Аналитический онлайн-журнал

Газотранспортная система Украины и Европа после 2019 года
, / 5627

Газотранспортная система Украины и Европа после 2019 года

Геоэнергетический анализ
SHARE

Эта статья будет началом небольшого цикла –  анализа событий вокруг Украины или с ней связанных, с точки зрения геоэнергетики: политика как следствие бесконечной Энергетической войны. Начнем с самого понятного, не требующего углубленных знаний в технологиях – с газовых магистральных трубопроводов.

Газпром и Кремль не единожды и весьма четко заявляли и заявляют о том, что договор о транзите российского газа через территорию Украины, действующий до конца 2019-го года, продлен не будет. Давайте сделаем попытку проанализировать, что это значит: каковы истинные причины, что будет значить этот отказ для России вообще и для Газпрома в частности. При этом, традиционно для нашего сайта, политических вопросов будет минимальное количество.

Общие данные

По результатам 2015 года экспорт российского газа в Западную Европу составил 103,04  млрд кубометров, в Турцию – 27,01 млрд кубометров, в страны Центральной и Восточной Европы – 25,51 млрд кубометров. При этом транзит газа через газо-транспортную систему Украины (далее – ГТСУ) в 2015 и 2016 годах, по оценкам специалистов, остается на уровне 67,1 млрд кубометров. Калькулятор подсказывает: без транзитных возможностей ГТСУ экспорт российского газа в Европу и в Турцию может упасть на 43%. Турция выделена отдельно – политически и географически эта страна, скажем так, «не совсем Европа». Потенциальные потери весьма высоки, поэтому нужно хорошо понимать, какими способами Россия может избежать столь резкого сокращения доходной части бюджета.

original

Фото: http://mtdata.ru/

Что является причиной жесткого отказа России продлевать транзитный контракт с Украиной, если не касаться сложных политических взаимоотношений с новым киевским руководством?

Летом 2012 года немецкая компания Ferrstaal оценивала глубокую модернизацию ГТСУ, включая подземные газовые хранилища, в 5,3 млрд долларов. Срок эксплуатации 85% оборудования  ГТСУ на тот момент составлял 20 лет и более. Правительство Азарова вело переговоры о выделении кредита с МВФ, ЕБРР, велись переговоры о создании консорциума в составе Украина – ЕС – Россия, но до февраля 2014 года этот вопрос так и не был решен. За прошедшие 4 года амортизация ГТС Украины стала еще выше, сроки, в которые необходимо проводить модернизацию, значительно сократились – следовательно, увеличился и объем необходимых инвестиций. Таким образом, даже при полной смене нынешней политической системы Украины на 100%-но пророссийскую,  с чисто технической точки зрения продолжение транзита российского газа в Европу через ГТСУ крайне рискованно. Поэтому активные попытки России реализовать проекты «Турецкий поток» и «Северный поток-2» совершенно обоснованы не только и не столько политическими соображениями, сколько проблемами сугубо техническими и финансовыми.

mainslider_300_opal_02

Прокладка газопровода, Фото: opal-gastransport.de

Мало того: недавнее разрешение увеличить загрузку газопровода OPAL (а это наземное продолжение Северного Потока)  до 90% его мощности, данное Еврокомиссией летом этого года, наглядно показывает, что и ЕС, сохраняя антироссийскую риторику, понимает отсутствие перспективы сохранения ГТСУ в качестве системы обеспечения поставок российского газа в Европу. Полное отсутствие интереса к модернизации ГТСУ со стороны европейских государств также связано отнюдь не с какими-то «политическими маневрами». В 2005 году Deutche Bank предоставил Украине целевой кредит на модернизацию ГТСУ в размере 500 миллионов евро с возможной пролонгацией до 1 миллиарда. Но эта сумма исчезла в неизвестном направлении с такой скоростью, что Германия свернула этот проект, и больше к нему возвращаться не намерена.

Подводя итоги: ГТСУ как средство обеспечения транзита российского газа в Европу не интересна ни России, ни Европе. Слова Алексея Миллера о том, что ГТСУ ждет судьба музейного экспоната – не шутка, не полемическое передергивание, а просто констатация факта.

Чтобы понять, будет ли отключение транзита через ГТСУ ударом по Газпрому и бюджету РФ, снова вернемся к цифрам, но теперь учтем мощности планируемых новых газопроводов.  Объемы транзита российского газа через ГТС Украины в 2015 и в 2016 – 67,1 млрд кубометров. Общая мощность «Северного потока» составляет 55 млрд кубометров в год, в 2015 он был задействован на 66% – следовательно, решение Еврокомиссии (ЕК) об увеличении поставок увеличило экспорт газа из России по этому маршруту на 18 млрд кубометров. Планируемая мощность «Северного потока-2» – 55 млрд кубометров. Следовательно,  реализация только этого проекта в совокупности с летним решением ЕК по OPAL практически полностью замещают России транзит газа через ГТС Украины.

260746

Газопроводы “Северный поток” и “Северный поток – 2”, Фото: 112.ua

Реализация проекта «Турецкий поток», таким образом, позволит России обеспечить продажи дополнительных объемов газа на европейском рынке. Это очень важный момент, поскольку, по оценкам западных экспертов, к 2025 году потребности Европы в импорте природного газа увеличатся на 25%, что в абсолютных величинах составит от 70 до 80 млрд кубометров в год. Евросоюз с его Третьим энергопакетом и антироссийской риторикой будет продолжать попытки диверсификации поставок, Россия будет пытаться удержать и увеличить свой сегмент рынка сбыта в Европе, одновременно развивая все газовые проекты с Китаем и строя заводы по сжижению газа. Если Европа борется за диверсификацию поставок, Россия просто вынуждена отвечать зеркально – стараться диверсифицировать свой сбыт. Приятно видеть, что диверсификация идет не только при помощи труб – в последнее время поступает все больше информации о том, что в России открываются новые и новые  нефте- и газохимические производства, увеличивается экспорт не только сырья, но и продуктов его глубокой переработки. Впрочем, это интересная, но совершенно другая тема. А пока давайте детальнее рассмотрим, каким образом связаны страны Европы с ГТСУ.

950_254_big

Газопроводы “Турецкий поток” и “Голубой поток”, Фото: gazpromexport.ru

В городе Ужгороде сходятся сразу четыре магистральных газопровода: Оренбург – Ужгород (мощность – 26 млрд кубометров в год), Уренгой – Ужгород (мощность – 28 млрд кубометров в год), Ямбург – Ужгород (мощность – 26 млрд кубометров в год), Долина – Ужгород (мощность – 17 млрд кубометров в год). И все эти газопроводы используются в настоящее время для поставок газа в 8 стран: в Германию, в Словакию, в Чехию, в Австрию, во Францию, в Швейцарию, в Словению, в Италию.

Две нитки газопровода Комарно – Дроздовичи мощностью 5 млрд кубов в год – «чисто польские». Еще 2 нитки убегают все из того же Ужгорода по магистральному газопроводу Ужгород – Берегово, 13 млрд кубометров его мощности предназначены для обеспечения газом Венгрии, Сербии, Боснии и Герцоговины. 2 млрд кубометров газопровода Хуст – Стау-Маре – это Румыния. Еще 26 млрд кубометров газа в год проходят по трем ниткам газопровода Ананьев – Тирасполь – Измаил, Шебелинка – Измаил и уходят в Румынию, Болгарию, Грецию, Турцию и в Македонию.

002_rampage_story002

Газотранспортная система в Европу через Украину и Белоруссию, Фото: albertaoilmagazine.com

Итак, на день сегодняшний от транзита через ГТСУ в зависимости находятся все перечисленные 18 стран. В зеркальной зависимости находится и Газпром: прекращая транзит через ГТСУ он рискует «вылететь» с рынка всех 18 европейских стран – полностью или частично. Частично – поскольку часть газа для Польши и Германии поступает через Белоруссию по магистралям Торжок – Кондратки – Франкфурт-на-Одере (мощность – 33 млрд кубов в год) и Кобрин – Брест (5 млрд кубометров в год исключительно для Польши), Турция получает 16 млрд кубометров российского газа по Голубому потоку. Никоим образом проблемы транзита через ГТСУ не касаются Нидерландов и Великобритании – туда он идет с Ямала через Торжок, Финляндия получает газ по «собственной» трубе из Санкт-Петербурга.

Теперь картина маслом куда более очевидна: «выключая» ГТСУ, Газпром обязан продумать, каким образом продолжить поставки в 18 стран. Давайте еще раз их перечислим и коротко посмотрим, каковы перспективы поставок газа из России после отключения ГТСУ. Нет смысла упоминать Турцию и Германию – тут все очевидно. Остаются 1) Австрия; 2) Италия; 3) Словения; 4) Хорватия, 5) Франция; 6) Венгрия; 7) Словакия; 8) Чехия; 9) Сербия; 10) Босния и Герцеговина; 11) Румыния; 12) Болгария; 13) Греция; 14) Польша, 15) Македония; 16) Швейцария.

Австрия

Говорим «Австрия и газ» – подразумеваем акционерное общество ОМФ АГ (далее – ОМФ), поскольку именно это предприятие было первой европейской фирмой, подписавшей с СССР первый долгосрочный контракт на поставку газа в далеком 1968 году. И ОМФ аккуратно соблюдает традиции сотрудничества: в сентябре 2015 оно стало одним из акционеров Северного Потока-2. Причина, кроме традиционного дружелюбия – разумеется, деньги. Сама Австрия нашего газа импортирует не так уж и много: в 2015 это было 4,4 млрд кубов. Зато транзитом через Австрию проходит не много ни мало, а 30 млрд кубов. Следовательно, если Австрия подключается к СП-2, то из вышеприведенного списка можно спокойно исключать сразу несколько стран.

gas_pipeline

Газотранспортная система Европы, Фото: innovaes.com

Трансавстрийский газопровод обеспечит газом Италию, Юго-Восточный газопровод – Словению и Хорватию,  ВАГ (газопровод Австрия – Германия) – Францию, ХАГ (газопровод Австрия – Венгрия) – Венгрию. Из 16 стран «вычеркиваем» сразу 6. Почему такая уверенность, что австрийцы не передумают? Да потому, что есть на их территории подземное газовое хранилище «Хайдах». После того, как эксплуатирующие его компании в 2015 году договорились об увеличении его емкости на 150 млн кубометров, «Хайдах» будет иметь объем 2.98 млрд кубов с мощностью «на выдачу» 1,55 млн кубометров/сутки. Не простаивать же таким замечтаельным мощностям-то!.. Ну, и из ехидства приведем список компаний, которые это богатство эксплуатируют. Это австрийская компания РАГ, ООО «ГЭ» и немецкая фирма «ВИНГАЗ». «ВИНГАЗ» – компания именно немецкая, вот только все 100% акций принадлежат … Газпрому. В игре еще австрийская компания, забирающая газ из «Хайдаха» и поставляющая его конечным потребителям по внутренней газотранспортной системе Австрии – «ГазпромАвстрия» называется.

В общем, с Австрией у Газпрома все в полном порядке, а наш список сократился до 10 позиций. 1) Словакия; 2) Чехия; 3) Швейцария; 4) Греция; 5) Босния и Герцеговина; 6) Румыния; 7) Болгария; 8) Сербия; 9) Польша; 10) Македония.

Словакия

Со Словакией сложностей тоже нет: с 1 января 2013 объемы, ранее шедшие из Ужгорода, поставляются по Северному потоку. В Чехии летом этого года введено в эксплуатацию подземное газовое хранилище «Дамборжице» емкостью 456 млн кубометров – чтобы обеспечить бесперебойное снабжение по Северному Потоку и газопроводу OPAL.  В Швейцарию газ поступает через Францию, а французская «Энжи» в сентябре 2015 подписала ключевое соглашение по СП-2, так что и тут никаких вопросов. Греция тоже держит нос по ветру: 24 февраля 2016 государственная газовая корпорация Греции «ДЕПА», итальянская «Эдисон С.п.А» и Газпром подписали меморандум с длиннющим названием. Название – длинное, зато его одного вполне достаточно, чтобы понять, о чем речь, так что предлагаем потерпеть. «Меморандум о взаимопонимании в отношении поставок природного газа из России по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и через Грецию в Италию». Греки ждут Турецкий поток, так что тут перспективы зависят только от того, как сложатся отношения с Эрдоганом.

Остаются 6 действительно проблемных стран: Румыния, Македония, Босния и Герцеговина, Болгария, Польша и Сербия. Присмотримся внимательнее. За 2015 год наши поставки газа в Румынию – 0,18 млрд кубометров; в Македонию – 0,062 млрд кубометров; в Боснию и Герцеговину – 0,2 млрд кубометров. Обидно, досадно, но не так, чтобы сильно заметно, не так ли? Трансбалканский магистральный газопровод в Румынию идет через территорию Украины и никаких вариантов сохранить его просто нет.

Болгария

Если говорим о поставках российского газа, то говорить цензурно о Болгарии не очень просто. Но постараемся и в этом случае обойтись без эмоций. Из 3,2 млрд кубометров газа, использованных Болгарией в 2015 году, поставки Газпрома составили 3,11 млрд кубов. После великолепного, стратегически невероятного для Болгарии выгодного отказа от Южного потока у этой страны просто замечательные перспективы – выкопать и сдать в металлолом магистральный газопровод, идущий через ГТСУ.  Если удастся реализовать планы по организации газового хаба на границе Турции и Греции как логическом завершении Турецкого потока, у болгар появляются призрачные, но варианты:

  1. Найти денег в болгарском бюджете, за свой счет протащить магистраль через Грецию к себе.
  2. Уговорить Грецию – страну, как известно, просто купающуюся в роскоши, построить магистраль в долг.
  3. Суметь заставить вспомнить Брюссель, что на карте Европы есть такой гигант, как Болгария, и выпросить денег из бюджета Евросоюза.
  4. Каким-то образом убедить Россию, что ей, Болгарии, можно поверить, да еще и в долг.

Последний четвертый вариант «Г» не такой красивый, как все три предыдущие «АБВ», но надежда действителльно имеется. Есть у Газпрома и такое дочернее предприятие, как «Овергаз Инк.», в сферу деятельности которого, среди прочего, входит строительство и эксплуатация газопроводов и газораспределительных сетей на территории Болгарии с правом поставок газа конечным потребителям. Вот только в том случае, если Газпром решит не оставлять без работы и без прибыли «Овергаз Инк.» – у болгар будет надежда получать газ и после 2019 года. С учетом итогов последних президентских выборов есть надежда, что и сами болгары устали от выкрутасов своих многочисленных правительств – будем надеяться, что они хоть немного образумились и понимают, в какой ситуации оказались после закрытия проекта Южный Поток.

Польша

Объем поставок российского газа за 2015 год – 8,9 млрд кубометров, из них около 80% пришло через ГТСУ. Маневры братьев-поляков, конечно, вызывают даже не раздражение, а откровенные улыбки. Летом этого года они решили, что могут организовать поставки газа по несуществующему трубопроводу из Норвегии – это реанимация проекта, который Польша уже озвучивала в 2001 году. При нынешних ценах на газ можно, конечно, ждать появления некоего безумного инвестора, который решит, что 30-40 лет можно и подождать, пока проект окупится. А еще можно покупать сжиженный газ у Катара – получается всего-то на 70% дороже, чем у Газпрома. А можно зафиксировать простой факт: если Германия перейдет на обеспечение себя газом по Северному Потоку 1 и 2, то освобождаются ВСЕ мощности нашего магистрального трубопровода Торжок – Кондратки – Франкфурт-на-Одере. А пропускная способность этого газопровода, напомним – 33 млрд кубометров в год. Хватит не только самой Польше, но и на организацию транзита – если, конечно, заниматься поиском потенциальных покупателей, а не по Катару народ веселить. Но, безусловно, дело вкуса, поляки имеют полное право поиграть в веселую украинскую игру «Мы не станем покупать газ у России», чтобы народ не скучал. Газ на границе Белоруссия – Польша будут спокойно выкупать Германия или Австрия, вот у них и можно будет приобретать газ, который после операции купля-продажа, вне всякого сомнения, перестанет быть «злодейски агрессинвым», превратясь в «благородно-европейский». В общем, по поводу польских затейников не переживает ни Газпром, ни президент России, в одном из летних своих интервью высказавшися по этому поводу:

«После 2022 года (момент окончания долгосрочного договора с Польшей) Газпром может предложить эти объемы любому другому партнеру в Европе. Это могут быть немецкие, австрийские, итальянские и французские компании».

Сербия

Наш главный, единственный верный союзник на Балканах, отказавшийся от участия в антироссийских санкциях, несмотря на тотальное давление Брюсселя и Вашингтона. Страна, уставшая от сложностей транзита через ГТСУ. Сербия потребляет в год 2,5 млрд кубометров газа – 500 млн кубов собственного и все 2 млрд остального – только российского.

«На небе – бог, а на земле – Россия»

Да, в марте 2013 глава Газпрома Миллер зафиксировал в договоре с «Сербиягазом» скидку в 13% по сравнению со средней. Но – 100% нашего газа идет в Сербию по Трансбалканскому газопроводу, куда он поступает через ГТСУ. И вот конкретно для Сербии конец 2019 года – это и есть тот срок, после которого энергетическое обеспечение Сербии должно осуществляться каким-то альтернативным путем.

До декабря 2014 года, когда прозвучал отказ России от реализации проекта Южный Поток по причине неадекватного поведения руководства Болгарии, Сербия была настроена весьма оптимистично, и имела на то все основания. По этому проекту газопровод, который должен был начаться в месте выхода магистрали на берег Болгарии, проходил по самой Болгарии, входил на территорию Сербии и уходил дальше по всем балканским странам, выполняя функции Транбалканской газовой магистрали.

serbia_gas_system_transbalcan

Трансбалканская газовая магистраль, Фото: nalin.ru

И все это счастье, на котором Сербия зарабатывала бы не менее 200 млн долларов в год, строить собирался Газпром, не привлекая денег самой Сербии. Отметим, что Россия и Газпром при этом отнюдь не собирались обижать самих себя: под разговоры о Южном Потоке ГазпромНефть получил контрольный пакет предприятия НиС – владельца единственного в стране НПЗ, заплатив за обе производственные площадки около 400 млн евро при рыночной цене не менее 1 млрд. Именно НиС должна была заняться строительством транзитной газовой инфраструктуры – вот причина столь низкой стоимости. Нет Южного Потока, нет уже и никаких разговоров о транзите газа, но НПЗ как был, так и остается собственностью российской компании. На это очень любят указывать всевозможные сторонники европейской интеграции Сербии: дескать, как можно иметь дело с Россией, которая «предательски» ведет себя по отношению к единственному союзнику на Балканах?! Вот только при этом со счетов сбрасываются «малозначительные» факты: ГазПромнефть инвестировала в развитие НиС более 700 млн евро, НиС стал крупнейшим налогоплательщиком Сербии (11% поступлений бюджета), НиС уверенно осваивает рынки Македонии, Хорватии, Словении. В 2011 году за счет российского кредита введено в строй подземное газовое хранилище «Банатский двор» с мощностью 450 млн кубометров с возможностью дальнейшего расширения, НПЗ перешел на производство топлива стандарта «Евро-5», и это далеко не полный список. Говорить о некоем «предательстве» можно только с огромными натяжками, апеллируя к эмоциям, не более того.

posol_serbii_v_strane_nadeyutsya_na_prodolzhenie_peregovorov_po_yuzhnomu_potoku111

Фото: http://novostimira.net/

Но эти эмоции понять как раз можно – предстоящее закрытие Трансбалканского газопровода при сворачивании проекта Южного потока действительно ставят Сербию в крайне невыгодное положение. Не удивительно, что в  2015 году руководство Сербии внезапно проявило достаточно выраженный интерес к европейскому проекту газопровода TANAP, по которому газ с месторождений Азербайджана и Туркмении должен поступать в Европу. Однако этому проекту достаточно много лет, чтобы всем было очевидно – он не реален. Причин множество: недостаточный объем газа на месторождениях, которые могут быть подключены к планируемой магистрали; система договоров стран Каспийского региона (на прокладку этого трубопровода по морскому дну необходимо согласие всех стран, в том числе Казахстана, России и Ирана); нерешенный вопрос возможного финансирования и так далее.

Посмотрим на проекты Северного Потока-2 и Турецкого Потока с точки зрения интересов Сербии. Назвать «Турецкий поток» надежным для Сербии на все 100% нельзя, поскольку и в этом случае есть факторы риска. В настоящее время подписано межправительственное соглашение между Россией и Турцией только о двух ветках «Турецкого потока», по которым будет поступать газ, необходимый самой Турции, проект создания газового хаба на границе с Грецией находится на стадии согласования. В том случае, если согласование будет успешным, для Сербии возникнет вопрос строительства газопровода через территорию Греции. Собственных финансовых ресурсов на такой трубопровод нет ни у Греции, ни у Сербии – следовательно, придется вести речь о кредитовании из внешних источников. При этом необходимо иметь в виду, что Греция входит в состав ЕС, на территории которого действует Третий энергетический проект, из-за которого прямое  участие в таком проекте Газпрома крайне затруднительно. Греция – это не Италия, которая способна справиться с диктовкой Брюсселем антироссийских требований. Мало того: у Сербии нет границы с Грецией, газопровод придется тянуть еще и через Болгарию, чья работа с Газпромом и Росатомом убедительно доказывает ее полную деловую несостоятельность. Одним словом, надежды имеются, но обоснования под ними – достаточно зыбкие.

Намного более обоснованным будут выглядеть попытки Сербии подключиться к проекту Северный Поток-2. Трубопровод ХАГ уже связывает Венгрию с Австрией, которая намерена на все 100% использовать мощности своего подземного газового хранилища «Хайдах». Не самые плохие отношения у венгров и с Россией – премьер-министра Виктора Орбана в самой Венгрии частенько называют «наш маленький Путин» и есть все основания полагать, что Орбан не упустит возможность заработать деньги пусть на небольшом, но стабильном транзите. Трубопровод ХАГ – собственность австрийских компаний, потому все требования пресловутого Третьего энергопакета будут соблюдены. Такой проект выгоден и Газпрому – только в этом случае все инвестиции в газовую промышленность Сербии будут окупаться сполна.

«Геоэнергетика» редко занимается построением прогнозов, но в данном случае мы рискнем сделать ставку на расширение сотрудничества в газовой сфере между Россией, Австрией, Венгрией и Сербией. В противном случае Газпрому для обеспечения своих интересов в Сербии придется зависеть от позиции Греции и Болгарии, которые слишком легко поддаются влиянию как Брюсселя, так и Вашингтона. Остается надеяться, что Газпрому удастся решить все эти проблемы, защитив не только свои интересы, но и интересы Сербии.

Фото: media.slovoidilo.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN