Аналитический онлайн-журнал

Аналитики RAND про нефть, газ и ядерный Армагеддон в Южно-Китайском море

Аналитики RAND про нефть, газ и ядерный Армагеддон в Южно-Китайском море

SHARE

О росте трений между Китаем и США серьезные люди говорят уже который год. Вообще-то оно не удивительно. Десять лет назад, в 2006-м, ВВП США составлял $13,2 трлн. и в пять раз превосходил показатель Китая. В 2013-м экономика Америки выросла в 1,25 раз, но Китай сумел ее догнать и уже шел, что называется, ноздря в ноздрю (16,6 и 16,4 трлн. долл. соответственно). А сегодня уровень КНР ($19,3 трлн) на 8% превосходит американский ($17,9 трлн).

Мало того, обе страны весьма тесно связаны взаимными торговыми отношениями, в которых отрицательное сальдо платежного баланса для США достигло 30% и продолжает увеличиваться. При этом, США считаются главным мировым геополитическим гегемоном, а Китай – просто развивающейся страной второго мира. Даже не региональным лидером, его роль американцы традиционно закрепили за Японией, экономика которой едва дотягивает до четверти китайского размера.

Несоответствие официального положения реальности очевидно. Китай стал уже слишком большим, чтобы довольствоваться тем местом, которое ему в мире согласны отводить США. К тому же, как лидер, Америка откровенно дряхлеет, ее лучшие дни позади, но она продолжает мнить из себя избалованную славой кинозвезду, каждый каприз которой обязан исполняться неукоснительно.

Аналитическое агентство RAND Corp., еще известное как теневое ЦРУ, опубликовало результаты исследования, в котором прямо указывает на неизбежность американо-китайского военного столкновения. Китай объективно имеет все основания претендовать на мировое лидерство, которое нынешний лидер, – США, – без боя не отдаст. Причем, упоминается, что война может вспыхнуть в ее самом плохом виде – случайно. И это, пожалуй, единственное, что RAND Corp. просчитали действительно верно. Так как все прочие их выкладки представляют собой смесь привычных штампов и старых шаблонов. Впрочем, начнем с главного – с причин.

121114_008

Остров Спрайтли, акватория Южно-Китайского моря, Фото: http://dergachev.ru/

Сложившееся положение сегодня напоминает классическое чеховское ружье, уже с самого первого акта демонстративно висящее на сцене. Считается, что им в реальности служат Парасельские острова и коралловые рифы архипелага Спрайтли в Южно-Китайском море. Пекин зачем-то начал насыпать там острова и строить на них свою военно-воздушную и военно-морскую базу, опираясь на которую Китай получит контроль над 80 – 90% акватории, через которую проходит мировой морской транспортный трафик на $5 трлн. в год. США выражают свою крайнюю озабоченность угрозе свободы международного судоходства, защиту которого они, как мировой лидер, считают своей безусловной обязанностью. Таким образом, RAND представляет картину как вынужденность американских мер для отражения угрозы миру в целом.

Энергетика – фундамент экономики

На самом деле это неправда. Китай действительно претендует на контроль над максимальной частью Южно-Китайского моря, но делает это вовсе не спонтанно. И уж точно не для прекращения транспортной логистики, от которой, кстати говоря, он сам больше всех и зависит. Бурно растущей китайской экономике необходимы энергоносители. Очень необходимы. Даже не так, очень сильно необходимы. По итогам 2015 года Китай являлся вторым, после США чистым импортером нефти (7,2 и 5,9 млн. барр. в сутки соответственно) и газа ($2,2 трлн. и $1,95 трлн.) в мире. Мало того, что доля импорта по ключевым позициям в энергобалансе страны колеблется от 25 до 40%, что уже само по себе ставит ребром вопрос энергетической безопасности, так за импорт еще и надо платить. Учитывая его масштабы – платить много. Внешнеторговое сальдо страны конечно пока остается положительным, т.е. платить есть чем, но на дворе глобальный экономический кризис из-за которого китайские продажи на ведущих экспортных рынках США и Европы снижаются. Так что получение собственных запасов углеводородов для Пекина является вопросом национальной безопасности.

Так уж полилось, что на ничейном пока шельфе в Южно-Китайском море найдено месторождение, по оценкам Минэнерго США, содержащее извлекаемых запасов на 5,4 млрд. барр. нефти и по меньшей мере 55,1 трлн. кубометров газа. По сравнению с этим $5 трлн. морского грузооборота через его акваторию – просто сдача в дешевом ресторане. Впрочем, месторождение было открыто далеко не вчера. Причем, геологоизыскательскими работами там занимались как раз американские компании. Но дальше исследований дело не пошло по причинам неопределенности юридического статуса государственных границ и, соответственно, очертаний 12-мильных исключительных экономических зон. Долгое время эти проблемы там никого особо не волновали, но как только выяснилось, что на шельфе лежат деньги, о своих правах, помимо Китая, тут же вспомнили Вьетнам, Бруней, Малайзия, Тайвань и Филиппины.

Сложился юридический тупик. Никто из спорящих сторон собственными техническими и финансовыми ресурсами для организации добычи на шельфе не располагал, а ведущие мировые ТНК в эти юридические дрязги лезть не считали нужным. Тем более, что нефть и газ на мировом рынке дефицитом не являлись. Особенно в свете сланцевой революции в США. В результате территориальный спор, хоть и не разрешился окончательно, тем не менее затих сам собой. В виду отсутствия реализуемого решения.

Морская платформа как костяшка домино

Все изменилось 9 мая 2012 года, когда Пекин официально презентовал свою первую глубоководную буровую платформу “Хайян Шию – 981”, с помощью которой у него появилась возможность организовать добычу в Южно-Китайском море самостоятельно. Кроме того, китайские юристы нашли, пусть спорный, однако юридически весьма реальный способ перечертить границы . Были обнародованы документы, позволяющие относить архипелаг Спрайтли к Китаю.  Кроме того, по международным нормам острова, имеющие постоянное население, являются неотъемлемой частью страны. Стало быть, акватория между ними и сущей считается безусловными внутренними территориальными водами, а отсчет трехмильной суверенной и двенадцатимильной исключительной экономической зоны начинаются не от континентальной суши, а от береговой черты острова. Все упиралось лишь в отсутствие самих островов, как таковых. Архипелаг Спрайтли состоит из цепочки коралловых рифов, во время штормов, полностью скрывавшихся под водой.

ukm2

Спорный район в ЮКМ, Фото: img.gazeta.ru

Китай решил эту проблему предельно просто. Пригнал туда несколько морских драг, с помощью которых начал острова буквально насыпать. К настоящему времени там не просто возник полноценный приличных размеров остров, на нем сооружена военно-воздушная база с длинной полосы почти в 2 тыс. метров, способной принимать тяжелую авиацию, радар контроля воздушной и морской обстановки, морская база с закрытой акваторией, обеспечивающей стоянку кораблей до эсминца включительно, и дислоцируется постоянный гарнизон численностью более 500 человек.

foto111

Процесс создания китайцами искусственного острова Спрайтли в ЮКМ, Фото: http://soloway.me/

А к 2020 – 2022 году, когда остров планируется расширить в пять раз по сравнению с нынешним, Китай обещает соорудить там еще и туристический кластер, чтобы возить туда до миллиона туристов ежегодно.

small-island-in-south-china-sea

Появление острова Спрайтли в ЮКМ, Фото: http://zele.ru/

Как там будет дальше с туристами время покажет, но на данный момент следует признать, что Пекин по факту обошел все остальные спорящие стороны, и уже установил контроль над Южно-Китайским морем явочным порядком. Его главной целью на данный момент является простая легализация текущего положения вещей на международном уровне. Остальные претенденты с реакцией безнадежно опоздали. Кроме того, не имея сопоставимых ресурсов, насыпать собственные острова не смогли. Потому высадили лишь крошечные временные гарнизоны там, где это вообще получилось. Таким образом, их присутствие, во-первых, чисто символично, во-вторых, никак уже не меняет текущего положения.

От энергетики к военному делу

Весь изложенное выше необходимо для понимания реального положения вещей, как в части истинных причин конфликта, так и в смысле условий ведения возможной войны. В том числе, понимания ее целей, задач и степени их достижимости военными способами.

Сам по себе конфликт действительно есть. На местном уровне, за счет реализации своего финансового и технического превосходства, Китай сильно отодвигает Вьетнам, Бруней, Малайзию, Тайвань и Филиппины от большого денежного фонтана. На глобальном – он откровенно игнорирует ведущую роль США, просто ставя гегемона перед фактом своих действий. Последнее для Америки  особенно неприятно, так как Филиппины являются “зоной американских интересов” еще с последней четверти XIX века. Следовательно, Вашингтон вынужден вступить на защиту ущемленных экономических интересов Манилы. Впрочем, не только экономических. Все попытки упомянутых стран намекнуть на угрозу оружием, натыкаются на растущую жесткость китайского военного ответа. Спорные острова стали  патрулироваться легкими кораблями китайского флота, демонстрирующими свою полную решимость применять оружие на поражение.

Так что на счет риска возникновения войны аналитики RAND совершенно правы.  Для сохранения политического влияния Соединенным Штатам крайне необходимо подтвердить свою ведущую роль в регионе. Иначе не то что с Вьетнамом или Брунеем, пересмотру, сильно не в пользу США, могут оказаться подвержены даже отношения с Филиппинами. Но ставшая за прошедшие 30 лет привычной стратегия “проецирования силы” в отношении Китая сегодня больше не работает.

В октябре 2015 года в 12-мильную зону островов Спрайтли, которую Китай уже называет своей, вошел американский эсминец USS Lassen. Китайцы не только не испугались, но и в разговоре с начальником штаба ВМС США адмиралом Джоном Ричардсоном, командующий ВМС НОАК адмирал У Шенли, назвал инцидент “опасным и провокационным”. Он подчеркнул, что если американская сторона не изменит свою политику, это может привести к непредсказуемым последствиями. Но и американцам отступать фактически некуда. Они вынуждены поднять ставки.

uss-lassen-opt

Эсминец USS Lassen (США), Фото: defence.ru

В марте 2016 года 7й флот США начал учения “по демонстрации американского военного присутствия” отправив в Южно-Китайском море авианосную ударную группу в составе авианосца John C. Stennis, двух ракетных крейсеров, двух эсминцев и кораблей снабжения. Опять не помогло. Более того, привело к скандалу. Однажды,  внутри противолодочного барьера, в прямой видимости от авианосца, совершенно неожиданно для американских моряков, всплыла китайская подводная лодка.

type_093

Подводная лодка, Тип-093 (Китай), Фото: http://army-news.ru/

Вот только что ее не было, и вот она уже есть. Всплыла. Подняла флаг и гюйс. Демонстративно секстаном уточнила свое местоположение по солнцу. И снова погрузилась. А еще через час силы противолодочной обороны авианосной группы ее потеряли. Всем, кто хоть немного понимает в военно-морском деле, суть китайского намека абсолютно понятна. Имей такой приказ, эта лодка американский авианосец бы гарантированно потопила.

1020761665

Авианосец John C. Stennis (США), Фото: http://sputnik.by/

Дальше началась цепочка взаимно-ответных действий. В мае китайский ракетный эсминец “Хуфэй”, ракетный сторожевой корабль “Санья” и судно обеспечения “Хунху” начинают собственные учения в Южно-Китайском море. Позднее там, а также в восточной части Индийского океана и на западе Тихого начинаются совместные учения флотов Китая и России.

52D_201311_05-opt

Ракетный эсминец “Hefei” (Китай), Фото: http://bastion-karpenko.ru/

По ходу дела происходит мобилизация китайской береговой авиации и частей морской пехоты НОАК в зоне учений. В том числе усиливаются военные группировка на островах Спрайтли и Сиша (китайское название Парасельских островов), а также Бэйхайского флота ВМС НОАК.

Теперь уже Вашингтон вынужден демонстрировать бесстрашие и направить к Спрайтли самолет-разведчик RC-135, который, не смотря на три прямых предупреждения, батарея ПВО острова не решилась сбить.

460749

Самолет-разведчик RC-135 (США), Фото: http://sputniknewslv.com/

Однако поднятый с авиабазы истребитель-перехватчик J-10 решительными и, как потом заявил Вашингтон, грозящими столкновением, действиями, вынудил американца из спорной зоны уйти. Схожий инцидент над островом случился в мае, когда два китайский истребителя таким же образом отогнали американский палубный разведчик EP-3.

j10_6

Истребитель-перехватчик J-10 (Китай), Фото: testpilot.ru

Но в этот раз, вскоре после происшествия, в китайской англоязычной газете The Global Times вышла статья, в которой прямо говорилось: “большинство китайцев надеются, что в следующий раз китайский летчик подобный самолет-разведчик собьет”. Американцы полеты прекратили, но перебросили в регион еще одну авианосную группу во главе с авианосцем Ronald Reagan. А с учетом подтянутых туда кораблей 3го американского флота, общая численность группировки ВМС США в Южно-Китайском море достигла 80 кораблей и 140 самолетов.

Козыри выложили, что теперь

Но что делать с этим дальше, американское командование не представляет. В классическом военном понимании воевать не за что и, не смотря на полторы сотни самолетов, в общем-то нечем. Теоретически, задача остановки китайской экспансии малыми военными инструментами вообще не решается. Разбомбить огромную кучу песка на атолле Спрайтли? Ну, допустим, а дальше что? Китайцы пришлют десяток землечерпалок и намоют новую. Топить землечерпалки? Акватория Южно-Китайского моря прочно прикрывается береговой авиацией и береговыми зенитными ракетами. Считается, что они хуже российских, но что китайские подлодки ни за что не в состоянии преодолеть систему противолодочной обороны американского авианосного соединения тоже до недавнего времени считалось истиной в конечной инстанции. Ровно до мая текущего года. Больше не считается.

Таким образом, сложилась откровенно патовая ситуация. Захватить контроль над акваторией можно, но удержать его сколько-нибудь долго нельзя. Дальше или высаживать десант на пляжи континентального Китая или отходить. Но у США не стоит задачи уничтожить сам Китай. Слишком высока степень взаимной экономической и финансовой связности. Кроме того, без применения стратегического ядерного оружия она не может быть решена в принципе. Но это оружие у Китая тоже есть. И точно также никто не знает степени эго эффективности. Равно как загадкой для всех является реальный уровень эффективности американских ПРО. И проверять их в действительности никто не желает тоже. Во всяком случае не ради большой кучи песка посреди какого-то “китайского” моря, пусть даже совершенно южного.  Да и сухопутной армии нужного размера у США для подобной операции тоже нет. И взять ее неоткуда. Даже если бы на это удалось как-то наскрести пару сотен миллиардов долларов. Которых у Америки тоже нет.  А раз победа с самого начала недостижима, то зачем вообще начинать войну? Но, увы, бездействие для американской репутации оказывается едва ли не хуже прямого поражения. Имея, как она говорит, сильнейший в мире флот, Америка не может приструнить китайцев в море? Тогда чего на самом деле стоит этот ее хваленый флот? И в чем еще Штаты “уже далеко не так сильны, как пытаются казаться”?

Выходит так, что Америке с Китаем обязательно нужна война, но какая-нибудь такая, чтобы непосредственно США в ней не участвовали. Например, в формате “советского” Афганистана. С этой целью Вашингтон подталкивал Манилу подать против Китая иск в Гаагский арбитраж. Расчет строится на попытку столкнуть лбами Китай и Филиппины. Вплоть до прямой войны непосредственно. Но и тут американцы откровенно просчитались. На первое заседание в Гаагу 12 июля китайцы просто не явились. Более того, они официально объявили об отказе признавать любые гаагские решения. Иначе война? Да пожалуйста!

Дело в том, что в общем Пекин тоже совсем не против какой-нибудь небольшой локальной войны. После неудачного для себя вьетнамского инцидента 1984 года, Китай очень сильно модернизировал свою армию. Фактически создав ее с нуля на новом организационном, тактическом, оперативном и техническом уровнях. Проблема лишь в том, что, как и командование РККА в конце 30х, Генштаб и Политбюро КПК истинного результат проделанной работы не знают. А это плохо. Геополитическое положение страны уже требует наличия хорошего военного инструмента. Ситуация, когда армия есть, но ее реальные возможности неизвестны, больше недопустима.

Открытый военный конфликт, скажем, с теми же Филиппинами, для тестирования НОАК рассматривается Пекином как вполне себе неплохой вариант. Тем более заманчивый, что в общем, для победы даже не требуется ничего особенно захватывать или удерживать. Тем более, не идет речи ни о каком присоединении Филиппин к Китаю, что позволяет произвести показательную порку местной армии без обременительного удержания контроля над островами потом. Придти, вклеить, потопить все, что способно плавать, уйти. Победа. Кстати, Манила вероятность такого сценария тоже понимает очень хорошо, потому ни на какое военное обострение с Китаем не идет. Только юридически. Только в Гааге. Только в рамках дипломатических протестов.

Одно верно, ружье может выстрелить

В общем, аналитики RAND Corp. главный момент отметили верно. Серьезная война между Китаем и США может возникнуть только случайно, что является самым неприятным и наиболее разрушительным вариантом развития событий. Например, под давлением своих гражданских политиков, американский флот снова отправляет палубного разведчика к островам. Китайцы его сбивают. Американцы наносят удар ракетами по Спрайтли, чтобы показать, что они отомстили. Но это означает прямой публичный военный удар по территории, которую Китай официально называет суверенной. Ответом неизбежно становится удар по АУГ ВМС США. Наверняка комбинированный, включающий применение по сей день загадочных, но реально существующих и состоящих на вооружении НОАК баллистических противокорабельных ракет Дунфэн DF21d.

1386272116_df-21

Баллистические противокорабельные ракеты Дунфэн DF21d (Китай), Фото: http://topwar.ru/

При любом раскладе потопление какого-то количества американских кораблей неизбежно. Скорее всего, ко дну пойдет и как минимум один авианосец, так как именно они являются главной целью в море. На протяжении всей истории после ВМВ на международной арене США всегда жестко постулировали одно правило: любое нападение на авианосцы всегда однозначно трактуется Вашингтоном как прямое вооруженное нападение на сами Соединенные Штаты. Со всеми вытекающими автоматическими однозначными жесткими последствиями. И в этом случае, дело вполне имеет ненулевую вероятность быстро выскочить на уровень  обмена ядренбатонами.

ASBM Graphic

Иллюстрация: http://3.bp.blogspot.com/

Правда, аналитики в докладе специально подчеркивают, что Америка удар первой ни в коем случае не нанесет. И вообще, вступать в войну с Китаем она не желает. Тем самым давая понять, что к бряцанию оружием ее подталкивают только геополитические обстоятельства, но дальше бряцания она сама идти боится. С одной стороны, это плохо, так как создает предпосылки случайного возникновения ядерного Армагеддона в Южно-Китайском море. Но в то же время, все это слишком хорошо понимается обеими сторонами, а значит позволяет и дальше ограничиться простым деланием вида, когда Вашингтон ругается, а китайская панда слушает и ест.

А еще лет через несколько китайцы просто начнут обустраивать стационарные скважины за свой счет и начнут качать нефть и газ, как у себя дома. Мир повозмущается и примет это как должное.

F201205081001271213910348

Первая китайская глубоководная буровая платформа в ЮКМ, Фото: http://russian.people.com.cn/

А самое тут поразительное заключается в том, что все  эти события вызваны появлением у Китая собственной морской глубоководной буровой платформы. И пусть сейчас кто-нибудь попробует сказать, что обычная энергетика не имеет отношения к геополитике и не влияет на международные политические, а то и военные, решения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
BorisAlestar
2016-08-26 11:24:36
Энергетика, влияющая на геополитику - это и есть геоэнергетика) Ну, если кто-то еще сомневается в правомочности существования такого термина.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

PASSWORD RESET

REGISTER


LOG IN