 тысяч человек, обеспечивающих наши комфорт и удобства, коротким быть не может, мы обязательно будем продолжать эту тему.

Фото: blog.rushydro.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN